Linkuri accesibilitate

Холокост, дихлофос, клей для обоев


Cестры Каратыгины получили то, к чему стремятся многие их ровесники - всероссийскую известность. Именно за ней они пришли на МУЗ-ТВ, в программу "Безумно красивые". В не очень остроумной викторине, которая далека от тематики единого госэкзамена, вдруг оказалось слово "Холокост". Девушки с вопросом не справились.

Ролик с фрагментом телепрограммы собрал большую аудиторию на Youtube и вызвал множество вопросов к российскому образованию и, конечно, к самим девушкам. Корреспондент Радио Свобода разыскал "безумно красивых" сестер Каратыгиных и организовал им встречу в студии Радио Свобода с председателем фонда "Холокост" Аллой Гербер.

СПРАВКА РС

Ксения и Евгения Каратыгины родились в небольшом поселке Красная Горбатка Владимирской области. После окончания 9 классов поступили в лицей-интернат во Владимире. В 2009 приехали в Москву, подали документы в три вуза и везде прошли, но выбрали Текстильный университет имени Косыгина. Чтобы выжить в столице, сестрам-близнецам приходится подрабатывать, в том числе и на телеканале МУЗ-ТВ.

Вот расшифровка фрагмента телепрограммы, который сделал их знаменитыми.

Ведущая Ольга Шелест: Вопрос и возможность заработать пятьсот рублей. Что такое Холокост?

Евгения Каратыгина: Клей…

Ксения Каратыгина: Холокст, в принципе, мне ни о чем не говорит. Канцелярское что-нибудь… принадлежность.

Евгения: Нет, именно, клей. Может быть, там для обоев... Название чего-то… Или может быть материал для обустройства дома.

Ксения: у меня нет вариантов, давай, возьмем твой вариант.

Евгения: Мы думаем Холокост - это клей для обоев.


* * *

Ксения Каратыгина:
-
Когда мы снялись в программе "Безумно красивые" на МУЗ-ТВ, нас стали спрашивать – правда ли это или съёмки шли по сценарию? Сценария никакого не было. В эту программу людей просто приглашают и они отвечают на вопросы. Нам задали вопрос – что такое Холокост.

Евгения Каратыгина:
- Если честно, я не знала ответ на этот вопрос. Да, я не настолько интеллектуальна… Я доверилась своей женской логике. Я предположила, что это связано со всякими дихлофосами, что-то такое с комарами. Я предположила, что это что-то для дома. Я предположила, что это клей. Ксюша не стала мне противоречить. И мы ответили так, как решила я...

Как выяснилось уже позже, сестра Евгении Ксения Каратыгина знала ответ на этот вопрос.

Ксения Каратыгина:
- Да, я знала ответ на вопрос – что такое Холокост.

Алла Гербер:
- Что бы вы ответили тогда, а не сейчас?

Ксения Каратыгина:
- Я бы ответила, что это гонения евреев.

- Евгения, а в школе вы проходили эту тему?

Евгения Каратыгина:
- Если честно, такие предметы в школе проходили достаточно нудно. Хотя преподаватель был замечательный. Но я свою жизнь как бы не хотела посвящать этому, не хотела идти учиться в какой-то институт, связанный с историей. Поэтому на всех уроках я занималась чем-то своим. Я писала стихи.

- Потом, после передачи, вы посмотрели значение слова "Холокост"?

- Посмотрела.

- Поняли, что это?

- Это гонение евреев во время Великой Отечественной войны.

- Более подробно вы можете сказать? Вы же, наверное, не две строчки прочитали?

- Если честно, это я узнала со слов своей сестры.

- То есть вы до сих пор ничего об этом не прочитали?

- Нет.

- А слышали такое слово "Освенцим?

- Нет.

- Ксения, ваше мнение?

Ксения Каратыгина:
- Слышала.

Алла Гербер:
- Что это такое?

Ксения Каратыгина:
-
Что-то про войну какую-то гражданскую, по-моему.

