Linkuri accesibilitate

Путину отвели роль Папы Карло


Владимиру Путину уже подыскивали разные маски. Сцена из спектакля Театра.doc "Берлуспутин", где российский лидер волею режиссера превратился в тролля.

Владимиру Путину уже подыскивали разные маски. Сцена из спектакля Театра.doc "Берлуспутин", где российский лидер волею режиссера превратился в тролля.

"Левада-центр" обнародовал итоги социологического опроса, в котором респондентам предлагалось сравнить российских политиков с персонажами сказки Алексея Толстого "Золотой ключик, или Приключения Буратино".

20 процентов участников опроса считают, что Владимир Путин похож на Папу Карло, 22 процента отдали роль Карабаса-Барабаса Владимиру Жириновскому, 11 процентов сочли Дмитрия Медведева похожим на Буратино. О целях и смысле такого опроса обозреватель РС беседует с его автором, заместителем директора "Левада-центра" Алексеем Гражданкиным.

- Традиционные социологические опросные средства не всегда позволяют правильным образом оценить отношение людей к тем или иным событиям или фигурам. Поскольку в этих отношениях находятся и серьезный эмоциональный компонент, и какие-то неосознаваемые мотивы и установки. А порой наши респонденты пытаются уклониться от ответов на какие-то острые вопросы. Для того чтобы уйти от этого и представить себе более богатый спектр отношений, мы используем, помимо опросных методов, иногда и невербальные методики - различного рода тесты, ассоциации. Например, с какими цветами ассоциируются те или другие политики либо с какими животными. Поскольку за каждым цветом, животным, объектом закрепляется определенный смысл оценок, порой это дает довольно продуктивные результаты. В этом отношении очень полезным оказалось соотнесение деятелей и актеров нашего политического театра с театром, знакомым с детства, с детской сказкой "Золотой ключик", где достаточно большое количество разных персонажей, каждый из них имеет определенный характер, за каждым закреплены определенные смыслы: хороший - плохой, удачливый - неудачливый, активный - пассивный, герой - жертва, кукловод - кукла.

- Какие выводы можно сделать по результатам этого опроса? Вот Владимиру Путину чаще всего предлагали роль Папы Карло, Жириновский становился Карабасом-Барабасом, Зюганов бывал и Папой Карло, и Джузеппе. О чем это свидетельствует?

- Близость каждого политика к той или иной роли и готовность опрошенных отдать эту роль одному политику, а не какому-то другому показывает, что те смыслы, которые вкладывают традиционно в эту роль, оказываются наиболее близки данному политику в сознании населения. Есть как бы две положительных фигуры, два основных положительных героя этой сказки - Папа Карло, как создатель, такой добрый бог этого самого кукольного мира, и Буратино, как герой этого кукольного мира, самая активная кукла. Вот эти роли чаще всего отдавались: роль Папы Карло - либо Путину либо Зюганову, но Путину несколько чаще, и второй - Буратино - конкурировали Прохоров и Медведев, который все-таки несколько чаще упоминался, чем Прохоров.

- Медведев довольно часто еще получал роль Пьеро. Это потому что он безвольный, как вы думаете?

- Да, и роль Пьеро, и роль Мальвины. Некоторая игрушечность его положения при распределении ролей таким образом и проявлялась. Есть фигуры, которым отдаются основные роли, как бы основные претенденты в борьбе за пост президента России боролись за роль демиурга этого кукольного мира, в том числе там были хорошие боги - Зюганов и Путин, и вот такой вот нехороший бог - Карабас-Барабас - Жириновский. Миронову отводилась роль Кота Базилио, плутоватого и не очень удачливого игрока.

- Какие социологические выводы на основании результатов этого опроса можно сделать? Что означают эти ассоциации?

- Та информация, которую мы получаем с помощью таких методов, лишь позволяет несколько обогатить достаточно бедные, вербальным образом описываемые образы наших политиков. Люди, мало интересующиеся политикой, устали и от предвыборной кампании, и от риторики, которая в рамках этой кампании произносится. Тут такого рода метод позволяет оценить некоторые нюансы, а также это тот язык, на котором можно коммуницировать и описывать наших политиков той части аудитории, которая вроде бы политикой не интересуется.

Социолог Валерия Касамара, заведующая лабораторией политических исследований московской Высшей школы экономики, обращает внимание на такой аспект исследования "Левада-центра": российские политики страдают от отсутствия четкой идентификации:

- Для меня самым показательным оказался последний вариант ответа - "затрудняюсь ответить". Меньше всего затруднившихся ответить мы с вами увидим у Жириновского. Как бы его ни называли, Карабасом-Барабасом, Дуремаром или Арлекином, большинство людей так или иначе его ассоциируют с каким-то героем. То есть меньше всего вопросов возникает с тем, кто такой Жириновский. За ним закреплен четкий, устойчивый имидж в глазах разных граждан, но, тем не менее, этот имидж имеет место быть. Больше всего неопределившихся у Григория Явлинского. И вообще распределение ответов, оно такое, скажем, на грани статистической погрешности, потому что всего 8 процентов сказали, что он похож на Пьеро. Из этого могу сделать вывод, что вот с ним-то как раз и возникает самый большой вопрос, потому что ярких ассоциаций он не пробуждает. Но даже те 20 процентов, которые получил Владимир Путин, потому что самые многочисленные проценты достались Жириновскому - 22 процента сказали, что он Карабас-Барабас, и вот 20 процентов Путина назвали Папой Карло, для меня это тоже является показателем того, что в данном случае участники опроса, скажем так, не смогли провести какую-то взаимосвязь между героями из сказки и действующими политиками.

