Linkuri accesibilitate

"Файненшл таймс" о кремлевских кланах


Игорь Сечин (слева) и Дмитрий Медвежев

Игорь Сечин (слева) и Дмитрий Медвежев

Накануне инаугурации Владимира Путина во влиятельном органе британских деловых кругов – газете "Файненшл таймс" – опубликована статья ее политического обозревателя Кэтрин Белтон под заголовком "Соперники борются за место в новой России". В статье анализируется расстановка сил в окружении Путина и Медведева и усиление борьбы за влияние и власть между консервативными и либеральными кланами во властных структурах.
"Файненшл таймс" отмечает, что перед запланированным на этой неделе представлением состава нового кабинета в российских властных структурах усилилась борьба между либералами и консерваторами. "На кону, – пишет газета, – как и насколько быстро будут реализованы государственные активы на миллиарды долларов в ходе амбициозной приватизации, план которой разработал Дмитрий Медведев... За этими планами внимательно следят иностранные инвесторы". От того, удастся ли Медведеву реализовать свою ускоренную программу приватизации на 32 миллиарда долларов, направленную на ликвидацию доминирования государства в экономике, будет зависеть, как долго он продержится на посту главы нового правительства, – считает "Файненшл таймс".
Газета отмечает, что подковёрная борьба развернулась между ближайшим соратником Владимира Путина вице-премьером Игорем Сечиным, которого поддерживают консервативные силы в правительстве и администрации президента, и Дмитрием Медведевым с его либеральными сторонниками, взявшими курс на снижение государственного регулирования в экономике и частичное реформирование политической системы. От исхода этой борьбы, считает влиятельное британское издание, во многом будет зависеть политическое будущее нынешнего российского тандема.
Насколько всё же обосновано представление автора статьи в "Файнэншл таймс" о наличии в российском руководстве двух политических группировок и о каких расхождениях между Путиным и Медведевым может идти речь? В интервью РС Кэтрин Белтон поясняет свою точку зрения:
– Российское руководство представляет собой единую команду, однако в ней существует борьба интересов между ее фракциями, которые поддерживаются разными сегментами российского крупного бизнеса, у которых различные интересы. Налицо борьба за приватизируемые государственные активы и за влияние на экономическую политику страны. Консервативные силы российского руководства, олицетворяемые Игорем Сечиным, стремятся к сохранению доминирования государства в экономике, оправдывая это российскими стратегическими интересами. У этой группировки прослеживаются связи с рядом представителей крупного российского бизнеса, к примеру, такими, как лояльные Путину Аркадий Ротенберг или Геннадий Тимченко, обогатившимися за восемь лет президентства Путина. Им противостоят другие олигархи, стремящие создать в России экономику западного типа и поэтому заинтересованные в большей политической либерализации.
– Удивительно, что вы относитесь к Медведеву как к самостоятельному и независимому политику и не считаете его, как это делают многие наблюдатели, путинской марионеткой. Вы полагаете, что он не консультируется с Путиным и по поводу предстоящей приватизации и по поводу своих половинчатых либеральных реформ?
– Думаю, что Медведев, конечно же, во всём консультируется с Путиным. Однако в российском руководстве существуют две группы влияния, у которых в значительной мере различны представления об экономической стратегии России. Конечно, многое в убеждениях Медведева обусловлено влиянием окружающих его помощников и экспертов, которые настраивают его на определенные решения. Несомненно, что то, что делает Медведев в огромной мере обусловлено тем, что ему позволяет Путин. И в этом смысле его можно назвать путинской марионеткой. Однако он принадлежит к другому поколению, чем Путин, и у него есть собственные представления о том, в каком направлении должна развиваться российская экономика, а советники из его окружения старются поддержать его в этом. Тем не менее, чтобы что-то сделать, он должен получить одобрение Путина.
– А вам не кажется, что Путин и Медведев попросту играют в плохого и хорошего полицейского в российской политике?
– В какой-то мере это так. Однако на кону в проекте приватизации огромные государственные активы, которые хотят прибрать к рукам различные группировки российского бизнеса. Медведев и Путин могут играть в хорошего и плохого полицейского, но это не исключает борьбы за контроль за экономическим развитием со стороны двух разных кланов, учитывая огромные госактивы, которые будут выставлены на продажу в течение ближайших двух лет.
– Как вы полагаете, Владимир Путин вступает в должность президента, находясь в более сильной или более слабой позиции, чем в свой первый президентский срок?
– Сейчас его позиция намного слабее. За ним сейчас нет монолитной команды. В ней происходит борьба консервативного и либерального крыла высшей бюрократии. Путин пытается играть роль арбитра между ним, но после возникновения широкого протестного движения, после декабрьских выборов и потока обвинений в их фальсификации, после продолжающегося роста коррупции Путин сейчас находится в намного более слабой позиции, чем когда-либо.
– Некоторые политические аналитики считают, что через два-три года Владимир Путин вынужден будет сложить с себя полномочия президента. Насколько обоснован, на ваш взгляд, такой прогноз?
– Думаю, что всё будет зависеть от ситуации в экономике. Если экономическое положение будет относительно благоприятным, если сохранятся высокие цены на нефть, то положение Путина будет устойчивым. Сейчас трудно судить, что произойдет в ближайшие шесть лет его нового президентства. Если в будущем не удастся избежать падения цен на нефть и новых экономических потрясений или кризисов, то позиция Путина окажется намного более уязвимой, чем когда-либо раньше.
XS
SM
MD
LG