Linkuri accesibilitate

Олег Табаков – о Путине, который вне конкуренции


Олег Табаков

Олег Табаков

Центральная избирательная комиссия утвердила список доверенных лиц кандидата в президенты России Владимира Путина. В список, помимо рядовых граждан, вошли руководители общественных организаций, известные политики, деятели искусства и спорта... В том числе актер и руководитель Московского художественного театра Олег Табаков.

О том, почему Олег Табаков решил поддержать именно Владимира Путина, а не других кандидатов в президенты, он рассказал в интервью Радио Свобода:

– Очевидно, что из этого набора кандидатов человеком, который может справиться с таким объемом работы, является, конечно, Путин.

– 24 сентября прошлого года прошел съезд "Единой России". Вы там были?

– Никоим образом. Я много работаю, как вы догадываетесь.

– Когда Путин и Медведев объявили о том, что поменяются местами, то есть произойдет рокировка, многих это покоробило. Вас эта ситуация не смутила?

– Нет. Тут же дело не в форме. Еще раз говорю, в наборе персон, выдвинутых на эту должность, на мой взгляд, никто всерьез не может конкурировать с Путиным. Во всех оценках типа "устраивает, не устраивает, раздражает" есть большая мера дилетантизма. Видимо, я из тех людей, кто сам много работает для того, чтобы люди, которые находятся в моем ведении, в моем подчинении, могли бы жить лучше. Понимаете мою логику? МХТ – едва ли не единственный театр, который за то время, что я там нахожусь, с 2000 года, дает ежемесячные субсидии на каждого ребенка, к примеру. Театр помогает своим сотрудникам в чрезвычайных ситуациях, оплачивает лечение. Вот сейчас, скажем, один из актеров театра должен делать операцию в Германии, ее целиком оплачивает театр.

За 113 лет жизни художественного театра ни император Николай Александрович, ни горный орел из города Гори, ни кукурузовод, ни полководец Малой земли, – ни один из этих людей не озаботился тем, чтобы хотя бы обновить технологическое устройство театра. А вот кандидат на пост президента Путин это сделал. Моя бабушка приучила меня не забывать то добро, которое сделали люди.
Олег Табаков – о Путине, который вне конкуренции

– Но сотни тысяч людей по всей России и по всему миру протестуют именно потому, что не хотят видеть этого человека на посту президента. Вы понимаете их аргументы?

– Аргументы я понимаю, но огорчаюсь женской логике этих людей.

– Даже тогда, когда они говорят, что выборы в Государственную думу были тотально сфальсифицированы?

– Да, бросьте! Насчет тотальности сфальсифицированных выборов, это, как бы сказать, тотальное словоблудие. Я немножко этим интересовался. Очевидно, что есть какие-то нарушения, но делать из этого жупел… Надо к этому относиться серьезно, входить в какие-то общественные организации, которые контролируют выборы, принимать участие в строительстве демократии.

– Правильно ли я вас понял, что эти сотни тысяч протестующих могут ошибаться?

– Боюсь, что да, потому что человеку свойственно ошибаться. И менее всего надо думать об истинности собственного мнения. Это здоровое свойство человека – сомневаться в своей исключительности.

– Путину сейчас нужна поддержка, его позиции слабеют. И тут вы подставили ему плечо. Вы понимаете, что это тот момент, когда он от вас, наверное, ждал этого шага?

– Я не думаю, что это до такой степени значимо. Хотя, с другой стороны, я помню, что когда помогал на последних выборах Юрию Лужкову, мне рассказали: это принесло несколько сотен тысяч голосов. Я делал нечто подобное и для Бориса Ельцина и, кстати говоря, никогда мне не приходило в голову брать за это деньги, как это делали другие.

– Когда Джордж Клуни поддерживает Обаму, это не вызывает дискуссий. А почему, когда вы и другие деятели культуры оказывают поддержку Путину, всегда возникают вопросы?

– Потому что пошлость мышления предполагает, видимо, сервильность мотивации моего поступка. Эта власть дала мне все награды, которые у нее есть, но я держусь от нее на дистанции. Как и предыдущая власть меня награждала, а я так же держался на дистанции. Но это вовсе не означает, что у меня недостаточно разума, чтобы сделать разумный выбор.

– Давайте представим ситуацию, при которой протестные движения приведут к отставке Путина и многие из тех, кто его окружает, окажутся на скамье подсудимых, потому что страна тотально коррумпирована.

– Это, к сожалению, имеет место быть.

– Вы станете защищать этого человека, когда он оступится? Не отвернетесь от него, когда ему будет плохо? Как, например, с Ходорковским...

– Когда произошла эта история с Ходорковским, я не уставал говорить, что первый ремонт в Художественном театре, когда я вынужден был его возглавить, сделал на деньги Михаила Ходорковского.

– И все-таки ответьте на поставленный вопрос.

– Я буду поступать по совести. И смена власти не будет означать изменений в моей совести.

– Но вы же признаете, что страна тотально коррумпирована.

– Я думаю, что во многом это имеет место, но ведь человек не принимает участие в тотальной коррумпированности, осуждает ее...

– На словах.

– Не только на словах. Не принимать участие - это означает не принимать участие, вот и все.

– Вы очень опытный полемист…

– Не только полемист. Я – нормальный человек, освободившийся после 74 лет нечеловеческого эксперимента над страной. После этого никто никогда не посмел мне сказать, какого автора выбрать, какую пьесу и к какой дате следует ставить. Я занимаюсь своим делом.

– Путин-то причем тут?

– Я, как мог, объяснил, причем здесь Путин. Очень важно, что за то время, которое я руковожу театром, зарплата здесь выросла в восемь раз. Театр заполнялся на 40-42 процента зрителей. А сейчас, в двадцатиградусные морозы очередь в театр – от Камергерского переулка до бывшей Пушкинской улицы. Так что и при коррумпированности можно делать свое дело так, чтобы людям жилось хотя бы немного лучше. И когда я выхожу на сцену (неловко об этом говорить, но вы сами на это напросились), зрители аплодируют. Почему? Наверное, дело в том, что я их нечасто подводил. Так что я сделал этот шаг, потому что считаю: выбирать-то не из кого.

– Вы догадываетесь, что некоторые ваши коллеги и поклонники разочаруются, когда узнают об этом?

– Главное, чтобы не разочаровались люди, для которых я работаю.

– Вы читали, какой поток критики был в адрес Говорухина, когда он возглавил штаб Путина?

– Это и не возвышает Говорухина, но и не умаляет его достоинств. Правда?

– Ваш поступок тоже вызовет дискуссию.

– Наверное. Но я к этому готов. Я пошел на это для того, чтобы в моей стране делалось дело. Я напомню вам слова Желябова: вера без дела мертва есть.

– Проводить параллель между вами и Говорухиным некорректно?

– Мне кажется, да.

– Но он поддержал и вы поддержали. В чем различие?

– Менее всего меня волнует различие. Я думаю, что мы сделали выбор. Есть пять кандидатов в президенты. И своим выбором я даю что-то вроде рекомендации людям, которые мне доверяют: из пяти вот этот попытается что-то сделать.

– Если бы Григорий Явлинский смог участвовать в выборах, ваша позиция могла бы быть подкорректирована?

– О... Может быть. Может быть.

– А правда, что ваша супруга и актриса Марина Зудина придерживается другой точки зрения и поддерживает акции протеста в Москве?

– О поддержке этих акций моей супругой я не в курсе дела. Знаете, у нас такая, назовем, демократия. У Марины – свои убеждения, у старшего и младшего сыновей – свои.
XS
SM
MD
LG