Linkuri accesibilitate

Политика и кино неразделимы

Реакция вашингтонских политиков на фильм Zero Dark Thirty, номинированный на пять "Оскаров", оказалась острой.

Картина Кэтрин Бигелоу, известная в российском прокате как “Цель номер один”, рассказывает о десятилетних поисках лидера “Аль-Каиды” Усамы бин Ладена американскими спецслужбами. Для пущей достоверности Бигелоу и сценарист Марк Боул обратились за помощью в ЦРУ и Пентагон и получили беспрецедентный доступ к информации. Вероятно, высокие должностные лица считали, что дают руководящие указания труженикам кинематографии, по голливудской традиции лояльным президенту-демократу, который считает ликвидацию главаря “Аль-Каиды” одним из своих главных достижений.

Но Боул и Бигелоу обманули эти ожидания. Вместо панегирика получился проблемный фильм, ставящий неприятные вопросы, и самый неприятный из них – необходимо ли было пытать задержанных по подозрению в терроризме, чтобы получить информацию, которая позволила напасть на след бин Ладена. По фильму получается, что необходимо.

Эту версию категорически опроверг исполняющий обязанности директора ЦРУ Майкл Моррелл. Он заявил, что не позволит Голливуду "бросить тень" на сотрудников агентства, погибших при исполнении долга. Сенаторы Джон Маккейн, Дайанн Файнстайн и Карл Левин еще до выхода картины в прокат направили письмо главе компании Sony Pictures Entertainment Майклу Линтону, в котором потребовали от создателей ленты ясно заявить, что в части, касающейся пыток, она основана не на фактах, а на вымысле: "Применение пыток в борьбе с терроризмом нанесло серьезный ущерб ценностям и репутации Америки и не может быть оправдано или приукрашено. Оно остается пятном на нашей национальной совести. Мы не можем себе позволить вернуться в те мрачные времена, однако продукция вашей студии культивирует миф, что пытки эффективны. Ваш общественный и моральный долг – правдиво обращаться с фактами".

Когда это обращение не возымело действия, сенаторы решили провести расследование того, как сотрудники спецслужб общались с авторами картины. Спокойнее отнесся к фильму министр обороны Леон Панетта, во время охоты на Усаму бин Ладена занимавший пост директора ЦРУ: он подтвердил, что "жесткие допросы" сыграли некоторую роль в операции, но подчеркнул, что Zerо Dark Thirty – "всего лишь кино" и не стоит реагировать на него так нервно.

Однако дальнейшая полемика в обществе вокруг вопроса о допустимости пыток показывает, насколько метко попал фильм Бигелоу в болезненную точку и насколько важную роль может играть киноиндустрия в общественной жизни страны.
"Оскар" между кино и политикой

Подкаст "Американских вопросов" с Андреем Загданским, Брайаном Уитмором и Валентином Барышниковым

Голливуд привычно называют "фабрикой грез", но в его продукции всегда важное место занимал политический кинематограф. Собственно, кино, как любое искусство, касается людей, общества и потому всегда является формой политики. Однако новый фильм Бигелоу – не просто отражение политической проблемы в кино. Это улица с двусторонним движением: фильм не только является отражением реальной жизни, вбирая в себя политику, но сам, в свою очередь, становится источником политической полемики и фактором, влияющим на реальную жизнь. Это тоже вполне привычно Голливуду.

Легендарная политическая драма 1939 года “Мистер Смит едет в Вашингтон”, снятая одним из крупнейших кинорежиссеров Америки, мастером социального жанра Фрэнком Капрой, – вызвала политический скандал, чем-то, кстати, похожий на нынешнюю историю с Бигелоу. Политики в Вашингтоне обиделись на то, как Капра изобразил Сенат, и говорили, что фильм дает миру неверные представления о Соединенных Штатах. У зрителей, однако, лента имела успех, получила 11 номинаций на “Оскар” и, в итоге, одну премию – за оригинальный сценарий.

Сама церемония “Оскара” – квинтэссенция величия Голливуда – не раз становилась площадкой для политических акций. 27 марта 1973 года на сцену вместо Марлона Брандо, получившего “Оскар” за роль в “Крестном отце”, вышла активистка движения за права индейцев по имени Сашин Маленькое перо, царственным жестом отклонила протянутую Роджером Муром статуэтку и объявила, что от имени Брандо отказывается от награды в знак протеста против отношения киноиндустрии к коренному населению Америки, а также из-за вооруженного противостояния между активистами движения за права индейцев и властей в местечке Раненое Колено.



