Linkuri accesibilitate

Годовщина "рокировки" Путин-Медведев как точка отсчета


Протесты против власти в России начались год назад с объявления о "рокировке"...

Протесты против власти в России начались год назад с объявления о "рокировке"...

Сегодня годовщина 12-го съезда Единой России, на котором Дмитрий Медведев предложил Владимиру Путину вновь стать президентом. Это событие стало отправной точкой нарастания протестных настроений в обществе.

Ровно год назад на съезде партии "Единая Россия" тогдашний президент страны Дмитрий Медведев поддержал выдвижение кандидатуры премьер-министра Владимира Путина на президентских выборах 2012 года. Делегаты аплодировали стоя и единогласно поддержали инициативу Медведева. Это событие, названное в СМИ и блогах «рокировкой», пробудило протестные настроения у тех россиян, которые раньше даже не думали об участии в митингах. В основном это люди в возрасте около 30 лет, представители среднего, или «креативного», класса. За прошедший год в социальных сетях появилось немало активных граждан, объединившихся в так называемые группы протестных действий.

Представитель группы сопротивления Александр Щербаков, 35 лет, связист, в свободное от работы время расклеивает антипутинские стикеры и раздает самоизданные газеты в поддержку Pussy Riot. Александр Щербаков отвечает на вопрос о том, было ли для него 24 сентября прошлого года особенным:

"День был особенным, потому что общество тоже, в тот момент, верило в ту обманку, которую называл президент Медведев. Честно говоря, многие думали, что Медведев пойдет на второй срок, и, как бы кто к нему не относился, какие-то надежды с этим связывали, верили. И когда мы увидели эту рокировку, сразу начали возникать сами по себе в голове неудобные для власти вопросы, обманка начала раскрываться. Дальше, как у всех, возникла идея предопределенности и все обратили очень пристальное внимание на выборы в декабре, я и все мои знакомые, то есть там шло действительно протестное голосование, там призыв Навального, не Навального, действительно все начали голосовать за кого угодно, кроме "Единой России", из тех людей, которых я знаю. Таким образом общество хотело продемонстрировать отношение с тем, что "без меня меня женили", к таким манипуляциям, что все уже решено за нас. Демократия все-таки предполагает, что народ решает, народ выбирает. Здесь уже видимость отсутствовала. То есть это были не выборы, это были "берите, что дают". Итоги мы видели, сначала на Чистых прудах, потом на Болотной площади, причем, когда шли на Болотную площадь, это было всем в новинку, многие шли, думая, что выйдет человек 20-40, что очень мало людей придет и будет жесткий разгон, и многие шли, уже сказав до свидания своим семьям на всякий случай, в том числе и я. То есть можно было ожидать чего угодно. Слава богу, что вышли такие огромные массы людей, недовольных тем, что происходит, те, которые хотят принимать участие, в управлении страной. Не говорю, что вся страна, конечно, нет, но это люди, которые создают, можно сказать, наибольший добавочный продукт, тот самый креативный класс".

Мария Баронова, 28 лет, химик по образованию, ныне одна из подозреваемых по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая, тоже впервые задумалась о выходе на митинг 24 сентября прошлого года:

"Я смотрела, по-моему, в Интернете, выяснилось, что Путин с Медведевым рассказали нам, что, в общем, на самом деле никаких планов о том, что будет реформа, и фактически в этот день у среднего класса был забран президент. То есть в тот день мы обнаружили, что не существовало ситуации, при которой у одной части России есть один президент, у другой - другой. На самом деле всегда был президент только Путин и в этот день действительно мы, многие очень, ощутили с друзьями, что возникло ощущение какой-то безысходности и того, что вообще ничего нельзя изменить и что во всем этом придется жить еще 12 лет. Я не очень люблю большое скопление людей, но в тот момент возникло ощущение, что, видимо, пора начинать присоединяться к тем, кто уже ходит на какие-то митинги, акции, что вообще надо что-то делать. Мой первый митинг был уже спустя два с половиной месяца, 5 декабря. Много, чего происходило, уголовное дело на меня заведено, я как-то поменяла свою жизнь, занимаюсь теперь совсем другими вещами. С другой стороны, все мы, люди, которые вышли тогда на митинг 5 декабря и продолжаем выходить на митинги, мы показали этой власти, что мы реально существуем, мы есть, мы не просто недовольные хомячки в Интернете, которые сидят в своих офисах и будут продолжать терпеть весь этот кошмар, который происходит в стране. 24 сентября прошлого года мы вдруг решили, что больше мы не планируем терпеть".

Очередной протестный митинг 15 сентября не собрал миллиона человек, вопреки своему названию. Есть ли разочарование у гражданских активистов? Нет, просто протестная активность становится ежедневной работой, полагает член Facebook-группы сопротивления Александр Щербаков:

"Протестное движение не пошло на спад, оно, скажем так, модифицируется. То есть прошли очень крупные митинги, вспомним 12 июня, этот день от нас не так далек, когда действительно было видно, что именно таким и должен быть День независимости России, день независимости, в том числе от нынешней жуликоватой власти. Кстати говоря, даже внутри оппозиции у нас появились некоторые расхождения. Суть в том, что митинги, по большому счету, свое дело сделали. Что они сделали? Они позволили людям консолидироваться из протестных групп, найти друг друга и, в принципе, люди, которые уже участвуют в этом протесте, для них на митингах ничего нового нет. То есть все это они уже слышали, лозунги, за исключением некоторых нюансов. Да, сейчас они стали более социальные, но в целом все равно это одно и то же. То есть в основном люди вышли еще раз продемонстрировать свое отношение, протестовать ногами. Собственно говоря, шествие получилось, оно было достаточно креативным, достаточно интересным. Опять же, я замечал, что выступающих даже среди присутствующих не особо и слушали, потому что, еще раз говорю, знали, что скажут, просто вышли за себя. Но, с другой стороны, ведется уже большая работа внутри массы этих людей, которые познакомились. Ведется работа, направленная на реформирование уже широких слоев общества, на привлечение широких слоев общества к протесту. То есть это какие-то газеты, это участие в выборах, это образовавшиеся несколько организаций, которые контролируют эти выборы, включая наш (?). То есть уже идет более конструктивная работа. То есть, понятно, что власть глуха, митингами мы уже ничего не добьемся. То есть мы можем сейчас добиваться только тем, что показывать обществу, рассказывать остальному обществу, в какой ситуации мы все оказались, и постоянно контролировать власть и ловить мошеннические действия, просто ловить жуликов за руку в момент совершения ими преступлений, правонарушений, как угодно это назовите".
XS
SM
MD
LG