Linkuri accesibilitate

Его Министерское Величество


Эрнест Варданян, политолог, журналист

Эрнест Варданян, политолог, журналист

Случай, о котором мне сегодня рассказали, здорово разозлил меня, но совсем не удивил. Гражданин Молдовы, житель Приднестровья (фамилию не буду называть), содержится под стражей в СИЗО села Глиное Григориопольского района. Ему вменяется в вину «хищение чужого имущества в особо крупных размерах». Но этот материал посвящен не его уголовному делу и не лично ему, а общему состоянию дел в приднестровской пенитенциарной системе.

Упомянутый мужчина сообщил своим родным, что в СИЗО уже больше месяца нет воды (и это в такую жару!), подследственные изнывают от раскаленного воздуха, но не могут ни умыться, ни принять душ, ни постирать, ни, извините, нормально сходить в туалет. И эта проблема совершенно не «колышет» администрацию. Более того, в последнее время «на Глине», как выражаются заключенные, появилась новая мода: по субботам и воскресеньям кухня не работает, поэтому зекам еду не дают – только хлеб и вода. И всё – питайся как хочешь.

Но еще более дикой оказалась ситуация, которая имела место 4 июля. В колонию строгого режима (УИН-2) в Тирасполе, где находился и я несколько месяцев, приехал министр юстиции Приднестровья Александр Дели. Молодой (1978 г.р.) и, как мне казалось до сегодняшнего дня, вменяемый человек без «тараканов» и царско-совковых министерских замашек. Оказалось, я жестоко ошибался. Так вот, он приехал с инспекцией в колонию, но был одет не в форму с погонами и не в официальный костюм, а в легкую светлую летнюю одежду.

Ничего предосудительного в этом нет, но ведь именно неофициальный вид министра спровоцировал нечто невообразимое! Дели вошел в один из бараков, но осужденные, не узнав его, никак не отреагировали, продолжив есть, спать, разговаривать и т.д. Как сказали мои собеседники, министр особенно взъелся на одного зека, который, «глядя в глаза гостю, продолжать есть как ни в чем не бывало».

В общем, закончилось это довольно грустно: всех, кто «посмели» не встать при виде министра, которого они толком и в лицо не знали, отправили в штрафной изолятор (а это, помимо прочего, лишает осужденного права на свидание с родными), а затем, в довершение, на зону были вызваны бойцы спецназа «Скорпион» приднестровского Минюста. Говорят, они перевернули там всё вверх дном и огрели людей дубинками, хотя они ровным счетом ничего не совершили.

Рассказанное повергло меня в уныние. Откуда берутся такие замашки у молодых людей, людей моего поколения? Ну, не узнали его осужденные, не встали, не поклонились в пояс – и что? Зачем устраивать бедлам и еще больше усугублять положение людей, которые отбывают наказание и испивают до дна горькую чашу за свои деяния?

Помнится, в Уголовном или Уголовно-процессуальном кодексе Приднестровья есть фраза: «Наказание не направлено на причинение физических или моральных страданий, унижений и т.д.». Я думаю, не надо говорить о том, что это высказывание ежедневно и ежечасно опровергается самой жизнью. Кстати, еще одна любопытная деталь: в 2000х годах все пенитенциарные учреждения Левобережья были переименованы с «исправительно-трудовые колонии» на «учреждения исполнения наказаний» или просто «колонии». Чувствуете подход? Государство демонстративно самоустранилось от процесса подлинного исправления и социальной реадаптации заключенных, делая акцент исключительно на самом факте отбывания наказания.

Очень жаль, что новый министр юстиции Приднестровья не интересуется элементарными проблемами тысяч заключенных, а разменивается на столь неблаговидные поступки, которые в конечном итоге еще сильнее ухудшают положение людей, находящихся за колючей проволокой.
XS
SM
MD
LG