Linkuri accesibilitate

Тирасполь-Кишинев: Почва для диалога есть, шагов конкретных нет



Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

Евгений Шевчук лишил приднестровских чиновников привилегии ездить на машинах со специальными номерными знаками. Распространит или нет Евросоюз визовые ограничения на новую приднестровскую администрацию? Сегодня беседуем с гостем передачи, экспертом Ассоциации по внешней политике Молдовы Еудженом Ревенко.

Начнем, как обычно, нашу передачу с обзора новостей за минувшую неделю, который представит моя коллега Юлия Михайлова.

*

В Тирасполе состоялось первое заседание нового правительства. Кабинет министров и пост премьера - являются новыми институтами власти и созданы после декабрьских выборов главы региона. Приднестровский лидер Евгений Шевчук заявил, что новые структуры управления цитата: «должны обеспечить тесное взаимодействие между собой, чтобы создать условия для улучшения жизни граждан, они должны чувствовать эффективность этой работы», конец цитаты.

На заседании 10 февраля Евгений Шевчук заявил также, что специальные номерные знаки должны быть сняты с автомобилей чиновников и заменены обычными. Он пояснил, что спецномера будут использоваться только для выезда правительственных делегаций за пределы Приднестровья и для встречи иностранных делегаций. Как передает агентство Новый регион, Шевчук отказался от так называемых президентских номеров. Спецзнаки будут сняты и с автомобиля главы местного парламента, а также с автотранспорта администраций и аппаратов руководителей ведомств. Пользоваться служебными номерами смогут только машины служб экстренного реагирования, машины сопровождения службы безопасности главы администрации, а также инкассаторские авто Центробанка Приднестровья. Исключением станут и министерства внутренних дел, обороны и иностранных дел. «Это делается для того, чтобы мы функционировали в тех же условиях перемещения на дорогах, что и наши граждане», – сказал Евгений Шевчук.

Приднестровское правительство рассматривает возможности сокращения бюджетных расходов и реструктуризации ряда ведомств в зависимости от их эффективности. Глава кабинета Петр Степанов подчеркнул необходимость таких мер, «даже если они будут непопулярными». В список предстоящих оптимизаций попали министерства внутренних дел, здравоохранения, просвещения, включая подведомственные структуры, в том числе финансируемые из бюджета СМИ, Приднестровский университет, Тираспольский театр драмы и комедии, Военный и Юридический институты. Внесено также предложение о переводе служебных автомобилей на более экономичный сжиженный газ. Бюджетный дефицит приднестровского региона традиционно дефицитный в последние годы. В этом году лишь четвертая часть расходов покрыта доходами.

Вопрос о преобразовании миротворческой миссии в приднестровском регионе не войдет в повестку дня очередного раунда переговоров в формате „5+2”, намеченного на конец февраля в Дублине. Вице-премьер по реинтеграции Еуджен Карпов заявил для Info-Prim Neo, что почва для таких дискуссий еще не подготовлена. По его словам, несмотря на то, что участники формата 5+2 - ОБСЕ, Евросоюз и Соединенные Штаты Америки, а также Украина - поддерживают идею преобразования миротворческой операции из военной миссии в гражданскую под международным мандатом, необходимо еще и согласие Российской Федерацией. Вице-премьер подчеркнул, что в Дублине будут обсуждаться принципы переговорного процесса.

Посол Российской Федерации в Кишиневе Валерий Кузьмин выразил надежду на то, что на предстоящем раунде переговоров в ирландской столице будет сделан шаг вперед в приднестровском урегулировании. Выступая на брифинге по случаю дня дипломатического работника Российской Федерации, Валерий Кузьмин сказал, что Москва придерживается своей прежней позиции, а именно – что основным в процессе урегулирования должен быть принцип равноправия сторон. Вместе с тем, в Москве позитивно оценивают настрой Кишинева и Тирасполя продолжать работу в рамках экспертных групп для решения проблем жителей обоих берегов Днестра, - подчеркнул посол, цитируемый агентством Новый регион. «Тирасполь предпринял несколько шагов доброй воли, в том числе, отменил 100% пошлину на ввозимые из Правобережья товары и немного облегчил пропускной режим», теперь, сказал Кузьмин, наступила очередь Кишинева предпринимать шаги по укреплению доверия.

Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин заявил, что при обсуждении проблем затяжных конфликтов на постсоветском пространстве ирландское председательство в ОБСЕ должно учитывать новые геополитические реалии. «Исходим из того, что деятельность ОБСЕ в 2012 году на этом направлении будет основываться на согласованных единых принципах урегулирования - консенсус, верховенство международного права, мирное урегулирование конфликтов путем переговоров в рамках существующих форматов, недопустимость применения силы», сказал Виталий Чуркин. Ирландское председательство в ОБСЕ подтвердило, что урегулирование приднестровского конфликта – в списке приоритетов. Выступая в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, вице-премьер Ирландии Эймон Гилмор сказал недавно, что в этом году, когда его страна председательствует в ОБСЕ, Ирландия более активно займется урегулированием затяжных конфликтов в зоне ОБСЕ, т.е. приднестровского, абхазского, южноосетинского и нагорно-карабахского.

*

Свободная Европа: Итак, приднестровские чиновники могут лишиться права ездить на автомобилях со спецномерами, за исключением особых случаев. Мы попытались узнать, как относятся жители региона к инициативе нового лидера Приднестровья Евгения Шевчука.

– Думаю, что правильно. Потому что будут приравниваться к обыкновенному водителю. Все люди равны перед законом. Так что, я думаю, если он нарушит правила дорожного движения, значит, будет отвечать по закону.

– Почему они должны отличаться от кого-то? Они такие же люди, как и мы. «Шкода», в принципе, нормально.

– Ну, я не знаю… Раньше они на «Волгах» ездили.

– У меня такое… двоякое мнение. Если бы они были хорошие, наша власть, я бы им все разрешала бы. И номера, и машины самые лучшие. Если бы они хотя бы немножко для народа старались. Хотя бы, я уже не говорю, молодым очень тяжело жить, но пенсионерам – это вообще.

– Автомобили руководства должны отличаться от автомобилей обычных граждан, но все-таки правила создавались для всех, поэтому все их должны соблюдать. А отличия, ну, по крайней мере, как минимум в номерах должны быть, это однозначно. Элементарно, в виде, допустим, когда какое-то событие или куда-то в общественное место приезжает даже наш президент, чтобы люди понимали, что приехал не кто-нибудь, а именно он.

– Надо экономить. Потому что мы только начинаем входить в новую колею, и, по-моему, надо, конечно, поскромнее иметь машины. Не заграничные и с такими номерами, что им не нужен ни светофор, им никто не нужен, ни зебры эти, они гонят, потому что у них такие машины.

– Люди все у нас равны, значит, все должно быть для всех одинаково.

– Очень поддерживаю. Потому что пользуются этими спецзнаками, может быть, не по назначению. Они, может быть, нужны, но только для специальных служб. Надо проверять, ездить в колхозы, поднимать животноводство, сельское хозяйство. Пешком не будешь ходить, даже вертолеты нужны, чтобы следить, отслеживать, где кто чем занимается. Потому что по сей день неизвестно, занимаются все подряд, кому чем не лень.

Свободная Европа: Мнения случайных людей, встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя.


Дорогие друзья, как уже прозвучало в начале передачи, сегодня у нас в гостях эксперт Ассоциации по внешней политике Еуджен Ревенко. Тема нашего разговора – визовые ограничения Евросоюза в отношении приднестровских лидеров – «традиционна» для февраля, так как эти меры были введены именно в феврале, еще 2003 года, и каждый год продлеваются в этом же месяце. Г-н Ревенко, но сегодня в Тирасполе новое руководство, лидеры которого не подвергались визовым ограничениям. Как, по вашему мнению, следовало бы поступить в этой ситуации? Включить и их в черный список Евросоюза? Или Европейскому союзу отменить свое решение, продлеваемое ежегодно? Что следовало бы предпринять?

Еуджен Ревенко: „Я думаю, тех, кто находился во главе этого региона и привел к нарушениям, которые и стали поводом для введения этих ограничений – пусть большинство из них не занимает сейчас должностей в этой администрации – их не следует исключать из этих списков, так как никакого положительного вклада они не внесли. Во-вторых, тираспольская администрация, при всей европейской эйфории, ничего не предприняла для того, чтобы изменить положение школ, прежде всего тех, что стали поводом для введения этих ограничений. Речь идет о школах, находящихся под молдавской юрисдикцией. Эта власть ничего не сделала для сближения, разве что немного изменила риторику и стала более улыбчивой. Изменений по существу в отношениях с Кишиневом нет, поэтому не вижу повода для невключения этих лидеров в список лиц, в отношении которых действует запрет на поездки в шенгензону, в европейские страны”.

