Linkuri accesibilitate

Эрван Фуэре: Кишинев и Тирасполь - как никогда близко


Эрван Фуэре

Эрван Фуэре

Итоги венской встречи в формате 5+2. Насколько обоснованы упрёки Тирасполя в том что Кишинёв до сих пор не снял так называемую экономическую блокаду.


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут вместе с Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Специальный представитель главы ОБСЕ по Приднестровью утверждает, что никогда прежде Кишинев и Тирасполь не были столь близки. Эрван Фуэре специально для Радио Свободная Европа подводит итоги недавнего раунда переговоров в формате 5+2, который состоялся в Вене. И что говорят экономисты об упреках Тирасполя по поводу того, что Кишинев не ликвидировал все барьеры в области экономической деятельности между двумя берегами Днестра.

***

Свободная Европа: Специальный представитель действующего председателя ОБСЕ Эрван Фуэре сказал в интервью Валентине Урсу в Вене, где 13 сентября завершился очередной раунд переговоров по приднестровскому урегулированию, что главные переговорщики от Кишинева и Тирасполя Еуджен Карпов и Нина Штански обещали встречаться чаще и подготовить конкретные решения к следующей встрече в формате 5+2, намеченной на ноябрь.

Эрван Фуэре: Спасибо за возможность встретиться с вами, мы как раз завершили последний на этот момент раунд - четвертый с января месяца – переговоров под председательством Ирландии и я очень счастлив и доволен состоявшимися беседами, пунктами, по которым удалось договориться. В Вене интенсивно обсуждались проблемы образования, свобода передвижения и права человека. Достигнуто соглашение по интенсификации диалога по вопросам прав человека, что в равной степени затрагивает жителей обоих берегов Днестра, а также по активизации диалога с гражданским обществом и средствами массовой информации с обеих сторон, таким образом, подчеркивая их роль в поиске решений. Во всех этих областях удалось снизить расхождения между сторонами и заручиться обещанием главных переговорщиков встречаться чаще в последующие недели и месяцы с тем, чтобы на очередном, ноябрьском, раунде принять конкретные решения, способные подчеркнуть этот благоприятный момент переговоров в формате 5+2.

Валентина Урсу: Каким видится вам окончательный политический вариант урегулирования приднестровского конфликта, когда и как возможно его включение в повестку дня переговоров в формате 5+2?

Эрван Фуэре: Этот процесс действительно требует много времени, но должен сказать, что, если посмотреть на последние 20 лет, уровень взаимопонимания, достигнутый сейчас, в этом году между сторонами – самый высокий за всю историю конфликта. Думаю, эта динамика важна, она демонстрирует волю, желание двигаться вперед, добиваться прогресса. И еще: как только возникает доверие между главными переговорщиками, между обеими сторонами, этот факт начинает играть крайне важную роль в том, чтобы придать динамичность процессу урегулирования приднестровской проблемы, чтобы за одним конкретным шагом последовал другой. Поэтому наша цель – поддержать и стимулировать этот благоприятный для переговоров момент. Укреплять доверие между сторонами, помочь им прийти к конкретным решениям.

Валентина Урсу: Что вы думаете о возможной федерализации Молдовы? Этот вопрос обсуждается активно и противоречиво. Это жизнеспособный вариант?

Эрван Фуэре: Я не слышал, чтобы в наших дискуссиях использовалось это слово, и, думаю, мы дошли до такого уровня, когда подобные спекуляции и слухи не являются полезными. Разумеется, мы вместе в этом процессе, вместе ищем оптимальный путь для продвижения вперед, ищем вариант, приемлемый для обеих сторон. Это длительный процесс и, если посмотреть на другие постконфликтные переговоры, увидим, что необходимо время и терпение, поэтому слухи и спекуляции вокруг окончательной формы полезными назвать нельзя.

Валентина Урсу: Какой, по вашему мнению, статус нужно предоставить Приднестровью?

Эрван Фуэре: Все участники процесса неоднократно официально заявляли, что решение состоит в более широкой интеграции Приднестровья с соблюдением территориальной целостности Молдовы и особым статусом для Приднестровья. Это и есть наша цель.
Валентина Урсу: Кому из семерых участников переговоров следует, по вашему мнению, предложить вариант статуса для приднестровского региона?

