Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут вместе с Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Результаты опроса, впервые проведенного на обоих берегах Днестра показывают, что жители левобережья довольны тем, как они живут. И насколько свободной была и есть пресса в приднестровском регионе? Об этом беседуем с гостями передачи Аркадием Барбэрошие и Эрнестом Варданяном.

Начнем, как обычно, нашу передачу с обзора новостей за минувшую неделю, который представит моя коллега Юлия Михайлова:

***

Каждый шестой житель Приднестровья видит своих внуков гражданами Республики Молдова, после реинтеграции страны. Об этом говорят результаты опроса общественного мнения, впервые проведенного по обе стороны Днестра. Исследование Института маркетинга и опросов IMAS, показывает также, что около 60% жителей правобережной Молдовы желают, чтобы их потомки жили в объединенной стране. Вместе с тем, каждый второй респондент из Приднестровья не желает реинтеграции страны, тогда как на правом берегу Днестра против объединения только 10%. Дать ответ на этот вопрос затруднился каждый третий участник опроса и на правом, и на левом берегу Днестра. Тем не менее, подавляющее большинство респондентов заявило, что гражданское общество, представители власти и рядовые граждане должны чаще встречаться и взаимодействовать. Исследование показало также, что жители Приднестровья настроены более оптимистично – 60% из них считают, что курс взят верный, в отличие от жителей правого берега, где оптимистов лишь 37%. При этом, большинство респондентов на обоих берегах недовольны уровнем жизни. Тогда как жители правого берега, по результатам опроса, больше всего боятся нищеты и Бога, левобережцы больше всего опасаются новой войны.

Согласно докладу организации Freedom House, обнародованном накануне Всемирного дня свободы прессы, Республика Молдова и в 2011 году по-прежнему оставалась в категории стран с частично свободной прессой, несмотря на то, что страна переместилась на три позиции по сравнению с предыдущим годом. Вместе с тем, по данным авторитетной организации Freedom House, на постсоветском пространстве всего три страны с частично свободной прессой: Молдова, Грузия и Украина. Что касается Украины, авторы рейтинга отмечают, что она занимает одно из последних мест в этой группе и ей грозит включение в категорию стран с несвободной прессой. По оценкам Freedom House, Румыния также входит в группу стран с частично свободной прессой.

И также по случаю Всемирного дня свободы прессы, который отмечался 3 мая, организация «Репортеры без границ» подсчитала, что с начала года погиб 21 журналист и шесть блогеров. Большинство этих случаев зафиксировано в конфликтных зонах, в частности, в Сирии и Сомали. Это значит, что в среднем каждые пять дней в мире убивают по одному журналисту, уточняет «Репортеры без границ».

Президент Николае Тимофти уверен, что отношения между Республикой Молдова и Румынией не изменятся в связи со сменой правительства соседней страны. Николае Тимофти находился с официальным визитом в Румынии по приглашению своего коллеги Траяна Бэсеску. Это второй визит Тимофти за рубеж в качестве президента Молдовы, первым делом он посетил Брюссель. На совместной пресс-конференции президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что он и его молдавский коллега считают, что по обе стороны Прута проживают в основном „румыны” и что дискуссии о „молдавском меньшинстве” вызывают конфуз на международном плане. „Мы – два независимых и суверенных государства, жителями которых являются, в основном, румыны”, сказал Бэсеску. Молдавский лидер, который по требованию социалистов прошел так называемый „тест на государственность” как одно из условий его избрания президентом, не прокомментировал заявление Траяна Бэсеску.

Премьер Влад Филат положительно оценил успехи своего правительства в преодолении экономического кризиса. Эту оценку он дал 1 мая на „ митинге солидарности” в центре Кишинева. „Мы преодолели кризисный период, преодолели период стабилизации, и у нас есть большой шанс, который мы сможем реализовать, только будучи солидарными", - сказал Влад Филат. На первомайском митинге, организованном правительством, профсоюзами и патронатами, Филат заявил, что страна преодолела много трудностей, но она на верном пути. В Тирасполе приднестровский лидер Евгений Шевчук обратился к жителям региона с приветственным посланием, в котором сказал, в частности, что в нынешних непростых экономических условиях, цитирую: „прочность государства зависит от эффективной работы и самоотдачи каждого”, конец цитаты.