Свободная Европа: Но не слишком ли рано? Может, надо дать им какое-то время, возможность проявить себя в положительном смысле, как вы считаете? Тем более, что, если я не ошибаюсь, по ходатайству Кишинева в 2009 году эти ограничения Евросоюза были приостановлены…

Еуджен Ревенко

Еуджен Ревенко

Еуджен Ревенко: „Я бы учел объективные критерии. Почему Кишинев должен отказаться от единственного рычага влияния, который у него есть вместе с европейскими партнерами на тираспольскую администрацию? И, заметьте, ничего не получив при этом взамен. Проблемы не решаются. Почему приднестровским властям не доказать на деле свою открытость – скажем, срочным, незамедлительным возвратом и восстановлением ситуации в школах молдавской юрисдикции. Земельные проблемы местных жителей также не решены по сей день. И в чем тогда объективные предпосылки? Не односторонняя ли это уступка перед этой администрацией? Достаточно ли небольшого преображения, пусть и, надо признать, сравнительно приятного… Или речь идет о радикальном пересмотре позиции Евросоюза и Соединенных Штатов Америки, которая определяется с оглядкой на Российскую Федерацию, и тогда возможный отказ от ограничений объясним”.

Свободная Европа: Европейский Союз, по всей видимости, заинтересован в диалоге с новой тираспольской администрацией и, в частности, в отношении мер доверия. Недавно стало известно, что в текущем году на эти цели для Приднестровья будет выделено 13 миллионов евро. Как, по вашему мнению, может развиваться этот диалог с новой администрацией?

Еуджен Ревенко: „Я думаю, если эти деньги выделяются для приднестровского региона – это ошибка. Мы должны говорить о мерах по укреплению доверия, так, как было сформулировано. Это первое. Второе: важно, наверное, чтобы эти деньги были выделены не произвольно, а в строгом согласовании с конституционной властью, а не с администрацией, которая есть де-факто в Приднестровье. В противном случае это будет противоречить правилам, скажем так, или принципам и ценностям Европейской конвенции по правам человека”.

Свободная Европа: но для этого должен существовать и диалог между Кишиневом и Тирасполем, по крайней мере, для установления совместных мер…

Еуджен Ревенко: „Об этом я и говорил чуть раньше – что предпосылки для этого диалога есть, но конкретных шагов нет, по крайней мере со стороны Тирасполя, чтобы доказать наличие воли, желания предпринять определенные действия. По моему мнению, помощь, которая поступает или будет предоставлена со стороны, в частности, ЕС, должна быть обусловлена, и чтобы эта обусловленность была эффективной, так как мы не раз убеждались в том, что в этой части света реформы и продвижение вперед не происходят без каких-то увязок. Понимаю обеспокоенность европейцев, их желание активизировать как-то свое присутствие в регионе. Понимаю, что практически их не видно в регионе по сравнению с влиянием России; несмотря на их частые визиты и протокольные встречи, которые там проходят, Российская Федерация имеет определяющее влияние. Но, повторяю, реальные проекты не могут предлагаться и осуществляться, прежде всего, без согласования общей программы содействия Республике Молдова, в частности, с Бюро по реинтеграции. Разумеется, речь идет не о желании продиктовать список проектов, которые представляли бы интерес; но опять-таки, эта помощь должна способствовать сближению берегов, а не созданию определенных параллельных структур, которые вели бы к отдалению Кишинева от Тирасполя. Важно, чтобы часть этой помощи пошла на совместные проекты, направленные на восстановление связей между правым и левым берегом Днестра. Кстати, направления этой помощи известны, они определены европейским донором. Сейчас представителям гражданского общества важно разработать порядок действий и проекты таким образом, чтобы отдача от них была максимальной”.

Свободная Европа: Почему, по вашему мнению, Тирасполь колеблется сделать больше шагов навстречу, ведь сам Евгений Шевчук заявил, что одна из его задач состоит в полном устранении всех барьеров на пути свободного перемещения товаров и услуг? Пока же г-н Шевчук снял эти ограничения только в отношении жителей приднестровского региона. Почему?