Алла Гербер:
- Гражданскую?

Ксения Каратыгина:
-
Я не буду умничать… Я слышала, но не могу сказать ни определения, ни что это было, ни где я про это слышала.

- На какие вопросы вы еще не ответили?

Ксения Каратыгина:
- Мы еще не узнали солистку группы "ВИА Гра".

Алла Гербер:
- Это было рядом? Вопрос о Холокосте и солистка группы "ВИА Гра"?

Ксения Каратыгина:
- Да.

Евгения Каратыгина:
-
Нам показали просто фотографию. Мы должны были выбрать – кто это. Нам предлагали три варианта ответа – это солистка группы "ВИА Гра", это жена Абрамовича или это Мисс Силиконовая грудь -2011. Мы думали, что это точно не солистка "ВИА Гры", потому что мы типа всех знаем, смотрим телевизор. Новый состав, в принципе, мы представляем, как он из себя выглядит…

- После того как вы прокололись, у вас возникла потребность покопаться в энциклопедии, пополнить багаж знаний?

Ксения Каратыгина:
-
После съемок мы обычно стараемся посмотреть в интернете, сразу как выходим – "Гугл" набираем. Мы стараемся. Я считаю, что эта программа пусть глупая (там показывают совсем тупых девчонок и каких-то не особо далеких парней), но в ней есть плюс: человек, посмотрев эту программу, может понять, что он знает, чего не знает. Если я этого не знаю, то посмотрю это сегодня, завтра или когда-то.

Алла Гербер:
- А что вы еще не знали?

Ксения Каратыгина:
- Там еще был вопрос про Бермудский треугольник. Может ли быть Бермудский треугольник видом интимной стрижки?

- И что вы ответили?

- Мы с Женей ответили, что – нет, потому что Бермудский треугольник - это Бермудский треугольник.

- А вам никто не говорил, что вы подставляетесь?

Ксения Каратыгина:
- Наш преподаватель в университете посмотрел эту передачу. Он был зол, возмущен. Он говорил примерно так: как такое может быть?! Люди, которые учатся в высшем учебном заведении, если у них преподается история, география, искусство, почему они этого не знают? Что девушки до такой степени глупы?! Мы его студентки и не знаем элементарных вещей...

- Скажите, что потрясло вас в последнее время, что взволновало?

- У нас мама 20 лет ждала квартиру по очереди. Она по-прежнему живет в нашем поселке. Она встала на очередь на улучшение, сразу, как мы родились.

Алла Гербер:
-
А как вы жили?

Ксения Каратыгина:
-
Это была маленькая однокомнатная квартира. Сейчас отец умер. Мы с Женей разъехались. И обратно не собираемся возвращаться, потому что там нашей специальности точно нет. Хотим обосноваться здесь. И вот маме дают квартиру - большую трехкомнатную, как особняк. Она когда звонит нам, она плачет. Я говорю – ты что плачешь? Она говорит – а что делать? Я говорю – не знаю, откажись, если хочешь. Она говорит – ну, что, я сделаю ремонт, куплю мебель, обклею, покрашу, но вас уже там нет…

- Евгения, а что вас взволновало?

- Дело в том, что я передвигаюсь на метро. Я видела парня, который нес какую-то штуку и там пикали красные штуки. Он стоял прямо около меня. Человек нерусской национальности. На него все смотрели. Я даже вышла раньше. Я до такой степени испугалась!..

- А когда вы плакали последний раз?

Ксения Каратыгина:
-
Я не знаю, я такой человек эмоциональный, может быть, ранимый, чувствительный. Как что-то не так, я могу сразу – опа! – и как-то так…

- Когда?

- Наверное, вчера вечером. Мой молодой человек пригласил меня в "Макдональдс". У него день рождения. Он говорит – я за все плачу. Купил торт и мы пошли сидеть в "Макодональдс". И я вспомнила, как мы начинали встречаться . Сижу…

Алла Гербер:
- И размякла.

Ксения Каратыгина:
- Размякла.

Евгения Каратыгина:
- Я последний раз плакала – это точно больше двух месяцев назад – после просмотра фильма "Хатико". Просмотрев "Хатико", я зарыдала. Я потом смотрела его второй раз и второй раз рыдала, и в третий раз – и третий раз рыдала. Это было очень странно для меня. Я помню, когда я посмотрела "Титаник", то плакала только после первого просмотра. Вот собака меня просто вдохновила на слезы, можно сказать.

- А кто ваши друзья? Есть ли среди них иностранцы или люди другой культуры?

- Нет таких людей, которых можно назвать друзьями. Могу сказать, что у меня есть знакомые.

- Существуют ли у вас какие-то предрассудки – с такой-то группой нельзя общаться, с другой можно?

- Я почему-то отклоняюсь от людей, которые по национальности Азербайджан, Узбекистан. Почему-то я не могу с ними общаться. Не потому, что я не хочу, а потому что я просто не могу. У них такая манера разговора, которая меня просто отталкивает.

- А Северный Кавказ?

- Мне кажется, что это очень вспыльчивые люди. Я боюсь, что я могу их не понять и… Но это не значит, что я с ними не буду общаться. У меня есть знакомые, мы переписываемся… Но я боюсь, что если мы с ними увидимся, я почувствую себя очень неловко, потому что я могу чего-то не понять.

Алла Гербер:
- А с евреями?

Евгения Каратыгина:
- Тоже никогда.

- А какие в вашем представлении евреи, раз мы заговорили об этом?

Ксения Каратыгина:
- Я думаю, что это обычный человек. Почему он должен быть каким-то другим? Я, например, по отношению к евреям ничего плохого сказать не могу.

- Сталкивались ли вы со стереотипами?

- Всегда говорят, что к евреям какое-то недоверие, постоянное гонение евреев.

Алла Гербер:
- Где недоверие и гонение?

Ксения Каратыгина:
- Например, гонение евреев во время войны.

Алла Гербер:
- Вы не знаете, что 6 млн. были уничтожены только за то, что они были евреями? Вы не знаете про это?

Ксения Каратыгина:
- Я не знаю, но это глупо, по-моему.

Алла Гербер:
- Мягко говоря.

Евгения Каратыгина:
- Вы сейчас спрашивали, кто такие евреи, что они из себя представляют. Мне кажется, что это, когда родители не то что разных кровей, а когда русская женщина и мужчина другой национальности…

Алла Гербер:
- Евреи – это просто национальность. Грузин, француз, азербайджанец, русский, украинец, белорус – это национальности. Это очень древний народ. Иисус Христос кто был по национальности?

Евгения Каратыгина:
- Раз вы спросили, то вероятно он был евреем.

Алла Гербер:
- Скажите, пожалуйста, вы ходили голосовать?

Евгения Каратыгина:
- Да, я голосовала за Владимира Владимировича Путина.

- И чем он вам так привлекателен?

Евгения Каратыгина:
-
Я не рассматривала – привлекателен он или нет. Для меня привлекателен вроде Прохоров. Но я голосовала за Путина, потому что я считаю, что это уже проверенный человек.

- Ксения, а вам тоже Путин нравится?

- Если бы я пошла голосовать (просто так вышло, что я без открепительного была), то я бы проголосовала тоже за Владимира Владимировича. Я не рассматривала других кандидатов, потому что мне кажется, он человек более надежный.

***
Сестры Каратыгина планируют жить и работать в Москве. Ксения пока еще не определилась, что она будет делать после университета, хотя учится отлично и получает повышенную стипендию. Евгения тоже отличница – мечтает стать актрисой и готовится поступать в Российскую академию театрального искусства. В настоящий момент сестры, помимо подработок на телевидении, раздают листовки и рекламные буклеты на улицах Москвы, проводят социологические опросы и даже нянчат чужих детей. Выживают, как могут, и с оптимизмом смотрят в будущее.
XS
SM
MD
LG