И премьер Влад Филат проинформировал на встрече с виноделами и виноградарями, что молдавские производители получат возможность экспортировать вино в Россию не только через два существующих терминала, а через все пункты таможенного контроля. При этом Филат подчеркнул, что экономические агенты, не обеспечившие качество поставляемой продукции, будут исключены из списка предприятий-экспортеров.

***

Свободная Европа: Итак, обнародованы результаты опроса общественного мнения, проведенного Институтом маркетинга IMAS. Впервые социологическое исследование охватило оба берега Днестра. Как и в предыдущих опросах, молдавское общество разделились надвое по вопросу о доверии политическим силам – одни больше доверяют оппозиционным коммунистам, другие – реформаторам из Альянса за европейскую интеграцию; аналогичная ситуация сложилась и по вопросу геополитических предпочтений. Часть респондентов видит Молдову в Европейском Союзе, другая уверена, что место страны в Евразийских организациях. Примечательно в этом опросе и то, что стабильность и стагнация, которые ассоциируются, как правило, с авторитарными режимами, больше устраивает приднестровцев, чем жителей правобережья Днестра; во всяком случае, судя по результатам опроса, приднестровцы больше довольны своей жизнью. Об этом Василе Ботнару беседовал с одним из авторов исследования, директором Института публичной политики Аркадием Барбэрошие:

- Как вы полагаете, почему в Приднестровье люди настроены более оптимистично, чем на правом берегу Днестра? При том, в Приднестровье – так, во всяком случае считается – режим более жесткий, более авторитарный по сравнению с демократией на правом берегу. Является ли это общей проблемой? И почему подобные режимы дают иллюзию стабильности, дают больше надежд, чем режимы демократические – ну, если не демократические, то на этапе становления демократии?

Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие: ,,Ответ на ваш вопрос дает анализ одного из пунктов этого опроса, который сформулирован примерно так: сколько, по вашему мнению, человек в стране опасаются свободно говорить то, что они думают? Из 285 респондентов левобережья Днестра 42,57% сказали, что таких людей много и очень много – которые боятся говорить то, что думают. Я считаю, что ответ на этот вопрос симптоматичен. Что при авторитарном режиме, естественно, люди опасаются открыто выражать свое мнение. И мы должны учитывать этот коэффициент при анализе ответов на все остальные вопросы. Но, с другой стороны, при авторитарных режимах пресса не является свободной, гражданин считает, что ситуация стабильная, да так оно и есть по существу – нет никакой политической борьбы, нет политического противостояния, нет демонстраций и т.д. Поэтому человек полагает, что для рядового гражданина ситуация несравненно более стабильная – администрация работает, возникает иллюзия благополучия.

Эти мои слова применимы и к ответам на остальные вопросы, потому что жители левобережья проявляют более оптимистический настрой практически во всем – и в оценке экономической ситуации, и в оценке своего будущего и т.д. Такой подход, по моему мнению, характерен для тоталитарных обществ, где, во-первых, гражданин боится выражать свои мысли, а во-вторых – значительная часть населения на самом деле верит в то, что ситуация стабильная, положительная. Они очень высоко оценивают работу правительства…

Если взять доверие к правительству, картина наблюдается абсолютно такая же. К правительству, парламенту. Странно, что церкви на левом берегу доверяют меньше, чем на правом. Все эти особенности, подчеркну еще раз, характерны для таких тоталитарных режимов, где свобода выражения мнения декларируется, она существует на словах, но на деле ее нет, критика и гласность отсутствует, пресса не является свободной. И ждать чего-то другого, по сути, не приходится”.

Свободная Европа: Комментируя ответы на вопросы о настроениях населения, директор IMAS Дору Петруци отмечает, что в целом показатель оптимизма на левом берегу Днестра в значительной степени подтягивает вверх возрастная группа старше 60 лет. Эта группа, вероятно, не боится говорить. Но следует ли столь серьезно воспринимать эту группу пожилых людей, когда определяется общий настрой в обществе?

Аркадие Барбэрошие: ,,И здесь я позволю себе небольшую оговорку: выборка опроса довольно маленькая, лишь 285 опрошенных на левом берегу Днестра, погрешность составляет 6%. И когда мы говорим об этой малочисленной возрастной группе старше 60 лет, то в абсолютной величине опрошенных было еще меньше. Нужно быть предельно осторожными, когда делаем заявления подобного рода. Тем более, что, если взять другие группы граждан, видно, что и в них прослеживается примерно такая же тенденция, схожая.”

