Linkuri accesibilitate

Программу “Базель-3” страны G20 намеревались согласовать еще год назад

В эти выходные в Мексике пройдет очередная встреча министров финансов и руководителей центральных банков стран G20. Среди важнейших вопросов повестки – новые, более жесткие нормативы регулирования деятельности банков, известные как “Базель-3”. Их поэтапное внедрение должно начаться с января будущего года, что теперь фактически оказывается под вопросом.

Участниками Базельского комитета международного банковского регулирования, созданного в 1974 году, являются сегодня 27 стран мира, включая все страны G20. Ныне действующие соглашение, известное как "Базель-2", появилось сравнительно недавно, в 2004 году. Его нормативы (достаточности собственного капитала банков) были внедрены в Японии в 2007 году, в Европейском союзе – в 2008, в США – в 2009 году. Однако мировой финансовый кризис резко ускорил появление нового соглашения, которое было предварительно согласовано странами-участницами в сентябре 2010 года.

Одно из главных его положений - действующие нормативы достаточности собственного капитала банков, предусмотренные соглашением "Базель-2", в течение шести лет, с 2013 по 2018 год, должны быть повышены более чем втрое, включая создание банками дополнительных, антикризисных резервов.

Кроме того, впервые эти нормативы перестают быть просто рекомендациями отдельным странам и превращаются в жесткие требования к ним, имеющие юридическую силу, отмечает научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессор Михаил Бернштам. То есть центральные банки соответствующих стран наделяются не только полномочиями, но даже обязательствами - наказывать коммерческие банки, если они не соблюдают эти нормативы. А среди предусматриваемых наказаний – например, запрет на выплаты дивидендов акционерам банка или бонусов его менеджменту.

Сам переход к требованиям соглашения "Базель-3" по-разному отразится на банках западных стран, учитывая отличия в самой организации национальных банковских систем. Банки континентальной Европы в целом капитализированы в значительно меньшей степени, чем британские или американские, отмечают европейские же эксперты. Поэтому европейским банкам теперь, чтобы соответствовать требованиям соглашения "Базель-3", потребуется наращивать капитал в большей степени.

Этим отчасти объясняется позиция, например, Германии, настаивавшей как на меньшем ужесточении действующих нормативов устойчивости банков, так и на более продолжительном переходном периоде внедрения новых. Европейская, и особенно немецкая, банковская система, сильно отличается от англо-саксонской, поясняет сотрудник исследовательского отдела Deutsche Bank во Франкфурте Николаус Хайнен. В Германии много так называемых "товарищеских" или "общественных" банков – например, системы Sparkasse или Volksbank. У них - совсем другая банковская структура, иная философия бизнеса.

Вот почему, как подчеркивают власти, этим банкам необходим более длительный переходный период, чтобы в итоге соответствовать всем жестким требованиям соглашения "Базель-3", продолжает Хайнен. Ведь требование резко увеличить собственный капитал сопряжено для них с определенным риском того, что привычные им банковские функции будут в определенной мере ограничены.

“Я не исключаю, что в течение переходного периода в банковском секторе Европы произойдет некий "естественный отбор", - прогнозирует Николаус Хайнен. Те банки, которые будут избегать рискованных финансовых операций, вполне смогут ужиться с новыми, гораздо более жесткими требованиями, другим же придется всерьез пересмотреть свой бизнес. Но всем предстоит весьма нелегкий период”.

Оба международных соглашения – и действующее "Базель-2", и новое - "Базель-3", как и первое из них - "Базель-1", которое начали внедрять в 1992 году, подразумевает правила регулирования именно банковского сектора тех или иных стран. Однако за последние 10-15 лет в мире стремительно расширялась фактически "параллельная" система, представленная многочисленными небанковскими финансовыми компаниями, напоминает Михаил Бернштам. Это инвестиционные банки, хедж-фонды или взаимные паевые фонды, страховые компании или финансовые подразделения крупных промышленных корпораций.

На долю этой "параллельной" системы уже приходится чуть ли половина всех активов финансового сектора в США, поясняет Михаил Бернштам, в странах Западной Европы эта доля меньше - примерно от четверти до одной трети. “В значительной мере именно эта система породила недавний финансовый кризис. Однако требования "Базель-3" на них не распространяются!”

Ровно год назад, на предпоследнем саммите стран G20, состоявшемся в начале ноября Каннах, был согласован перечень из 29 крупных международных банков (17 – в Европе, 8 – в США и 4 – в Азии), которым было предписано нарастить собственный капитал в течение ближайших четырех лет, а не шести, как для остальных. Причем - до уровней, значительно превышающих требования соглашения “Базель-3”. А сами эти требования решено было согласовать окончательно в течение двух-трех месяцев.

Нынешняя встреча руководителей финансовых ведомств стран G20 – последняя перед запланированным на январь будущего года началом внедрения новых нормативов для банков. Но разногласий по ним меньше не стало. В частности, США и Великобритания считают новую систему чрезмерно сложной, ряд европейских стран призывают к ее существенной переработке, тогда как Канада, например, готова настаивать на внедрении новых требований в ранее согласованные сроки.

Однако, судя по многочисленным информационным сообщениям последних дней, мало кто ожидает заметного продвижения в этом направлении. Более того, уже известно, что на встречу в Мексике не приедут руководитель Европейского центрального банка, министры финансов США и Франции. Под вопросом – участие министра финансов Бразилии и первых лиц в делегации Китая. А министр финансов Германии в интервью агентству Reuters в канун встречи в Мексике заявил, что не видит большой беды в том, что начало внедрения новых требований может быть отложено.
XS
SM
MD
LG