Linkuri accesibilitate

Востоковед Георгий Мирский - о сирийско-турецком конфликте


Кадр сирийского телевидения: военный показывает место падения турецкого самолета на карте

Кадр сирийского телевидения: военный показывает место падения турецкого самолета на карте

Сирия сбила истребитель ВВС Турции в международном воздушном пространстве. Об этом заявил глава дипломатического ведомства Анкары Ахмед Давутоглу. В тоже время, Давутоглу признал, что самолет по ошибке вошел в сирийское воздушное пространство, но не совершал разведывательное миссии, а выполнял тренировочный полет.

Турция, будучи членом НАТО, намерена обсудить этот инцидент с союзниками по Североатлантическому блоку. Поддерживающий Сирию Иран ранее призвал Турцию к "сдержанности" в связи со сбитым истребителем в Средиземном море. Эксперты все чаще говорят об ужесточении позиции Анкары в отношении Дамаска за применение силы в подавлении антиправительственных выступлений, но пока исключают военный конфликт между двумя странами.

Самолет ВВС Турции был сбит в пятницу у побережья Сирии. По версии военных, огонь был открыт в соответствии с принятой практикой действий при нарушении воздушного пространства и на основании сирийского закона.

Турецкий истребитель совершал тестовый и учебный полет, его действия не были направлены против Сирии, заявил в ответ в воскресенье в эфире государственной телекомпании "Ти-Ай-Ти" министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу. Анкара после выяснения всех обстоятельств данного происшествия примет соответствующие меры к Сирии. Правда, турецкие власти не уточнили, что конкретно они имели в виду, введение каких-либо санкций, вооруженный ответ, требование извинений или, может быть, какие-либо другие меры.

По просьбе турецкой стороны совет НАТО соберется во вторник для обсуждения ситуации в связи со сбитым самолетом. Политолог и востоковед Георгий Мирский исключает военный конфликт между двумя странами, но, по его мнению, позиция Анкары будет ужесточаться в отношении Дамаска, где происходят столкновения между повстанцами и армией:

– Турция по своим собственным соображениям занимает все более резкую позицию по отношению к Сирии. Это связано с тем, чтобы выбить почву из-под ног Ирана, для которого сейчас Сирия является единственным союзником и партнером, а Иран и Турция –сейчас уже это совершенно очевидно – это конкуренты в борьбе за душу арабского мира. Потому что за последние несколько лет мы видим удивительную картину: будучи страной персидской, а не арабской (а персы с арабами чуть ли не полторы тысячи лет живут, как кошка с собакой), будучи страной шиитской, (большая часть арабского мира суннитская), тем не менее, Иран смог стать лидером того, что называется "арабское сопротивление". Этим термином уже в течение нескольких десятилетий обозначают движение, как арабы говорят, против империализма и сионизма. Его возглавил Ахмадинежад, президент Ирана, благодаря своим жутким, мракобесным выступлением против Израиля, своим угрозам, своими антиамериканскими выходками и так далее.
Получилось так, что именно Иран стал ближневосточным тяжеловесом, стал лидером "арабского сопротивления".

Турция, которая за последние несколько лет при Эрдогане твердой ногой ступила на Ближний Восток, где ее фактически не было видно в течение многих десятилетий, сейчас завоевывает арабское общественное мнение и на ее пути, конечно, стоит Иран. И когда некоторые наблюдатели удивляются, какая муха укусила Эрдогана, чего это он так ополчился на Сирию – это нужно рассматривать прежде всего, вот в этом контексте. Если в Сирии будет сменен нынешний режим, она перестанет быть плацдармом, опорой, партнером и союзником Ирана, а это для Турции большое дело.

Обеспокоенность по поводу инцидента над Средиземным морем выразил не только генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, но и глава МИД России Сергей Лавров. Москва продолжает поддерживать своего союзника, президента Сирии Башара Асада, считает Георгий Мирский, так как любая другая позиция выглядит еще более проигрышной:

– Путин понимает, что если даже рано или поздно режим Башара Асада рухнет, это будет потеря для России. Думаю, что Путин и наши руководители надеются, что он еще может выиграть эту войну. У Башара Асада есть большие козыри, у него огромная армия, которая далеко еще не полностью использована, у его врагов нет какого-то территориального плацдарма, с которого они могли бы начать наступление на столицу, как это сделали в Ливии в прошлом году повстанцы, западные державы не хотят ни в коем случае непосредственно вмешиваться, так что у Башара Асада есть еще шансы. Пока они есть, было бы нелепо и, с точки зрения нашего руководства, неприлично и неэффективно бросать Асада, и солидаризироваться с Западом. Если это произойдет, то есть, рано или поздно он все-таки проиграет, то всегда есть возможность сказать: "мы, Москва, делали все, что только возможно, для того, чтобы мирным путем прекратить этот конфликт, мы их приглашали в Москву, мы их сажали за стол переговоров, мы противились всякой военной интервенции, но что поделать, Запад, который с самого начала стремился свалить этот режим, в конце концов, при помощи своих партнеров в арабских странах смог этого добиться. Это еще раз подсказывает, что Запад не останавливается ни перед чем, свергая те режимы, которые ему неугодны". Вот что будет сказано в Москве.

Таким образом, в практическом геополитическом смысле мы проиграем, потеряем Сирию, как партнера, но это не будет большой потерей. А вот если Путин сейчас пошел бы на соглашение с Западом (все последние недели на Западе только и говорят о том, что надо оказать давление на Путина, чтобы он в свою очередь надавил на Башара Асада), то тут бы он проиграл гораздо больше, и он это понимает.

В одном из своих последних заявлений министр иностранных дел России Сергей Лавров заверил, что Россия продолжит выполнение военных контрактов с Сирией.
XS
SM
MD
LG