Свободная Европа: А какая группа, по вашему мнению, является той лакмусовой бумажкой, по которой можно судить о настроении людей?

Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие: ,,Не думаю, что такая группа существует. Скажу еще раз: если проанализировать вопрос о доверии к учреждениям, на левом берегу Днестра картина следующая: правительству доверяют 76%, парламенту –75%, и т.д. Иными словами, доверие к учреждениям очень высокое, и если взять по возрастам, можно заметить, что разница в показателях небольшая. Более того: уровень доверия к правительству, например, выше среди молодежи, чем среди 60-летних. Следовательно, все не так однозначно, как это кажется на первый взгляд”.

Свободная Европа: Тираспольский режим, в целом, более патерналистский по сравнению с правобережным?

Аркадие Барбэрошие: ,,Если говорить о политической системе, со всей приблизительностью и всеми соответствующими оговорками насчет того, что это непризнанный режим и т.д. и т.п., на левом берегу Днестра есть псевдогосударство, непризнанное государство с президентским режимом, а на правом берегу – парламентский режим. И общество в этом смысле, конечно же, отличается коренным образом: на левом берегу Днестра общество более патерналистское. Ситуация не сильно изменилась по сравнению с тем, что было в советское время. И в этом смысле «хомосоветикус» несравненно более распространен и образует значительно более широкий сегмент в обществе на левом берегу Днестра, чем на правом.

В целом, вы правы: да, на левом берегу общество несравненно более патерналистское, и, по сути, политическая система там - опять со всеми соответствующими оговорками – является президентской, тогда как на правом берегу Днестра налицо парламентская республика. И все это понимают. Взять хотя бы вопрос – кто обладает большей властью? – вы увидите, что на правом берегу Днестра наибольшей властью по праву наделяют правительство. Правительство обладает самыми широкими полномочиями”.

***

Свободная Европа: Третьего мая весь мир отмечал Международный день свободы прессы. Молдова по-прежнему отнесена к категории стран с частично свободной прессой. Но хорошая новость состоит в том, что из бывших советских республик – не считая Прибалтийских стран, которые давно уже находятся в Европейском Союзе – к этой группе причислены только Молдова, Грузия и Украина. Как отметил для Радио Свободная Европа вице- президент Freedom House, руководитель исследовательского отдела Кристофер Уолкер: „Молдова – одна из трех бывших советских республик, чья пресса частично свободная. В последние годы в Молдове достигнут прогресс на уровне политических реформ, и положительные достижения заметны также на уровне прессы. По нашим критериям Молдова находится посередине, но при этом она проявляет способность к переменам, и мы надеемся, что эта тенденция сохранится”. Свободная Европа решила узнать также, какова ситуация прессы и в Приднестровье. Наш корреспондент Анна Чапай беседует об этом с журналистом Эрнестом Варданяном:

Эрнест Варданян

Эрнест Варданян

Эрнест Варданян: „В Приднестровье самым большим препятствием было правление Игоря Смирнова. Государственные СМИ подвергались строжайшей цензуре, каждый главный редактор прекрасно знал, о чем нельзя говорить и о чем можно и даже нужно говорить. Те медиа, которые предположительно были свободными или частично независимыми, на самом деле таковыми не являлись. Просто они опасались поднимать щекотливые темы приднестровской жизни. Они знали, что это своего рода самоцензура, поэтому держались, скажем так, тесным кругом. И о свободе прессы не было речи даже в независимых, частных медиа”.

Свободная Европа: Какие наиболее болезненные темы могли обернуться санкциями для журналиста, решившегося говорить о них?

Эрнест Варданян: „Самый больной вопрос – это разграбление Приднестровья, разбазаривание богатства Приднестровья, я имею в виду незаконную приватизацию предприятий, незаконные операции с финансами, контрабанду и пр. То есть, все беззакония смирновского режима были табу в Приднестровье. Хотя все прекрасно знали, что происходит, люди молчали, потому что говорить было страшно. И поскольку Игоря Смирнова у власти больше нет, поскольку власть в Тирасполе другая, можно предположить, что препон сейчас меньше для развития свободы прессы в приднестровском регионе, но я не могу сказать, что приднестровская пресса уже свободна”.

