Linkuri accesibilitate

Что означает назначение Д. Рогозина представителем России в Приднестровье?


Еуджен Карпов

Еуджен Карпов

Интервью с вице-премьером по реинтеграции Республики Молдова, Еудженом Карповым.


Свободная Европа: Назначение г-на Рогозина представителем Российской Федерации в Приднестровье – было ли оно неожиданным?

Еуджен Карпов: „В заявлении Министерства иностранных дел и европейской интеграции четко и ясно отражено восприятие официальным Кишиневом принятого в Москве решения относительно г-на Рогозина. Лично я считаю, что негоже важные решения доводить до сведения международных партнеров через СМИ. Между государствами существует достаточно институтов, механизмов, инструментов, которые специализируются в обеспечении хорошей коммуникации и диалога, в частности, между государствами, претендующими на то, что их связывают дружественные отношения, конструктивные и долгосрочные, основанные на взаимном уважении. Именно такие отношения, считаем, у нас должны быть с Российской Федерацией. Для этого имеется и внушительное количество межгосударственных двусторонних соглашений, для этого мы и являемся партнерами в различных региональных, европейских, международных структурах. Следовательно, мы должны использовать все возможности общения, прежде всего для того, чтобы не выходить затем с сообщениями для печати, в которых выражаем недоумение и удивление – факт, соответствующий действительности в подобных ситуациях.”

Свободная Европа: Какую, на ваш взгляд, политику будет проводить Москва через г-на Рогозина в регионе и, в частности, в Приднестровье?

Еуджен Карпов: „Именно такого рода пояснения потребовало наше министерство у представителей Посольства Российской Федерации в Кишиневе. В тех случаях, когда отсутствуют подробности и детали, возникают вопросы. К примеру, возникает вопрос о том, почему этот указ Президента Российской Федерации появился одновременно с двумя другими указами – о назначении представителей по Осетии и Абхазии. Почему он появился в тот самый период, когда обсуждается – и снова в прессе – предоставление Россией финансовой помощи Приднестровью. Есть целый ряд моментов, которые, если рассматривать их вместе, указывают на то, что не все ясно. Уточнения, за которыми обратилось Министерство иностранных дел, необходимо сделать в максимально короткие сроки. Их можно было сделать и до того, как указ был оглашен. Помню, недавно вице-министр иностранных дел Попов посетил Москву как раз с целью проконсультироваться по вопросам, включенным в нашу двустороннюю повестку. И хотелось бы отметить, что урегулирование приднестровского конфликта является, вероятно, одним из главных пунктов постоянного диалога, который ведется между Кишиневом и Тирасполем. В последние 20 лет Российская Федерация имеет четко определенную роль и статус в урегулировании приднестровского конфликта. Российская Федерация признала суверенный и территориально целостный характер Республики Молдова в границах по состоянию на 1 января 1990 года. Я думаю, что и назначение г-на Рогозина в этой должности станет элементом, который еще больше будет способствовать достижению задачи, стоящей перед всеми теми, кто участвует в формате 5+2 – чтобы Республика Молдова разрешила этот конфликт, чтобы мы стали государством в пределах общепризнанных границ, основываясь на принципе территориальной целостности и суверенитета и предоставив Приднестровью статус широкой автономии, который, к слову, провозглашает и Конституция Республики Молдова.”

Свободная Европа: Г-н Карпов, а может, не случайны и эти вопросы, которые возникают в последнее время – какую цену придется заплатить Кишиневу за устойчивое разрешение приднестровского конфликта? Тем более, что есть уже первые реакции из Тирасполя на назначение г-на Рогозина в этой должности. И приднестровский лидер Евгений Шевчук, и глава так называемой приднестровской дипломатии Нина Штански говорят об этом политике в самых восхваляющих терминах…

Еуджен Карпов: „Реакций много, в частности, с первых же минут Тирасполь направил в Москву телеграммы. Могу предположить, что тираспольская администрация знала об этом назначении раньше нас – правда, утверждать это я не могу. Конечно, реакции могут быть самые разные, но гораздо более конструктивно, чтобы любые решения, которые касаются территории какого-либо государства, принимались в режиме консультаций и таким образом, чтобы все причастные стороны считали, что они, эти решения, целесообразны и своевременны и будут способствовать достижению поставленной конечной цели.”

Свободная Европа: Я спросила и о цене, которую заплатит Кишинев…

Еуджен Карпов: „Я не могу говорить сегодня о цене, потому что переговоры ведутся не в закрытом режиме, исключительно между Кишиневом и Тирасполем. У нас предельно прозрачный механизм, каковым является формат 5+2, есть важные международные игроки, и любое решение, которое будет принято в этом формате – я имею в виду 5+2 – будет соответствовать международным стандартам, принципам, нормам международного права с тем, чтобы окончательное решение оправдало ожидания населения как правобережья, так и левобережья Днестра.”

Свободная Европа: Обратили на себя внимание и другие комментарии, например, поскольку Украина примет председательство Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Россия против достижения прогресса именно во время этого мандата Киева, и г-н Рогозин смог бы заблокировать определенные инициативы, как уже делал это в НАТО, будучи представителем России при Североатлантическом альянсе…

Еуджен Карпов: „Достижение успеха в период председательства в ОБСЕ зависит и от государства, которое исполняет этот мандат. Если вспомнить прошлый год, когда в ОБСЕ председательствовала Литва – в принципе, небольшое европейское государство – все считали, что прогресс будет незначительным, но удалось возобновить переговоры в формате 5+2, был проведен первый официальный раунд в этих целях и тем самым был заложен фундамент нового этапа, который практически продолжаем в этом году. Я думаю, что есть достаточно возможностей для того, чтобы на базе плодотворной работы, которую мы проведем в этом году, в следующем году добиться ощутимых результатов в период председательства Украины.”

Свободная Европа: Вы упомянули о статусе широкой автономии для приднестровского региона; с другой стороны, есть признаки, что тот же Кремль не может забыть о том, что не было подписано раньше – имею в виду„план Козака”. Насколько, по вашему мнению, реальна в перспективе возможность получить некий „план Рогозина”, схожий с „планом Козака”?

Еуджен Карпов: „Дважды в одну и ту же реку войти нельзя. План Козака связан с прошлым, с тех пор и истекло уже 9 лет. Изменились реалии, в переговорном механизме новые партнеры. Думаю, о плане Козака нельзя говорить как о механизме, способном сегодня обеспечить функциональность государства. Несомненно, нужно рассматривать модели, более близкие конфликту как форма разрешения. И здесь нужно воспользоваться всей поддержкой, которые в состоянии предоставить наши международные партнеры, основанной как на других моделях, показавших себя в других уголках мира, так и на нормах международного права. И тогда мы сможем обеспечить функциональную модель для объединенной Республики Молдова.”

Свободная Европа: Было много голосов, которые с уверенностью предрекали приход других политиков к власти на левом берегу Днестра. Легче ли, сложнее ли вести сегодня диалог с Тирасполем?

Еуджен Карпов: „Все-таки, пока мы в самом начале; есть определенные положительные признаки, основанные на большую открытость со стороны партнеров из Тирасполя. Нами инициировано много проектов, активизированы рабочие группы по направлениям, 15 марта был доставлен первый груз с левобережья Днестра в Кишинев для хранения и последующей ликвидации радиоактивных элементов, срок хранения которых в Приднестровье истек. Продолжаются дискуссии на уровне экспертов с целью найти решение вопроса о возобновлении железнодорожных грузоперевозок по приднестровскому сегменту. На следующую неделю намечены встречи как для других групп экспертов, так и на уровне представителей в формате 5+2. Динамика отношений Кишинев-Тирасполь активизировалась, и надеемся, что результаты – реальные, ощутимые, которые положительно повлияют на процесс приднестровского урегулирования – не заставят себя долго ждать. ”

Свободная Европа: Об этой помощи со стороны России Приднестровью было известно?

Еуджен Карпов: „Нет, у нас нет никаких подтверждений или опровержений со стороны России в этом вопросе. Но на встрече, которая вчера состоялась в МИДЕИ с представителями Посольства Российской Федерации, мы потребовали объяснений и относительно этой денежной помощи, которую Россия собирается выделить Приднестровью.”

Свободная Европа: Когда примерно проект статуса может быть вынесен на обсуждение в рамках формата 5+2?

Еуджен Карпов: „Нельзя назвать какие-то конкретные сроки вынесения проекта статуса на обсуждение за столом переговоров. Скорее, логика подсказывает, что лучше прийти с отдельными элементами, которые в конечном итоге вылились бы в заключительный документ. Именно такова и логика формата 5+2, и братиславского документа, подписанного в 2002 году, в котором закреплены цели и функции этого переговорного формата. По сути, это выработка пошаговых договоренностей, которые все вместе в конечном итоге образуют документ о статусе приднестровского региона.”

Свободная Европа: Возможный политический статус восточных районов Республики Молдова обсуждается одновременно с выводом 14-й армии? Потому что время от времени раздаются голоса о том, что Москва имеет в виду создание военной базы на территории Республики Молдова. Сейчас практически ничего не говорят о том, что вывоз вооружения оттуда продолжается…

Еуджен Карпов: „Это общие моменты, но, в то же время, и отличительные аспекты в том, что касается иностранного военного присутствия. Очевидно, что войска Российской Федерации дислоцированы на территории приднестровского региона Республики Молдова и где-то существует совместный контекст. Вместе с тем, стол переговоров на тему вывода войск с территории Республики Молдова находится между Кишиневом и Москвой и в рамках ОБСЕ. Именно здесь платформа для дискуссий, чтобы этот процесс был возобновлен как можно скорее, без отлагательств, и завершен организованно и максимально быстро. В формате 5+2 обсуждаем урегулирование приднестровского конфликта, составной частью которого является и присутствие миротворческой миссии. И здесь снова налицо военные представители Российской Федерации, но которые участвуют в этом миротворческом механизме на основании соглашения, подписанного в 1992 году между Республикой Молдова и Российской Федерацией.”

Свободная Европа: Когда-либо в рамках молдавско-российского диалога поднимался вопрос о военной базе на территории Приднестровья?

Еуджен Карпов: „Нет, лично мне об этом ничего не известно. Республика Молдова – нейтральное государство, что закреплено и в Конституции, поэтому мы не можем ни дискутировать по этому поводу, ни включать к обсуждению вопросы, которые позволили бы развернуть иностранные военные базы на территории нашего государства, независимо от того, чья эта армия.”
XS
SM
MD
LG