Linkuri accesibilitate

Десятки военнослужащих, заболевших пневмонией в Красноярском крае, вновь заставили правозащитников говорить о положении солдат срочной службы в Российской армии.

Официальные данные от Минобороны РФ: более 40 военнослужащих заболели пневмонией в расположении воинской части ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в Красноярском крае. Один из солдат, Иван Пермитин, скончался в краевой больнице. Ранее речь шла о двух десятках больных. О причинах массового заболевания не сообщается. Представители законодательного собрания Красноярского края (в частности, депутат ЗАКСа Юрий Швыткин) предполагают, что трагедия могла произойти как из-за низкой температуры в казармах, так и из-за ненадлежащего качества нового обмундирования, введенного в ходе армейской реформы.

В Ужурское ракетное соединение, где и была отмечена вспышка пневмонии, вылетел вертолет с врачами и специальным медицинским оборудованием. В Министерстве обороны РФ подчеркивают, что медики настаивают на вирусной природе заболевания, а "температура в казарменных помещениях соединения за последний месяц ниже +18 градусов по Цельсию не опускалась".

Как уверяет руководитель Главного военно-медицинского управления Минобороны РФ Анатолий Калмыков, по сравнению с прошлой зимой простудных заболеваний в войсках сейчас в три раза меньше. Однако правозащитники с этим не согласны. Трагедия в Красноярском крае привычна для российской армии, считает ответственный секретарь Союза Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова:

- По нашим наблюдениям, к сожалению, больных очень много. Во-первых, потому что призывные комиссии отправляют в войска нездоровых ребят. Естественно, парнишки почти сразу пополняют госпитали. История с пневмонией – длительная и, на мой взгляд, криминальная. Чтобы так тяжело заболеть пневмонией и умереть, должны быть созданы чудовищные условия. Таких условий в воинских частях нет: бытовые жалобы практически отсутствуют. Бывает иногда, что вовремя не топят, но это разгильдяйство командиров. А эта пневмония – следствие каких-то медицинских манипуляций, например, вакцинации. Ребята заболевают – и в силу вступает идеология нашей страны: "солдат – это грязь под ногами, ну и что, что у него температура и насморк". Ребята попадают в госпиталь только тогда, когда положение уже критическое.

- Получается, что введеная система профилактики простудных заболеваний, когда новобранцам сразу делают прививки и помещают в карантин, зачастую вредит?

- Нужно многое менять. Солдат, у которых, как говорят врачи, продромальный период (период заболевания, который протекает между инкубационным периодом и собственно болезнью. - РС), необходимо сразу помещать в санчасть и лечить! На это есть деньги, но, к сожалению, Главное медицинское управление Минобороны последние несколько лет было парализовано. Его предыдущие руководители думали о чем угодно, только не о правильном административном руководстве медициной вооруженных сил.

- Каковы общие условия содержания солдат? Как обстоят дела с дедовщиной - она все еще носит массовый характер, или это уже единичные случаи?

- Бытовые условия стали гораздо лучше. Жалоб на голод, на то, что негде сушиться и не хватает одежды, - практически нет. А по поводу преступлений против личности – да, они есть. Много жалоб на то, что офицеры бьют и издеваются, что сослуживцы и офицеры отнимают деньги. Но я еще раз хочу сказать, чтобы все услышали: если командир части хочет, чтобы его подчиненные служили в нормальных условиях, то так и будет.

- То есть это человеческий фактор?

- К сожалению, да. Несмотря на резкие и грозные распоряжения министра обороны, в войсках все-таки дисциплины недостаточно. Офицеры не выполняют распоряжения своего начальства.

- Поможет ли исправить ситуацию переход на контрактную армию?

- Конечно. Военнослужащий, который служит по контракту, по своим правам равен офицеру. Ведь что такое призывник? Это же раб! У него нет абсолютно никаких прав. Солдат по контракту имеет четкий рабочий день. В свободное время он может выйти за пределы военной части, требовать медицинской помощи. У него даже есть деньги, чтобы обеспечить себе что-то, что не предоставляется: лечение, консультация юриста и т.д.

Еще важно, чтобы воинские части были под присмотром. Если уж семья отдает своего мальчика в армию, нужно внимательно следить за тем, как идет служба. Слава Богу, у нас есть военные прокуроры. Если командование не понимает, нужно обратиться к ним. Военная прокуратура работает как швейцарские часы, не сглазить бы. А пренебрежение к солдату, к сожалению, со стороны офицера все еще есть.
XS
SM
MD
LG