Свободная Европа: Недавний доклад Freedom House оценивает прессу в Молдове как частично свободную. Действительна ли эта оценка и для Приднестровья?

Эрнест Варданян

Эрнест Варданян

Эрнест Варданян: „Сейчас я могу сказать, что приднестровская пресса более свободна, чем при Смирнове, но воздержусь утверждать, что она уже свободна в общепринятом смысле этого слова. Да, действительно, сейчас в приднестровском регионе больше свободы, но давайте подождем немного, посмотрим, что будет дальше с прессой, будет ли она все более свободной в дальнейшем или появятся какие-то другие рычаги влияния со стороны Евгения Шевчука”.

Свободная Европа: Г-н Варданян, на правом берегу Днестра политическое давление на прессу вроде исчезло, но эксперты говорят о большом экономическом давлении, с которым сталкиваются масс-медиа. В Приднестровье такая же ситуация?

Эрнест Варданян: „Да, это верно и в отношении приднестровской прессы. В этом смысле я бы сказал, что пресса, традиционно именуемая независимой или частной, на самом деле не является независимой, так как она частная. И должна учитывать мнение и позицию своего хозяина. Речь идет, например, о телеканале ТСВ, который не является государственным, это частный канал, принадлежит хорошо известной всем компании, но, тем не менее, независимым он не является и никогда таковым не был. Когда мои коллеги приезжали в Тирасполь из Кишинева или с Запада и говорили, вот, мол, есть ТСВ, свободный канал, я говорил им, что они глубоко заблуждаются, эта пресса не является независимой, они частная и поставлена в определенные рамки. Быть частным, быть под хозяином – это не значит быть независимым, к сожалению”.

***

Свободная Европа попыталась узнать, что думают рядовые жители левобережья Днестра о свободе прессы в регионе и ощутили ли они какие-то перемены после смены власти в Приднестровье?

– Не обсуждаются самые болезненные вопросы публично ни в каких средствах массовой информации. Только на социальных форумах различных можно найти какую-нибудь информацию, которая в принципе соответствует реальности нашей. То есть, каждый день можно свежую найти информацию. Нет репортерской прессы, слишком заготовленные репортажи, слишком они такие… правильные и откорректированные.

– Свободная пресса в моем понимании – это пресса, которая выражает мнения вне зависимости от власти, вне зависимости от существующего режима. В нашем государстве, я считаю, пресса подчинена в основном нашей власти и средства массовой информации не являются свободными в прямом смысле слова. Но свобода в моем понимании – это не только право писать различные чернухи-порнухи и прочее, а высказывать разные мнения о различных аспектах жизни. К сожалению, если посмотреть на наши газеты «Приднестровье, «Днестровская правда», они высказывают в основном одну официальную точку зрения на все аспекты нашей жизни.

– Нет, свободной прессы у нас в Приднестровье нет, поэтому хотелось бы, чтобы люди излагали свои мысли, взгляды открыто. Мешает скованность, закрытость, надо больше свободы, не только для печати, а для всего.

– Да, она и была свободная, мне кажется. Ну, например, при выборах было различное количество газет, где каждый мог выразить свою точку зрения, свою принадлежность к той или иной партии, к тому или иному кандидату в президенты. С того времени ничего вроде не изменилось …

– Да, у нас в Приднестровье свободная пресса. И стало свободнее. Ну, появились журналы, в которые могут писать любые поэты свои стихи, даже начинающие, и они не подвергаются критике, эти стихотворения

– Мало что читаю приднестровское. Так, телевидение смотрим… Есть люди, которым доверяю, и есть люди, которым не доверяю. Я так… смотрю и вижу по их глазам, кто врет. Вот сейчас в последнее время президенту новому доверяю, что говорит, я вижу его, как он разогнал ту команду и что сейчас делается. Молодежь, должна идти молодежь.

– Есть официальная, так сказать, есть и оппозиционная, насколько я знаю. Во всяком случае, была раньше. Какие-то факты, конечно, объективно верны, но трактовка этих фактов, я думаю, везде субъективна, в зависимости от политических взглядов или от чего-нибудь другого.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG