Linkuri accesibilitate

Падение спроса на нефть в Европе разворачивает главный экспорт России


Добыча нефти в России в 2012 году увеличилась на 1,3% до 518 млн тонн, а общий объем ее экспорта, наоборот, сократился на 1%, до 239 млн тонн, сообщило на прошлой неделе Министерство энергетики.

80% всей экспортной нефти из России направляется в страны Европы, для которой эти поставки, по данным Европейской комиссии, покрывают около 30% внутреннего спроса. В прошлом году спрос на сырую нефть в Европе, по предварительным европейским же оценкам, сократился на 3–4%, а в целом за два последних года – на 5,5–6%.

На этом фоне “Роснефть” приглашает к переговорам о возможном расширении своих поставок крупнейшую нефтегазовую компанию Китая – CNPC. Руководители двух компаний встречались в Москве в понедельник, договорившись о новой встрече в феврале-марте.

ЗАПАД – ВОСТОК
Компания “Роснефть” уже поставляет в Китай по 15 млн тонн нефти в год, что предусмотрено 20-летним соглашением, вступившем в силу с января 2011 года. Теперь речь идет о дополнительных поставках – еще по 10 млн тонн ежегодно. Для сравнения, это примерно 5% нынешнего российского экспорта нефти в Европу.


ВСТО выходит к порту Козьмино в Находке

ВСТО выходит к порту Козьмино в Находке

По идее, у “Роснефти” два варианта. Она может расширить свои поставки в северо-восточный Китай через Дальний Восток по новому нефтепроводу “Восточная Сибирь – Тихий океан” (ВСТО) – за счет тех месторождений в Восточной Сибири, которые она получает теперь в результате покупки компании “ТНК-ВР”.

Другой вариант – продавать в Китай нефть марки Urals, добываемую на месторождениях Западной Сибири и традиционно поставляемую российскими компаниями в Европу. Но транспортировать ее уже в северо-западный Китай – через территорию Казахстана, который осенью прошлого года под подобные российские проекты и снизил резко свой тариф за прокачку нефти. Теперь он оказывается вчетверо ниже текущих тарифов российской государственной “Транснефти” для ВСТО.

В теории второй вариант выглядит предпочтительнее, рассуждает аналитик инвестиционной компании “Уралсиб Кэпитал” Алексей Кокин. “Но нельзя исключать, что в будущем льготный ныне казахстанский тариф может и повыситься, а тариф “Транснефти”, наоборот, снизиться. Кроме того, если ВСТО, выходящий к Тихому океану, в принципе дает экспортеру нефти возможность гибкого выбора рынков сбыта, то поставки через Казахстан в Китай будут ориентированы лишь на одного и очень крупного покупателя”.

Российские нефтяные компании вполне могут переориентировать часть своего европейского экспорта на восток, полагает аналитик Raiffeisen Bank Андрей Полищук. Дело не только в высвобождающихся его объемах из-за сокращения спроса в Европе. Такая политика и соответствует их планам диверсификации направлений нефтяного экспорта в целом, чтобы меньше зависеть от европейского рынка.

Однако и в обозримом будущем нынешняя схема сохранится, уверен Полищук: восточно-сибирская нефть будет продаваться здесь же, в Азии, а в Европу, как и сегодня, будет поступать нефть Западной Сибири. “Добыча на западно-сибирских месторождениях в целом сокращается, что в определенной мере балансируется падением спроса в Европе”.

ПЕРЕРАБОТКА
В общем объеме добытой в 2012 году в России нефти доля экспорта составила 46%. Внутренняя переработка, по данным Минэнерго, увеличилась на 3,6% – до 266 млн тонн. Примерно половина этих нефтепродуктов (по данным Федеральной таможенной службы, за 11 месяцев – 125 млн тонн) также ушла на экспорт (из них 109 млн тонн – в дальнее зарубежье), в основном – в страны Европы.

В целом с января по ноябрь экспорт нефтепродуктов из России вырос почти на 10%, в отличие от сократившегося экспорта сырой нефти. Продавать продукты переработки нефти в принципе выгоднее, чем сырье, напоминает аналитик Инвестиционного финансового дома “КапиталЪ” Виталий Крюков. В последние годы российские компании стремились наращивать объемы производства именно нефтепродуктов, продавая их как на внутреннем рынке, так и на экспорт. “И уже по “остаточному” принципу экспортировали сырую нефть”.

Ситуация может измениться через 3–5 лет, когда завершится модернизация целого ряда действующих в стране нефтеперерабатывающих заводов, продолжает Крюков. Им будет требоваться меньше сырья, чем сегодня, и на внутреннем рынке может возникнуть избыток предложения сырой нефти, который надо будет куда-то экспортировать. “Ключевым рынком по-прежнему останется Европа, хотя появление трубопровода ВСТО и дает России возможность в какой-то мере балансировать поставки в западном и восточном направлении”.

URALS VS BRENT
Цена экспортируемой в Европу российской нефти сорта Urals (точнее, смеси разных сортов под этим названием) определяется ценой европейской нефти сорта Brent, добываемой в Северном море. В периоды высоких мировых цен на нефть разрыв между ними сокращается. Например, в 2012 году средняя цена Brent составила 112 долларов за баррель, а Urals – 110,5 доллара. В периоды общего снижения цен разрыв традиционно увеличивается.


Нефтепровод "Дружба" открылся в октябре 1964 года

Нефтепровод "Дружба" открылся в октябре 1964 года

При этом нефти Urals уже сегодня по объемам продается в Европе как минимум в полтора раза больше, чем нефти Brent, добыча которой сокращается значительно быстрее, чем в Западной Сибири. Иногда бывает и так, что цена российской нефти, уступающей Brent по качеству, оказывается в Европе выше, хотя и ненадолго. Причиной являются краткосрочные колебания баланса спроса и предложения на рынке Европы: часть европейских мощностей настроена на переработку именно более тяжелой российской нефти. Тем не менее, именно цены Brent, а также американской WTI остаются главными почти для всего мирового рынка нефти.

Для финансовых рынков важны не столько физические объемы торгов тем или иным видом сырья, сколько объемы торговли всевозможными финансовыми инструментами, к ним привязанными, поясняет Алексей Кокин. Объемы последней огромны, а привязаны эти инструменты в Европе традиционно именно к нефти сорта Brent. “В ценообразовании на европейском нефтяном рынке роль Urals может возрасти, однако на финансовых рынках базовыми в ценовом страховании сделок, видимо, еще долго будут оставаться контракты по Brent”.

В ближайшие годы Urals вряд ли станет для рынка таким же benchmark, как Brent, или даже ее аналогом, соглашается Андрей Полищук: для организации новых, по сути, торгов на этом рынке необходимы крупные инвестиции. “Если это и возможно, то уж точно – не в ближайшие 10 лет”.

С другой стороны, перевод даже небольшой части нынешнего российского нефтяного экспорта для Европы в другие регионы мира вполне может повлиять на европейские цены, продолжает Полищук. Да, спрос на нефть в Европе ныне сокращается, но при этом и собственная добыча здесь не увеличивается. “А это значит, что как только европейская экономика вновь начнет расти, ей может потребоваться больше импортной нефти. И тогда ценовой разрыв между Brent и Urals может сократиться еще больше”.
XS
SM
MD
LG