Linkuri accesibilitate

В Приднестровье продолжается политический кризис, связанный с задержкой оглашения итогов состоявшихся 11 декабря выборов. За внешним спокойствием, как полагают аналитики, таится напряженный торг между всеми заинтересованными сторонами.

Оглашение итогов не состоялось наутро после выборов, поскольку в ЦИК поступила жалоба одного из доверенных лиц президента Игоря Смирнова по поводу нарушений, допущенных командой одного из его соперников Анатолия Каминского.

Между тем, Тирасполь в отличие от Цхинвали совершенно не намерен устанавливать в центре города палатки и защищать голоса, которые, может быть, где-то на тайных консультациях пересчитываются и перераспределяются. Пока наблюдатели исключают жесткие продолжения, в том числе и потому, что и до выборов противоборствующим сторонам удавалось находить компромиссы, понимая, как заметил активист одного из штабов, после 11 декабря надо будет как-то вместе жить и 12-го, и 13-го.

Противники не работают на уничтожение друг друга, и улица это видит, явно ценит. Здесь говорят с улыбкой, но без шуток: за 20 лет независимости в Приднестровье впервые проходят настоящие выборы. Некое подобие конкуренции здесь в первый и последний раз наблюдалось в 91-м, после этого каждая очередная победа Игоря Смирнова становилась очередной формальностью. Может быть, поэтому приднестровцы с одной стороны, выстраивались в день выборов в очередь, а с другой, выборы так и остались воскресным хэппенингом, который завершился концертом на центральной площади.

Теперь кандидаты на победу – три образа, в каждом из которых в разных пропорциях соединились те качества, на которые Приднестровье формулирует свой запрос, и, судя по зыбким предварительным данным, экс-спикер Евгений Шевчук выглядит намного предпочтительнее своих оппонентов – президента Игоря Смирнова и обладателя почти официального статуса "кремлевского фаворита" Анатолия Каминского. Как полагает приднестровский социолог, руководитель социологической службы "Новый век" Елена Бобкова, приднестровцы, дебютируя на выборах, пока далеки от реальной политической мотивации голосования. Система плюсов и минусов каждого в общественном восприятии уже давно сформировалась.

В рамках этой системы Елена Бобкова описывает образ президента Игоря Смирнова в глазах избирателей.

- Для избирателя это человек, который эту республику создал и отстоял. И это мощный игрок во внешней политике. Главный минус: в Приднестровье уже давно серьезная стагнация.

- Шевчук?

- Шевчук воспринимается как тот самый политик, который сможет дать толчок для внутреннего развития страны. Его управленческие способности, понимание экономических проблем и выходов из этой ситуации - это его плюс. А минусом является его недостаточный политический опыт, скажем, опыт царедворческих интриг. И он не такой, как Смирнов, сильный политик, который может контролировать внешнеполитический контур. И, наконец, Каминский - это человек, который отождествляется с Россией. И если в случае со Смирновым и Шевчуком избирателей притягивают именно личности, то Каминский является неким собирательным образом определенных тенденций и векторов развития.

20 лет независимости – это к тому же и привычка к ней, тем более, что на эту независимость никто не посягает. Линии фронта нет, приднестровский бизнес давно свыкся с тем, что для внешнего мира он – молдавский экономический агент, приднестровские красавицы блистают на молдавских конкурсах красоты. Может быть, поэтому создается впечатление, что решение приднестровского конфликта намного проще, чем какого-либо другого. Елена Бобкова призывает не обольщаться.

- Молдавия стоит на своем, Приднестровье тоже стоит на своем. Спросите любого приднестровца, хочет ли в Молдавию? Часто говорят, что жители Приднестровья готовы, но мешает пропаганда. На самом деле, жители далеко не готовы. И России нужно быть очень осторожной в принятии каких-либо решений. Потому что общество, на самом деле, не готово к построению каких-либо общих отношений с Молдовой.

Однако, кажется, все глобальные представления, вопросы урегулирования, настороженность к Молдавии и любовь к России – это некая обязательная программа, которую обязан исполнить каждый кандидат, и в которой выделиться непросто. Тем более, что здесь не только привыкли к непризнанности – здесь интуитивно обнаружили, что с практической точки зрения эта непризнанность уже не играет никакой роли, и ко всему можно приспособиться. А молдавский или украинский, а то и вовсе болгарский паспорт – здесь такая же непреходящая ценность, как и российский. Кстати, одной из проблем организаторов выборов была явка – несмотря на небывалую активность. Некоторые скептики и вовсе полагают, что из списочного состава избирателей в 400 тысяч избирателей хорошо, если в наличии имеются хотя бы чуть более 200 тысяч. Тирасполь безлюден, дороги свободны. Уезжают все, кто сохранил амбиции, силы подняться и кому особенно не за что здесь держаться. Елена Бобкова отмечает, что плохо живут оба общества, и молдавское, и приднестровское, и очень непросто определить, что в мотивации голосования первично.

- Уровень жизни - ниже некуда, но политики нас уверяют, что есть куда. Безусловно, социально-экономический фактор – фактор номер один, потому что ребенка надо кормить, лечить, учить каждый день. Но поскольку у нас переговорного процесса уже нет лет шесть, политическая составляющая заморозилась. Она актуализируется ситуацией, потому что мы понимаем, что никуда ничего не движется, ничего не решается, все висит.

С одной стороны, вопросы большой геополитики актуальны для приднестровцев ненамного больше, чем для соседей. С другой стороны, в этой уравновешенности хорошо видна готовность мобилизоваться в случае каких-то подвижек в изменении их статуса, и не слишком большая вера в то, что такие подвижки возможны. Как и в то, что смена победителя будет иметь такое же значение, какое ей придают в Южной Осетии.
XS
SM
MD
LG