- Это просто погрешность самого опроса? Не всегда просто наложить литературную ткань на реальность. Либо здесь есть проблема недостатка идентификации у российских политиков?

- Для меня это является симптомом того, что на самом деле не хватает российским политикам той яркости, которая могла бы действительно пробуждать какие-то образы, будь то взаимосвязь с животным, с литературным героем или ассоциация, сравнение с кем-то из предшествовавших политических деятелей. Потому что если мы с вами вспомним результаты того же "Левада-центра", опросы, которые проводились в начале президентства Медведева, то, например, главной положительной чертой Медведева было то, что он является ставленником Путина. У нас нет ярких образов, которые действительно порождали бы какие-то ассоциации, достаточно яркие, красочные.

- А почему российским политикам, на ваш взгляд, не хватает яркости? Это вопрос к их пиар-службам или это просто стиль российской политики, где все размыто?

- Для меня это, скорее, является стилистикой, характерной чертой российской политики. Потому что если мы с вами посмотрим на возрастной состав политиков, то все они у нас, скорее, "хомо советикусы". Даже Михаил Прохоров, самый молодой из этих политиков (хотя нет, Медведев, наверное, самый молодой) - у всех у них есть такой очень мощный шлейф хомо советикуса. Кто-то из них пытается выстраивать свой имидж совершенно по-другому, но вот наше восприятие этих политиков, оно, мне кажется, тоже имеет такую от нагрузку советского прошлого. И здесь не вопрос к пиар-службам. Потому что если человек внутренне не может что-либо сделать, и пиар-служба будет на этом настаивать, и технологи будут уверять, что надо это сделать, то это будет выглядеть неестественно и, скорее, принесет вред, нежели пользу данному политику.

- Это проблемы переходного периода, проблемы роста? Или вы склонны считать это просто такой имманентной чертой российской политики?

- В данном случае мне хотелось бы быть оптимистом, потому что цивилизовываемся мы достаточно быстро, но пока что деваться некуда, и "хомо советикус" дает о себе знать намного чаще, чем, например, "хомо демократикус".

- Я обратил внимание в результатах этого опроса на противопоставление кукловод - кукла. Вот кукловодов фактически нашлось только трое - Путин, Зюганов и Жириновский.

- Прежде всего это я связываю с тем, что у Зюганова есть действительно устоявшийся имидж, и есть свой устоявшийся электорат. Но если мы с вами посмотрим опять же на процентное распределение, то максимум процентов, которые получил Зюгановм - это 13, что немного. Что касается Жириновского, то я уже сказала, что это, наверное, единственный политик, у которого есть такой вот четкий имидж и в представлениях россиян. Что касается Путина - понятно, на образ Папы Карло работали все средства массовой информации в течение практически 12 лет. А все остальные... Ну, опять же, что было сделано за этот период, чтобы эти политики как-то заиграли и не занимали роль Дуремара, Мальвины или Пьеро?

- Валерия, у вас есть какой-то свой список приоритетов? Вы присоединяетесь к относительному большинству участников этого опроса, которые распределили роли так, как они распределили, или у вас своя точка зрения?

- Я размышляю по поводу Путина, которого ассоциируют с Папой Карло, шарманщиком, и для меня, честно говоря, Папа Карло все-таки является героем глубоко положительным, в отличие от Владимира Владимировича, поэтому я бы, скорее, его назвала Карабасом-Барабасом.

- А кого бы вы сравнили с Буратино?

- Понимаете, Буратино тоже был мальчишка-то неплохой, и в результате все сделал очень хорошо. Здесь бы хотелось Дмитрия Анатольевича Буратино назвать, но вот, к сожалению, в свете последних политических событий не сильно получается. Ну, либо еще можно было бы его, конечно, назвать Артемоном, пудель исправно служил и четко выполнял отведенную ему роль, без каких бы то ни было амбиций.

- У Михаила Прохорова есть своя роль в вашем распределении?

- Я бы здесь его, скорее, видела в роли Буратино и присоединилась бы к тем 9 процентам, которые его назвали как раз вот Буратино. В сравнении со всеми остальными я бы все-таки сказала, что для Прохорова, который совсем недавно появился на политическом Олимпе, это очень даже хороший результат.
XS
SM
MD
LG