После этой истории на “Оскарах” было запрещено получать премии кому бы то ни было, кроме самих лауреатов.

Другой пример использования сцены “Оскара” для прямых политических акций – выступление Майкла Мура 23 марта 2003 года. Режиссер использовал речь при получении “Оскара“ за фильм “Боулинг для Колумбины”, посвященный проблеме контроля над оружием, для того чтобы провозгласить свое решительное несогласие с только что начавшейся операцией американских сил в Ираке. Мур назвал Буша-младшего фиктивным президентом (тут надо вспомнить, что Буш одержал спорную победу над Альбертом Гором в 2000 году). “Позор вам, господин Буш”, кричал Мур со сцены, но зал, только что аплодировавший ему, разразился криками “бу-у”.



Полтора года спустя Мур решил не выдвигать на “Оскар” свой следующий фильм “Фаренгейт 9/11” (с жесткой критикой Буша) и вместо этого попытаться показать ленту по телевидению максимально широкой аудитории в преддверии президентских выборов 2004 года – в прямой надежде оказать влияние на исход выборов. Кандидат демократов Джон Керри выборы 2004 года Бушу проиграл.

Этот пример возвращает нас к вопросу использования в политических целях не только сцены “Оскара”, но самого кинематографа. Документалистика, вероятно, наиболее естественный в этих целях жанр, поскольку изначально строится на политическом или социальном послании. Это послание понятно аудитории и критике и может безболезненно прозвучать уже в виде речи на торжественной церемонии, не нарушая ее плавный ход (конечно, послание речи должно совпадать с посланием фильма, вновь вспомним мы о выступлении Мура).

Образцовый пример тут – “Оскар” 2007 года фильму “Неудобная правда", посвященному просветительской кампании упоминавшегося уже Альберта Гора о проблеме глобального потепления. Гор обратился со сцены к аудитории и почти к миллиарду телезрителей со словами предупреждения о том, что борьба с изменением климата – это не политическая, но моральная проблема. Его слова встретили овацией.


Al Gore Oscar by greateggs

Однако почему на “Оскаре” порой освистывают людей, выступающих с политическими речами? Ведь у них в зале всегда находится немалая поддержка, особенно, когда речь идет о либеральной повестке. Тут может быть несколько причин. Возможно, Академия чувствует, что жесткая реальность политической речи разрушает сказку, “мир грез”, главное творение Голливуда.

Возможна другая, более профессиональная причина. Политические убеждения – плохой сценарист. Искусство кино рождается из человеческого, а идеи и концепции человеческое убивают. Голливуд политически активен, но, в первую очередь, профессионален. Может быть, поэтому чистая политика на вручении профессиональных премий вызывает отторжение – по крайней мере тогда, когда части аудитории кажется, что “Оскаром” злоупотребляют в политических целях.

Но бывает, что политика превосходно соединяется с “Оскаром” – когда их дело становится общим. В 2009 году у кинотеатра “Кодак” в Лос-Анджелесе участников церемонии встречали демонстранты из христианской общины, выступавший против однополых браков. Они держали плакаты “Бог – ваш враг”, “Бог ненавидит Обаму”, “Хит в аду” – имелся в виду Хит Леджер, который после роли в фильме “Горбатая гора” стал главным объектом для ненависти подобных активистов.

На церемонии Шон Пенн, получивший “Оскара” за роль Харви Милка – политика и борца за права геев, сказал: “Я думаю, настало время для тех, кто голосовал за запрет однополых браков, сесть и подумать о том, что их ждет великий стыд, им будет стыдно смотреть в глаза внукам, если они продолжат действовать таким образом. У нас должны быть равные права для всех”. Речь Пенна была принята с восторгом.

И сегодня политический голос “Оскара” слышен в полной мере.

За три дня до нынешней церемонии награждения 28 отставных генералов и адмиралов направили письмо создателям “Цели номер один”, призвав их использовать всеобщее внимание к “Оскару”, чтобы добиться обнародования секретного доклада сенатского комитета по разведке о программе допросов ЦРУ: “У вас будет возможность внести вклад в прояснение этого вопроса, жизненно важного для нашей страны. На красных ковровых дорожках, в речах и интервью – мы призываем вас продолжать обращаться к президенту Обаме и членам сенатского комитете с просьбой обнародовать доклад”.

“Фабрика грез” мобилизована и призвана.
XS
SM
MD
LG