Linkuri accesibilitate


Почти сутки Россия находилась на пороге крупнейшей техногенной аварии со времен Чернобыля. Выясняются подробности пожара на атомной подлодке "Екатеринбург" в конце декабря.

"Коммерсант-Власть" публикует собственное расследование чрезвычайного происшествия на судоремонтном заводе в поселке Росляково под Мурманском, которое едва не обернулось масштабной катастрофой за три дня до нового года. Как пишут авторы статьи, у них есть все основания полагать, что во время пожара, с которым спецподразделения боролись целые сутки, на борту стратегического ракетоносца К-84 "Екатеринбург" находились ракеты с ядерными боеголовками, торпеды и два атомных реактора.

Слухи о наличии ракет и торпед на подлодке начали опровергать почти сразу после появления сообщений о пожаре, напоминает журнал. Специалисты и комментаторы разных уровней уверяли, что при любой постановке в док обычный и тем более ядерный боезапас с боевых кораблей и подводных лодок снимается.

Однако, по данным авторов публикации, в случае с "Екатеринбургом" этого не было сделано: лодка проходила краткосрочный осмотр, а в таких ситуациях командование иногда принимает решение не выгружать боезапас; факт его наличия на борту подтвердили сразу несколько независимых друг от друга источников в командовании ВМФ и на Северном флоте. Кроме того, уже после ликвидации пожара К-84 не осталась на заводе, а в первые же дни января спешно отправилась на место постоянного базирования, где находятся склады вооружений. Поскольку после пожара подлодка надолго вышла из строя, то единственный смысл такого перебазирования — выгрузка находившихся на К-84 ракет и торпед.

Таким образом, пишет "Коммерсант-власть", можно с уверенностью утверждать, что 29 декабря на "Екатеринбурге" находились:

16 (по данным ряда источников, чуть меньше) межконтинентальных ракет Р-29РМУ2 "Синева", на каждой из которых, по официальным данным, обычно размещены четыре боеголовки; электрические торпеды и противолодочные ракетоторпеды (не исключено, что одна-две торпеды или ракетоторпеды были с ядерными боеголовками); два водо-водяных атомных реактора ВМ-4СГ тепловой мощностью 90 МВт.

Пожар возник во время ремонта обтекателя гидроакустического комплекса. С утра 29 декабря в этом месте велись так называемые огневые работы (резка металла). На подлодке находились около 60 человек экипажа во главе с командиром, капитаном I ранга Игорем Степаненко. Огонь возник в 15:45 в носу субмарины, в нижней части пространства между легким и прочным корпусами.

Пламя быстро распространялось в межкорпусном пространстве. Над доком поднялся столб дыма, даже с берега были видны языки пламени. По Росляково, Мурманску и Североморску (закрытой военно-морской базе в 8 км от Росляково, где, в частности, расположен штаб Северного флота) понеслись тревожные слухи о горящей атомной подлодке.

Сильнейший огонь бушевал рядом с торпедами, всего в 40 м от ракетных шахт и в 100 м от ядерных реакторов. С целью избежать взрыва моряки в раскаляющемся первом отсеке начали выгружать торпеды из аппаратов.

К ликвидации огня подключилась срочно прилетевшая из Москвы бригада пожарных, специализирующаяся на тушении "спецобъектов". Кроме них к месту событий слеталось начальство: ночью в Североморск прибыл главком ВМФ Владимир Высоцкий, рано утром — начальник Генштаба Николай Макаров.

К утру 30 декабря ситуацию взяли под контроль, однако пожарные без остановки продолжали "проливать" раскалившиеся детали конструкции лодки с целью охладить их. Фактически тушение продолжалось до середины дня 30 декабря, а МЧС РФ сообщило на своем сайте о завершении работ по ликвидации пожара лишь в 18:19.

По мнению авторов публикации, взрыв хотя бы части торпедного боезапаса привел бы к непредсказуемым последствиям. Сильный взрыв и пожар в носу могли привести к повреждению ракетных шахт в четвертом и пятом отсеках, после чего ракеты в них загорелись бы или взорвались. Остается только гадать, выдержали ли бы такое соседние шахты и не взорвались ли бы все ракеты.

Взрыв ракет привел бы к дальнейшим масштабным разрушениям лодки — и в зоне пожара мог оказаться и седьмой (реакторный) отсек. Высокие температуры и ударная волна могли повлечь за собой разрушение активных зон реакторов — и несколько тонн радиоактивных веществ оказались бы в зоне пожара с дальнейшим попаданием в окружающую среду (воду, воздух и почву).

В результате опасности подверглись бы не только жители Росляково, но и соседних Мурманска и Североморска. Эвакуировать почти 400 тыс. человек в условиях полярной зимы с Кольского полуострова — задача практически нерешаемая. Среди населения могла бы возникнуть паника, и неизвестно, как власти бы сумели успокоить граждан и организовать их спасение.

Кроме того, при взрыве "Екатеринбурга" погибли бы десятки людей в доке и рядом с ним. Были бы уничтожены сам док, лодка и БПК "Кулаков", была бы заражена радиацией акватория Кольского залива — список самых ужасающих последствий можно продолжать без конца.

Что именно спасло нас от подобной катастрофы — умелые действия людей, тушивших пожар, героизм моряков, вытаскивающих торпеды из раскаленных аппаратов, грамотные действия командиров, вовремя принятое решение притопить док или простая случайность,— доподлинно неизвестно, резюмирует "Коммерсант-Власть".
XS
SM
MD
LG