Еуджен Ревенко: „Потому что его заботит, прежде всего, ситуация в Приднестровье. Я сомневаюсь в том, что они видят мир теми же глазами, что и мы. Во-вторых, мы не можем знать, намерен ли сегодня Евгений Шевчук и его администрация, или намерен ли он в большей степени, чем Игорь Смирнов, идти на сближение берегов Днестра, а не паразитировать в дальнейшем, потому что давайте называть вещи своими именами – Приднестровье представляет собой регион, который не способствует благосостоянию всей Республики Молдова, но пользуется привилегиями, в частности, торговыми, которые дает Молдова и ее международные связи, ничем, со своей стороны, не способствуя этому процессу. Поэтому и говорю о некотором паразитировании. Но правда также, что и Республика Молдова, и Приднестровье в равной степени слаборазвиты или недоразвиты, и что Приднестровье представляет огромную угрозу для Молдовы, для спокойствия и стабильности страны и всего региона. Не надо забывать, что приднестровский экономический миф в очень большой степени, процентов на 75, так говорят они – что 75% их бюджета дефицитный, т.е. бюджета у них просто нет и зависит он, этот бюджет, от прямых бюджетных вливаний и существенных субсидий, которые поступают из России вместе с ее политической поддержкой. И еще один момент важно отметить: Евгений Шевчук не представил пока никакой четкой стратегии относительно того, что именно он намерен строить, имея под боком спецслужбы Российской Федерации, тот же персонал, тот же порядок, те же правила, с российской военной базой, с теми же российскими военными миротворцами. Также понимаю его желание дать какую-то надежду крупным предприятиям, которые еще существуют в Приднестровье и еще работают благодаря каким-то субсидиям на газ и энергию со стороны Российской Федерации. Однако в случае изменения каких-то условий на месте возможно сокращение субсидий, которые поступают из Российской Федерации. И тогда, не исключено, окажется, что Приднестровье – это регион, который ничего не производит, регион, полный безработных граждан, и этот факт вызовет напряжение. Поэтому, скорее всего, эти реалии и вынуждают Евгения Шевчука быть более внимательным к тому, какие шаги он намерен предпринять. Что, тем не менее, не объясняет злоупотреблений, допускаемых по отношению к местным жителям, я имею в виду земельные участки в зоне безопасности, принадлежащие гражданам Республики Молдова, а также дискриминацию по отношению к школам”.

Свободная Европа: Допустим, проекты по укреплению мер доверия развернутся с помощью Европейского Союза, при поддержке и Тирасполя, и Кишинева. Считаете ли вы, что такой способ сотрудничества, диалога – через проекты – может приблизить политическое решение?

Еуджен Ревенко: „Несомненно, отсутствие мер доверия отдаляет политические решение, отдаляет любое решение. Во-вторых, меры доверия призваны решить какие-то уже существующие проблемы без особых политических усилий, проще говоря – они могут в какой-то степени снизить напряжение. И не следует связывать слишком большие ожидания с этими мерами доверия. Меры доверия могут создать дополнительные коммуникационные мосты, а расширение связующих мостов, усиление взаимодействия нередко заставляет нервничать определенных лидеров, особенно из сепаратистских зон. Меры безопасности сами по себе не являются достаточным условием для осуществления реинтеграции страны. Это длительный процесс, и чтобы этот длительный процесс политических дискуссий не оказался стерильным, чтобы наполнить его контекстом сближения - именно для этого и принимаются меры доверия. Но не надо забывать, что политические дискуссии о статусе еще не начались, и маловероятно, что они начнутся в скором времени между Кишиневом и Тирасполем. Наверное, необходимо будет создать определенные предпосылки и выяснить позиции Европейского Союза, Соединенных Штатов Америки, в том числе в вопросе о миротворцах. Разобраться, в конце концов, сколько у нас партнеров для того, чтобы следовать логике перемен в Приднестровье – путем демилитаризации, пересмотра миротворческого формата из военного в гражданский. Выяснить, в какой степени США разделяют позицию Российской Федерации в этом вопросе, или в какой степени Европейский Союз является независимым игроком и разделяет озабоченность государства, который является его соседом, по сохранению ситуации и дальнейшей демилитаризации – в случае, если между Соединенными Штатами и Россией наметится общая позиция в том, что касается пересмотра статуса миротворческих сил, и когда именно может наступить этот момент”.

Свободная Европа: В таком случае, зачем Тирасполю политическое решение проблемы, если он может получить все, чего добивается, благодаря этим самым проектам по укреплению мер доверия?

Еуджен Ревенко: „Я думаю, этими мерами доверия Тирасполь получит далеко не все, чего он добивается, потому что Тирасполю нужны, как я уже говорил выше, еще 75% бюджета. Тирасполю придется и здесь искать легальные пути, я возвращаюсь к предыдущему вопросу: недавно появилась информация, что весь золотовалютный резерв так называемого центрального банка Приднестровья исчез. Интересно, как исчез? Незаметно так, пешком перешел границу с Россией, Украиной? Есть меры, которые следует предпринять в таких случаях. Ведь если кто-то похитил слитки золота или вынес мешки с деньгами из Приднестровья, и если это средства региона, их надо искать, надо возбудить уголовное преследование. И Кишинев вместе с Тирасполем должны быть заинтересованы в том, чтобы провести совместное расследование. Более того, в этом случае не должно быть, тем более не должно быть оснований для снятия визовых ограничений с бывших приднестровских лидеров. Ведь если такое расследование не будет начато, значит, Тирасполь и не собирается выяснять, куда исчезло золото”.

Свободная Европа: гость нашей сегодняшней передачи, эксперт Ассоциации по внешней политике Еуджен Ревенко.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG