Linkuri accesibilitate

Мысли на Висле


Эрнест Варданян, политолог, журналист.

Эрнест Варданян, политолог, журналист.

В эти дни мне выпала возможность поехать в Варшаву на конференцию ОБСЕ по человеческому измерению. Коллеги из организации Promo-Lex включили меня в список участников, за что я очень признателен им.

Польскую столицу я увидел во второй раз – впервые на берега Вислы я попал ровно год назад, в рамках другой программы. В этот раз мне предстояло выступить с коротеньким двухминутным докладом на тему свободы слова в Приднестровье. Тема близкая, исследованная мною вдоль и поперек и прочувствованная на собственной шкуре. Но, собственно, речь не о докладе.

Более 200 участников из 56 государств-членов ОБСЕ говорили о проблемах соблюдения прав человека. Разумеется, наибольшее количество сложных ситуаций зафиксировано на постсоветском пространстве: Центральная Азия, Азербайджан, Беларусь.

Но отметить я бы хотел выступление делегации Российской Федерации. Все три раза, когда официальные представители из Москвы получали слово, они говорили исключительно о том, как плохо обстоят дела на Западе. Критиковали Обаму, парировали нападки на Москву по законопроекту «Об иностранных агентах», пресекали дискуссии по делу Pussy Riot.

Я далек от иллюзий по поводу того, что в западном мире решительно нет никаких проблем со свободой слова. Более того, мне понравилось, когда россияне привели ряд конкретных примеров о нарушениях в США и ЕС, особенно говоря о положении русскоязычного населения Латвии и Эстонии.

Однако тон и содержание выступлений московских гостей звучали диссонансом на фоне других. Некоторые представители постсоветских стран, например, официальная делегация Казахстана, бодро рапортовали о «поступательном развитии гражданского общества и свободы информации», хотя как раз гражданские активисты утверждали обратное. Но казахи, по крайней мере, говорили о себе – плохо ли, хорошо ли, но о себе.

И только россияне все свои выступления за первые два дня целиком посвятили контратакам. Я все понимаю: Россия считает своим долгом отражать внешние нападки, но неужели в самой стране решены все проблемы в области прав человека, особенно в части, касающейся свободы слова? Только ленивый не раскритиковал намерения ряда государств ввести уголовную ответственность за клевету. И именно этот законопроект собираются принять в России да еще в Украине. Не говоря о ставшем притчей во языцех законе «Об иностранных агентах», который еще не прошел все стадии согласования и принятия, но уже стал головной болью для правозащитников.

Федеральные российские каналы давно уже превращены в зомбоящики, где звучит только та информация, которая нужна верхам. Неужто это считается нормальным для страны, которая тычет другим на их нарушения, не видя соринки в своем глазу? Вопрос риторический, и я не жду на него ответа.

Другим интересным для меня эпизодом стал тематический семинар о судьбе шведского «праведника мира» Рауля Валленберга, спасшего в конце Второй Мировой войны тысячи венгерских евреев. Я давно интересовался этой страницей истории и рад тому, что мне удалось послушать выступление шведского публициста Ингрид Карлберг. Она очень подробно и наглядно рассказала о трагической судьбе своего соотечественника, сгинувшего в застенках НКГБ СССР. Единственный вопрос, на который я так и не получил ответа на семинаре: почему же Валленберг, подданный нейтральной Швеции, был арестован и так и не вышел из тюрьмы? Думаю, мне нужно будет поискать соответствующую литературу по теме, ибо ответ на этот не праздный вопрос важен.

Конференция ОБСЕ продолжает работу. Что еще интересного приготовят делегаты крупного форума?

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG