Linkuri accesibilitate

Утром в пятницу 20 апреля информационное пространство Молдовы было буквально взорвано обширным интервью спецпредставителя Кремля по Приднестровью Дмитрия Рогозина газете «Коммерсант». Обстоятельная беседа моего однокурсника и коллеги Володи Соловьева с российским политиком касалась преимущественно приднестровского урегулирования.

Сразу скажу, что заявления Рогозина вызвали у меня вопросы, а то и недоумение. В первую очередь, удивило следующее высказывание: «А пока в Кишиневе слышны заявления о срочном объединении с Румынией и одновременно с румынской стороны идет череда провокаций против молдавской государственности, говорить о быстром решении (приднестровского вопроса – Э.В.) невозможно».

Я и сам неоднократно выражал свое мнение по вопросу «ползучей унири», но все же не считаю целесообразным говорить прямо-таки «о срочном объединении». Да, можно привести слова президента РМ Николая Тимофти о том, что объединение с Румынией может случиться «когда-то в будущем». Можно привести и активность прорумынских сил вроде Национально-либеральной партии Виталии Павличенко, которая никогда не скрывала стремления к объединению. Но ведь Тимофти не обозначал сроков, а НЛП – всего лишь непарламентская партия, и аргументировать слова «о провокациях против молдавской государственности» именно этим, по меньшей мере, некорректно.

Очевидно, этот посыл адресован Кишиневу, но адресатом можно считать и Тирасполь. Скрытый смысл заявления Рогозина очень прост: «Пока в Кишиневе говорят о Румынии, вы, приднестровцы, можете спать спокойно, реинтеграции не будет».

А будет ли она вообще, спрашиваю я самого себя и пытаюсь найти объяснения у российского вице-премьера. Между тем, он уклонился от прямого ответа на вопрос Соловьева о том, изменилась ли его (Рогозина) позиция с 2006 года, когда он говорил, что Приднестровье должно войти в состав России.
Вместо этого собеседник «Коммерсанта» сделал заявление «на грани фола», которое я воспринимаю как открытый шантаж. «Если молдавские политики являются патриотами Республики Молдова, то есть смысл вести с ними разговор о вариантах приднестровского урегулирования. Если же они собрались в Румынию, то при всем желании помочь им сохранить единое государство нам это не удастся. Не только Приднестровье, но, возможно, и другие части Молдовы не захотят уходить в Румынию. Говорю это прямым текстом», - заявил Рогозин, не мудрствуя лукаво. Собственно, тут и комментировать нечего. Это настолько откровенный пассаж, что в Кишиневе действительно должны задуматься.

Однако с другой стороны, внешнеполитический курс – суверенное право каждого государства. Если, допустим, в ближайшие выходные в Молдове пройдет референдум, где большинство населения проголосует за объединение с Румынией, то Приднестровье как международно-признанная часть РМ тоже вольется в Румынию. Каким образом Россия намерена «помогать» или «не помогать» сохранять территориально целостное молдавское государство? Станет ли Россия противодействовать теперь уже Румынии в сохранении ее территории? Наконец, какой статус будет у российского контингента в Левобережье?

Словом, Рогозин задел настолько болезненный вопрос, что для меня не станут сюрпризом многочисленные жесткие отзывы из Кишинева и Бухареста. Не вызовет восторга и следующее высказывание политика: «…молдавские политики должны определиться — молдаване они или румыны. Если румыны, то границы будут другими. И тогда мое заявление шестилетней давности сохраняет свою силу». Жаль, что я не могу задать господину Рогозину уточняющий вопрос, вернее, сразу два: 1) Какими «другими» будут границы и 2) Кто именно «организует» их изменение границ. Не будем забывать, что у Приднестровья нет общих рубежей с Россией, а Украина вряд ли согласится на столь волюнтаристское изменение у своего подбрюшья.

В общем, Рогозин «задал перцу» в российско-молдавских отношениях и в приднестровском вопросе. Если вспомнить его газовый шантаж, обозначенный в ходе поездки в Тирасполь 16-17 апреля, то картина получается более чем напряженная. В одной из недавних публикаций на этом блоге я писал, что Республика Молдова сейчас на распутье, что Россия будет любыми путями противостоять усилению НАТО в Румынии. Видимо, Рогозин решил не разочаровывать публику и сразу пошел в наступление с шашкой наперевес.

Но так ли однозначна фигура самого представителя Кремля по Приднестровью? Вчера я совершенно случайно наткнулся на любопытнейший материал в ЖЖ. Некий Владислав Наганов, руководитель Фонда поддержки развития институтов гражданского общества «Конструктивный проект», выложил обширный текст с подробнейшим анализом рисков, который представляет для России открытие базы НАТО под Ульяновском. Каково же было мое изумление, когда этот молодой человек, патриот России, фактически обвинил Дмитрия Рогозина во лжи и заявил, что тот вводит в заблуждение российскую общественность, умаляя угрозу для РФ со стороны этой базы!

Более того, Наганов привел высказывание другого эксперта – Юрия Крупнова, который назвал Рогозина «послом НАТО в России». «И раньше, когда он был послом России в НАТО, и теперь, когда ему вверен оборонно-промышленный комплекс, – он был и есть посол НАТО в России», - сказал Крупнов о вице-премьере. Согласитесь, это совсем не «клеится» к образу эмиссара Кремля в приднестровском урегулировании! Так кто же Вы, господин Рогозин?..

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG