Linkuri accesibilitate

Зураб Абашидзе будет искать выход из тупика


Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили и дипломат Зураб Абашидзе

Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили и дипломат Зураб Абашидзе

«Иностранная оккупация части грузинской территории - это реальность»

Тема восстановления российско-грузинских отношений была актуальна ещё в ходе предвыборной кампании коалиции «Грузинская мечта». Бидзина Иванишвили не раз заявлял на митингах и в интервью, что намерен «упорядочить» эти отношения и «разложить все вопросы по полочкам».

Первым конкретным шагом стало назначение спецпредставителем правительства по отношениям с Россией опытного дипломата Зураба Абашидзе, который с 1998 по 2004 годы работал послом в Москве.

Это назначение в Грузии считают знаковым и уже внимательно анализируют каждое слово Бидзины Иванишвили по наиболее острой для страны проблеме, в том числе и его последнее заявление, в ходе представления Абашидзе:

- С Россией нас связывает история, мы долгое жили вместе, и поэтому должны сначала урегулировать, а потом поднять на новый уровень наши отношения. В России живёт много грузин, они кормят родственников в Грузии, есть множество смешанных семей, а культурные связи насчитывают века. Пока же приходится констатировать, что никаких официальных или неформальных контактов с Москвой у меня не было. Лучшего выбора, чем Европа и НАТО, не существует, но мы должны попытаться наладить дружеские отношения с Россией: то, что Саакашвили остаётся президентом, не мешает, но и не помогает восстановлению диалога с Россией после тех провокаций, которые он устроил в 2008 году, - заявил премьер-министр.

Естественно, главным препятствием на пути примирения с соседней державой в Грузии считают проблему Абхазии и Южной Осетии. Вот, например, как инициативу премьер-министра в интервью РС прокомментировал лидер грузинских беженцев из Абхазии, председатель Верховного совета абхазской автономной республики (в изгнании) Георгий Гвазава:

- Восстановление взаимоотношений всегда правильно и нормально. Особенно с таким большим соседом, как Россия. Но при этом надо учитывать все факторы. В первую очередь, надо говорить о восстановлении отношений в культурной и экономической сфере. Однако есть красные линии, которые мы никогда не сможем переступить или забыть о них. Это деокупация Грузии и связанные с ней проблемы. Это главное. Если здесь наши дипломаты добьются успеха, будет здорово. А начинать диалог нужно обязательно.

Наиболее важным для новых властей может оказаться мнение политиков, стоящих у истоков грузинской независимости. Активный участник войны в Абхазии, бывший руководитель грузинских спецслужб в 1992-1993 годах Ираклий Батиашвили сказал в беседе с корреспондентом РС Георгием Кабаладзе, что главной темой будущих переговоров должна стать деоккупация страны:

- Надо начинать серьезный разговор о деоккупации Абхазии и Цхинвальского региона. Необходимы реальный переговоры, реальный диалог на эту тему. После этого и станет ясно, есть ли серьезная перспектива развития российско-грузинских отношений.

Ираклий Батиашвили согласен и с тем, что если добиться подвижек по главному вопросу сейчас невозможно, то начать можно и с восстановления торговых и культурных связей:

- Альтернативы нет: с Россией сейчас невозможно восстановить дипломатические отношения, потому что Россия признаёт независимость двух регионов Грузии. Поэтому надо начинать с торгово-экономических и культурных связей. А потом надо сесть за стол переговоров для обсуждения кардинальных проблем. В том числе проблемы деоккупации.

Диссидент советской эпохи, один из лидеров республиканской партии Леван Бердзенишвили убеждён, что развитие отношений с Россией – запрос грузинского общества:

- В любом случае это запрос грузинского народа - об этом свидетельствуют все опросы. Очевидно, что грузинское общество требует упорядочить отношения с Россией. Говорить с нашим соседом надо. Если есть хоть какая-то возможность, мы должны использовать все шансы.

По мнению собеседника РС, общность религии и культуры не сможет стать определяющим фактором в этом процессе:

- Конечно, всё это будет использовано, но, как говорил великий грузинский поэт Николоз Бараташвили, «общность религии ничего не значит, когда нации отличаются друг от друга по нраву». К сожалению, эта общность нам ничего не дала, и Россия нашла общий язык с католической Польшей легче и раньше, чем с Грузией.

Один из лидеров пропрезидентской партии Давид Дарчиашвили уверен, что будущее отношений между Россией и Грузии зависит от того, сможет ли Россия воспринять Грузию как равноправного партнёра:

- Отношения обязательно восстановятся – просто некуда деваться, потому что география, культура и история диктуют. Но всё зависит от того, будет ли российское руководство воспринимать Грузию как независимое государство, которое проводит собственную внешнюю и внутреннюю политику и имеет свою территорию – определённую международным правом. Пока этого не будет, не может быть нормальных взаимоотношений.

Сам Зураб Абашидзе, назначенный специальным представителем по связям с Российской Федерацией, заявил в интервью РС, что считает правовую ситуацию в контактах между Тбилиси и Москвой тупиковой. Тем не менее, по мнению Абашидзе, возобновление российско-грузинских политических контактов позволит сторонам со временем приступить к обсуждению вопроса о статусе Южной Осетии и Абхазии, независимость которых не признана в мирового сообществе почти никем, кроме России.

- Вы считаете события августа 2008 года оккупацией грузинских территорий?

- Как бы я ни считал, в Грузии принят закон о российской оккупации национальной территории. Оккупацией считает события августа 2008 года вся международная общественность, за исключением 2-3 стран. Этот термин зафиксирован во многих международных документах. Так что - это реальность.

- Как вы представляете себе возобновление политических (или не политических) контактов с российскими представителями?

- Я назначен для того, чтобы попытаться наладить политический прежде всего диалог. Безусловно, женевский формат контактов между представителями Москвы и Тбилиси должен быть сохранен. Но теперь речь идет и о новом независимом формате переговоров для того, чтобы попытаться обсудить более широкий круг вопросов, начиная с вопросов безопасности, региональных тем, экономики, торговых связей и так далее. Сейчас Тбилиси делает конкретный шаг. Об этом решении в Москве, наверное, уже знают. Специальное сообщение вскоре будет направлено в Кремль по дипломатическим каналам. Так что, мы ожидаем реакции российской стороны.

- Верно ли я вас понимаю, что вопрос о статусе Южной Осетии и Абхазии не будет обсуждаться?

- Мы еще точно не знаем, начнется ли этот диалог вообще, все зависит от желания и политической воли российской стороны. Если такой диалог начнется, то на каком-то его этапе, безусловно, вопросы статуса будут обсуждаться, поскольку это кардинальные вопросы в наших взаимоотношениях. На каком этапе - я сейчас затрудняюсь сказать.

- О чем бы вы могли уже сейчас говорить с Москвой?

- Наверное, лучше начать с тем, которые ни у кого не вызывают особых отрицательных эмоций, с вопросов, которые легче решать - гуманитарные вопросы, торгово-экономические вопросы, вопросы безопасности, которые связаны с теми вызовами, с которыми сталкиваются и Грузия, и Россия (это и терроризм, и торговля оружием, и наркотрафик). Остальное подскажет сама динамика этого процесса. Если будет какое-то продвижение вперед, перейдем к более сложным вопросам, попытаемся их тоже решать. Иллюзий мы не питаем и не думаем, что ощутимые результаты сразу придут. Ситуация в контактах Москвы и Тбилиси - почти что тупиковая в правовом отношении из-за признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Надо искать выходы из этого тупика.

- Какова сейчас позиция грузинских властей по вопросу проведения Сочинской Олимпиады?

- Премьер-министр Иванишвили заявил, что мы позитивно относимся к тому, что Олимпиада проводится в России. Но какое будет конкретное окончательное решение - примет ли Грузия в этих Играх участие, или не примет - это зависит от некоторых вопросов, которые надо обсудить с российскими коллегами, поскольку есть масса нюансов, влияющих на такое решение.

- У президента Саакашвили и премьер-министра Иванишвили, как известно, разные взгляды на способы восстановления отношений между Москвой и Тбилиси. Не помешает ли это вашей работе и диалогу с Москвой, как вы думаете?

- Моя должность называется так - специальный представитель премьер-министра Грузии по связям с РФ. Я абсолютно не чувствую, что новые грузинские политические реалии, возникшие после выборов, мне в чем-то мешают. В Грузии политическая ситуация изменилась в корне. Думаю, что это видят и в Москве, и соответствующим образом оценивают.

- Во время пребывания у власти в Грузии президента Эдуарда Шеварднадзе вы были послом своей страны в Москве. Очевидно, у вас сохранились многочисленные рабочие, может быть, и личные связи с представителями российской политической и общественной элиты. Вы собираетесь использовать неформальную дипломатию для решения своих задач?

- На данном этапе мы пошли официальным открытым путем, то есть без всяких «кулуарных движений». После обсуждения, подготовки позиции в правительстве этого вопроса, мы сразу сделали заявление и протянули руку российской стороне, никакой кулуарной подготовки не проводили. Если выстроится этот новый формат, безусловно, я со своими друзьями встречусь, с многочисленными знакомыми, которые в Москве живут, с которыми я поддерживаю связь все эти годы.

- Вы работали в Москве в период пребывания там Бидзины Иванишвили в качестве бизнесмена. Какие отношения вас связывали тогда и связывают сейчас?

- У меня в Москве очень хорошие отношения были с Иванишвили, и сейчас в них ничего не изменилось.
XS
SM
MD
LG