Эрван Фуэре: Неприязнь никто не проявляет. Тот факт, что мы дошли до 4-го раунда переговоров под председательством Ирландии и через 2 месяца состоится следующая встреча, свидетельствует о том, что все участники переговоров хотят добиться прогресса, хотят подключиться максимально конструктивно. Разумеется, в конечном итоге обе стороны должны также показать положительный настрой, и нам было интересно следить за тем, как оба лидера – премьер Филат и г-н Шевчук – общались последние месяцы. Они установили личные контакты и оба понимают важность успешного продвижения к окончательному решению, попыток устранить все препятствия, которые еще есть на пути свободного передвижения между двумя берегами Днестра, сделать что-то во благо населения. Потому что, в конечном итоге, приоритет этого переговорного процесса состоит в том, чтобы дать более весомые экономические шансы жителям обоих берегов Днестра. Это то, чего хотят люди: больше рабочих мест, более широкие экономические возможности; и все, чего можем сделать мы, это помочь в этом.

Валентина Урсу: Как вы считаете, изменение статуса Соединенных Штатов Америки и Европейского Союза из наблюдателей в посредники – это приемлемый вариант?

Эрван Фуэре: Полагаю, мы доказали, что действующий формат не является помехой для крайне активных дискуссий, и не думаю, что обсуждение статуса двух названных вами наблюдателей целесообразно на данный момент. Немного ранее мы договорились по принципам ведения переговоров, обговорили повестку, и сейчас вот переходим к рассмотрению проблем по существу. Это крайне позитивная динамика.

Валентина Урсу: Существуют мнения, согласно которым ОБСЕ, ее миссия в Кишиневе и отдельные чиновники в Вене рассматривают Молдову как разменную монету для достижения „консенсуса” с Россией? Что бы вы ответили на это?

Эрван Фуэре: Не думаю, что подобные спекуляции полезны. Они не соответствуют действительности и, с нашей точки зрения, совершенно очевидно, что ОБСЕ и ее миссия в Молдове наделены четким мандатом и интенсивно работают над ним. Установлены довольно широкие контакты по обе стороны Днестра, и наша роль – поддержать эти усилия. Думаю, это способствует укреплению доверия между сторонами, особенно между главными переговорщиками от Кишинева и Тирасполя.

Валентина Урсу: ОБСЕ настойчиво требует вывода российских войск с территории Республики Молдова. Москва не выполняет взятых на себя обязательств? Значит ли это, что российские войска могут бесконечно находиться на территории нейтрального государства?

Эрван Фуэре: Это, безусловно, крайне важный вопрос, но рассматривать его мы будем в другой формуле, не в этом контексте, и все, что мы можем сделать – это поддержать свободное передвижение и сосредоточиться на нынешней конференции, которая имеет точную и ясную миссию.

Валентина Урсу: На каких условиях могла бы российская армия покинуть территорию Молдовы, если учесть, что Тирасполь упорно этому противится? Более того – тираспольская администрация согласилась на перевооружение российских военнослужащих…

Эрван Фуэре: Этот вопрос следует адресовать другим, это не моя сфера компетенции. Но в том, что касается изменения формата миссии по поддержанию мира – этот вопрос поднимался. Правда, окончательное решение по нему еще впереди, мы еще не дошли до этого этапа.

Валентина Урсу: Но когда будет выработан статус для Приднестровья, российская армия уйдет?

Эрван Фуэре: Это вопрос, вокруг которого нельзя спекулировать на этом этапе, но если посмотреть на другие мирные процессы, скажем, в Северной Ирландии, вы увидите, что проблемы безопасности – самые трудные, и они рассматриваются на последних этапах процесса. Так что важно двигаться вперед шаг за шагом, и именно это мы делает сейчас.

Валентина Урсу: Некоторые эксперты предупреждают о том, что Россия могла бы воспользоваться своим правом вето в рамках ОБСЕ для установления мандата миротворческой миссии в Приднестровье в своих интересах. Так ли это?

Эрван Фуэре: Мы всегда признавали важную роль миротворческой миссии. И важно подчеркивать этот момент. Вместе с тем, нужно быть уверенным в том, что вопрос о пересмотре формата операции по поддержанию мира поднят своевременно и рассматривается предельно внимательно. Уверен, можно найти решение, которое удовлетворит обе стороны и обеспечит гарантии безопасности жителям обоих берегов Днестра. Ведь именно об этом идет речь в конечном итоге.

Валентина Урсу: Представитель ОБСЕ, который готовит повестку встреч, иногда попадает в неловкое положение, когда одна из сторон настаивает вынести на обсуждение другие проблемы, помимо оговоренных заранее. Например, не удалось найти жизнеспособное решение вопроса об открытии моста в Гура-Быкулуй, о функционировании школ с преподаванием на румынском языке в Приднестровье; кроме того, возникают другие проблемы, связанные с банковским сектором, работой экономических агентов левобережья Днестра. Так и кажется, что стороны просто завязнут в этом потоке проблем…

Эрван Фуэре: Подчеркну два момента. Первый: удалось достичь прогресса, то есть, были приняты решения, которые уже получили большой резонанс. Второе: если есть что-то в постконфликтных процессах, о чем необходимо упоминать постоянно, так это терпение и настойчивость. И я искренне считаю и убедился в этом на наших предыдущих встречах, что мы окажемся в состоянии сделать следующие позитивные шаги на пути укрепления доверия. Конечно, уровень доверия сильно зависит от того, как принятые нами решения будут претворяться в практическую плоскость. Мы сейчас видим, что идет работа над решением тех вопросов, по которым достигнуто соглашение. И мы будем продолжать стимулировать все новые и новые шаги в этом направлении, поэтому могу сказать: да, я очень доволен тем, что главные переговорщики обещали встречаться чаще и активизировать также общение на уровне рабочих групп. Медленно, но двигаемся вперед, и этот прогресс соответствует настрою и задачам, которые поставили перед собой лидеры Кишинева и Тирасполя. Это следует из того, что было решено в июне на встрече в Германии. Это встреча была более чем примечательной, она показала, думаю, и желание обеих сторон двигаться вперед. Но для этого необходимо терпение и настойчивость. Мы в этом убедились в ходе мирного процесса в Северной Ирландии – и в конечном итоге это удалось. Уверен: то, что некоторым из участников формата 5+2 кажется непреодолимым сегодня, завтра найдет свое решение.

Валентина Урсу: Под председательством Ирландии остался лишь один раунд переговоров. Как вы считаете, удастся вам открыть мост в Гура-Быкулуй?

Эрван Фуэре:
Надеюсь, от всей души надеюсь. Потому что сами лидеры выразили в июне такое желание. Думаю, главные переговорщики должны поддержать это желание, которое разделяют и все граждане: получить свободу передвижения, иметь возможность устанавливать контакты между собой, воссоединять семьи и так далее. Так что – надеюсь. Вернее, не сомневаюсь в этом. Это вызов для обоих переговорщиков. В дискуссиях, особенно в среду, мы стали свидетелями решения многих вопросов, так что разногласий стало меньше и, уверен, оставшиеся помехи можно будет устранить. Это станет крайне важным моментом, и мне бы хотелось поехать туда до истечения мандата председателя ОБСЕ и быть там в момент торжественного открытия этого моста.

Валентина Урсу: Где вам видится объединенная Молдова – в Европейском или в Евразийском союзе?

Эрван Фуэре:
Все зависит от молдаван. Со своей стороны, мы окажем всю необходимую помощь и поддержку для улучшения их перспектив на будущее.

Валентина Урсу: Что хотели бы вы передать жителям двух берегов Днестра?

Эрван Фуэре:
Небывалый шанс открывается сейчас для достижения результатов и прогресса, которые трудно переоценить для обеспечения условий жизни и развития экономики на обоих берегах Днестра. Надеюсь и верю, что договоренности, к которым мы пришли в целях укрепления диалога между гражданским обществом и средствами массовой информации, будут способствовать устранению предрассудков, которые еще существуют, и люди с той и другой стороны смогут лучше узнать друг друга и понять, что их больше объединяет, нежели разъединяет.

Свободная Европа: Специальный представитель председателя ОБСЕ Эрван Фуэре отвечал на вопросы Валентины Урсу.

***

Свободная Европа: В процессе подготовки к раунду переговоров в формате 5+2 главный переговорщик от Приднестровья Нина Штански отметила в докладе, обнародованном в Тирасполе, что введенные Кишиневом блокадные меры в области экономической деятельности «не преодолены полностью». Не ясно, подтвердила ли Нина Штански эту позицию на переговорах за закрытыми дверями в Вене. Мы спросили исполнительного директора Центра стратегических исследований и реформ, экономиста Галину Шеларь, есть ли у Тирасполя обоснованные мотивы жаловаться на дискриминацию приднестровских экономических агентов:

Галина Шеларь

Галина Шеларь

Галина Шеларь: „Когда два берега разделены и экономические агенты в Приднестровье должны соответствовать все равно двум законодательствам – потому что именно так происходит, когда осуществляется внешнеэкономическая деятельность – так вот, когда один экономический агент должен выполнять одновременно два налоговых законодательства и два таможенных законодательства, а другой экономический агент должен выполнять только один пакет законодательства, они уже изначально находятся в неравных условиях. И в равных условиях они могут быть только когда восстановят общее экономическое пространство. Другого варианта нет”.

Свободная Европа: Может ли отменить Кишинев таможенные пошлины, взимаемые с приднестровских экономических агентов?

Галина Шеларь: „Нет. Тираспольчане не платят таможенных пошлин. Тираспольчане платят то, что им не возвращается – таможенное оформление. Кишинев этого отменить не может, потому что когда таможенники работают, они выполняют работу, и эта работа должна быть оплачена. То есть, если таможенники будут выполнять эту работу бесплатно, то, значит, таможне нужно будет каким-то образом компенсировать потери. Таможенное оформление – это оплата труда таможенных чиновников. Правильно? И это очень небольшая сумма.

Другой вопрос – то, что касается пошлин и НДС. Насколько я знаю, сейчас если товар ввозится в страну для собственного производства, то он не облагается таможенной пошлиной, НДС и так далее. Но если он ввозится в страну для последующей перепродажи, то есть это не производственный импорт, то тогда взимаются все платежи, которые должны быть произведены с точки зрения молдавского законодательства, деньги замораживаются, и когда приносятся документы от тираспольских коллег о том, что товар прибыл в Тирасполь, то эти деньги возвращаются экономическому агенту с левого берега. Безусловно, это дискриминация, потому что, вы сами понимаете, что если это какая-то дорогая партия, то суммы, которые отвлекаются, то есть которыми экономический агент не может распоряжаться, они серьезны.

Другая проблема в том, что не контачат наши банковские системы, поэтому взимается в леях, перечисляется в леях, экономический агент должен сначала перевести в рубли, потом в валюту, то есть это опять потери…

Есть проблемы и с экологическими сборами, которые берут несколько раз, не всегда корректны наши таможенники… То есть, это все, грубо говоря, издержки конфликта, и пока не будут выработаны взаимоприемлемые какие-то компромиссные механизмы сочетания двух законодательств, которые были бы удобны для экономических агентов левобережья с точки зрения ввоза в страну и вывоза из страны, для экономических агентов право- и левобережья, чтобы контакты стали выгодными с точки зрения бизнеса, у нас ничего не получится. Пока у нас есть случаи, когда два предприятия с обоих берегов пытаются работать вместе, но, к сожалению, общаться приходится им через дилеров третьих стран”.

Свободная Европа: Иными словами, используемый Тирасполем термин „экономическая блокада” преувеличен?

Галина Шеларь: „Ну, это не блокада, понимаете? Это не блокада. Понятно, что это серьезные неудобства и, в общем-то, безусловно неравные условия с точки зрения нормального функционирования. Безусловно, ничего бы этого не было, если было бы общее экономическое пространство, если бы мы договорились об этих механизмах. То есть, не было бы конфликта – не было бы проблем”.

Свободная Европа: Мнение исполнительного директора кишиневского Центра стратегических исследований и реформ, экономиста Галины Шеларь.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG