Linkuri accesibilitate

Возвращение полковника-2


Эрнест Варданян, политолог, журналист

Эрнест Варданян, политолог, журналист

Разоблачения Михаила Бергмана: Москва шантажирует Кишинев?


Не успел я написать на прошлой неделе о возвращении бывшего военного коменданта Тирасполя, тогда полковника, ныне генерал-майора Михаила Бергмана, как герой моей публикации уже выступил с первыми и явно не последними разоблачениями.

Неделю назад я писал, что назначение Бергмана помощником и специальным представителем Евгения Шевчука в Москве, помимо очевидного содействия Тирасполя Москве в расследовании финансовых махинаций смирновского клана, имеет «второе дно». Бергман – очевидец многих событий первой половины 90х годов, он слышал и видел то, что делалось в Тирасполе и Кишиневе.

Посему, если кто-то решил поднять на поверхность дела минувших дней, то лучшей, чем Бергман, кандидатуры найти сложно. Но кто же этот «кто-то»? В этом вся интрига ситуации. Но сначала остановимся на том, что сказал Бергман – а он в интервью Publika TV заявил, ни много ни мало, что «в Молдове был траур, когда Смирнов проиграл выборы».

В целом, за время 25-минутной беседы бывший комендант то и дело менял цели своих «атак» - от Смирнова к Воронину, снова к Смирнову, затем к Антюфееву, затем на сегодняшнюю верхушку Молдовы. Словом, новоявленный помощник Евгения Шевчука поставил на одну доску тех, кого 20 лет было принято считать врагами – руководителей Республики Молдова и бывших лидеров непризнанного Приднестровья.

Михаил Бергман откровенно сказал то, что, в общем-то, знали многие журналисты, эксперты и уж конечно политики на обоих берегах Днестра, в Киеве, в Москве. Знали, но, как говорится, стеснялись сказать. То, что молдавское руководство кормилось и кормится с приднестровской «черной дыры», не было секретом, но именно Бергман заявил об этом открыто и недвусмысленно, причем в эфире кишиневского телеканала, да еще в статусе спецпредставителя лидера непризнанной республики в Москве. Я вряд ли погрешу против истины, если скажу, что такие разоблачения – а я уверен, они еще будут – способны произвести эффект разорвавшейся бомбы.

В приднестровском регионе может произойти ломка сознания населения, которое 20 лет привыкло слышать о том, что в конфликте начала 90х годов виноваты исключительно «националисты Молдовы», а сама республика стала «жертвой фашистской агрессии». Если генерал-майор продолжит свои повествования, он, возможно, расскажет подробнее о том, кто стоял за провокациями весны 1992 года в Дубоссарах и Бендерах, о роли ныне покойного командира бендерского батальона Юрия Костенко, наконец, о роли приднестровских спецслужб в умелом разжигании и усугублении конфликта.

Руководство Молдовы, в свою очередь, будет вынуждено объяснять своим гражданам, почему существование приднестровского конфликта – а по сути, неконтролируемого «черного оффшора» - было и остается выгодным для Кишинева. Если Бергман однажды назовет имена «героев», которые 20 лет обкрадывали народ Республики Молдова, действуя заодно с Тирасполем, сегодняшние кишиневские дрязги покажутся детским лепетом, ибо получится, что легитимные власти признанного государства вступили в сговор с неконституционным режимом, содействуя узурпации власти на части территории Республики Молдова и участвуя в мошеннических и контрабандных схемах, нанесших экономике РМ колоссальный ущерб, который будет очень трудно подсчитать и еще труднее компенсировать.

«Если…» А если нет? И вот теперь я подхожу к вопросу, который написал выше: кто же тот неизвестный или те неизвестные, которые, возможно, стоят за Михаилом Бергманом и позволяют делать такие заявления?

Можно, конечно, допустить, что генерал действует исключительно по собственной инициативе или, как минимум, с одобрения Евгения Шевчука. Но это было бы наивно. Бергман затронул такие «материи», намекнул на таких больших людей в Кишиневе и Москве, что сложно доказать самому себе, будто это исключительно его правдолюбие.

Проще говоря, я допускаю наличие влиятельных сил, которые дали Бергману «зеленый свет» в его разоблачениях. Скорее всего, это люди в Москве, которые решили таким образом сделать прозрачный намек кишиневскому политбомонду – и нынешним, и прежним властям: мол, «вы на крючке, ведите себя прилично». В конце концов, генерал в интервью телеканалу ясно сказал, что те, кто стоял за спиной Смирнова, будут шантажировать всех, с кем имели дело, в том числе кишиневских политиков.

С «режиссерами» процесса вроде бы ясно, но каковы цели? Если учесть, что в последнее время руководство Республики Молдова пошло на беспрецедентное сближение с Румынией, недовольство Москвы можно легко прочитать – и так же легко предсказать ответную реакцию. Видимо, Россия решила действовать негласно, но жестко, взяв «за живое» действующих и бывших руководителей РМ, которые в той или иной степени причастны к приднестровской контрабанде и отмыванию денег.

Соответственно, первое выступление Бергмана в новом качестве, где он едва не назвал конкретные имена, - это очень ясный сигнал Москвы. И это чистой воды шантаж, но, с другой стороны, кишиневские политики должны были отдавать себе отчет в том, что совместные с сепаратистами «подвиги» когда-нибудь станут достоянием гласности.

Готов ли народ Республики Молдова к громкому разоблачению своего руководства?..
XS
SM
MD
LG