Linkuri accesibilitate


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. Главные темы выпуска:

С какими ожиданиями пришли жители приднестровского региона на участки для голосования в минувшее воскресенье? Изменится ли отношение Москвы к Тирасполю после президентских выборов в непризнанной республике? И каковы перспективы переговоров по урегулированию приднестровского конфликта, возобновленных после шестилетнего перерыва? Об этом беседуем сегодня с гостем передачи, обозревателем из Москвы Дмитрием Даниловым.

Начнем, как обычно, нашу передачу с обзора новостей за минувшую неделю, который представит моя коллега Юлия Михайлова.

----------------------------------------------------
Выборы главы приднестровского региона могут быть признаны недействительными в результате обращения в местную избирательную комиссию Игоря Смирнова, сообщает агентство Ольвия–пресс. В своей жалобе Смирнов заявляет о множественных нарушениях, допущенных в ходе предвыборной кампании и в день голосования. Согласно предварительным данным местного избиркома, ни один из кандидатов не набирает необходимой половины голосов избирателей для победы в первом туре. По неофициальным подсчетам, которые представили штабы основных трёх конкурентов на выборах, бывший спикер Верховного совета Евгений Шевчук набрал 39%, на втором месте Анатолий Каминский - 27,7% и на третьем Игорь Смирнов, набравший 25,5%. Избирком отложил объявление официальных результатов выборов на 14 декабря. Явка на голосование составила более 56 процентов, при необходимом пороге в 50%. Для победы кандидату необходимо набрать 50% плюс один голос. Несмотря на то, что Кишинев и международное сообщество не признают эти выборы, в воскресенье на избирательных участках в Приднестровье присутствовали наблюдатели из России, парламентарии из Украины и Белоруссии, из самопрозглашенных республик – Абхазии и Южной Осетии, а также представители ряда общественных организаций Республики Молдова. В ходе кампании независимые наблюдатели указывали на серьезные нарушения избирательного процесса, в том числе на ограничение права на свободное выражение мнения и давление на отдельных кандидатов.

В Приднестровье поступил третий транш российской технической помощи в размере 100 млн. рублей. Как передает агентство Новый регион, всего Россия направила в этом году на поддержку экономики региона около миллиона долларов. Большая часть этих средств предназначена для кредитования сельских жителей региона, которые могут взять беспроцентный заём в размере около 1 тыс. долларов на развитие подсобного хозяйства. Российская Федерация предоставила в этом году Приднестровью и гуманитарную помощь на 2,5 миллиона долларов, для выплаты пенсионерам 15-долларовых надбавок к пенсиям и улучшение питания в школах и больницах.


Главы американской и российской дипломатий приветствовали возобновление переговоров в формате 5+2 по приднестровскому урегулированию. Эти оценки прозвучали на ежегодном совете ОБСЕ, прошедшем в Вильнюсе 6-7 декабря. Говоря о положительном эффекте возобновления переговоров в конце ноября, госсекретарь США Хилари Клинтон подчеркнула, что дискуссии необходимо продолжить в начале следующего года. Аналогичное заявление сделал и министр иностранных дел России Сергей Лавров. Возобновление переговоров приветствовал в Вильнюсе и министр иностранных дел Республики Молдова Юрие Лянкэ, но, как передает Moldpres, он выразил разочарование тем, что на совете министров иностранных дел ОБСЕ не было принято официального заявления об ускорении переговорного процесса.

Премьер Влад Филат подписал четыре соглашения о финансировании Республики Молдова Европейским Союзом на общую сумму 64 миллиона евро. Средства предназначены для поддержки реформ в энергетической сфере, на развитие систем водоснабжения, и на осуществление ряда проектов в области здравоохранения и дорожной инфраструктуры.

Республика Молдова и Грузия получили одобрение Евросоюза на начало переговоров по соглашению о свободной торговле. С другой стороны, Еврокомиссия призвала обе страны совершенствовать законодательство и систему правления. Из остальных стран-участниц стран «Восточного партнерства» только Украина уже рассмотрела это соглашение, но его заключению препятствует охлаждение политических отношений между Брюсселем и Киевом, особенно после заключения под стражу лидера украинской оппозиции Юлии Тимошенко. Как отмечает агентство DPA, собственно переговоры Молдовы и Грузии по соглашению о свободной торговле с ЕС должны начаться в первой половине следующего года, одновременно с дискуссиями по соглашению об ассоциировании и либерализации визового режима.
--------------------------------------------------------

Свободная Европа: Итак, в минувшее воскресенье в Приднестровье состоялись президентские выборы. Непризнанные ни одной из стран мира, эти выборы, по всей видимости, имеют большое значение для многих жителей региона. С какими надеждами пришли приднестровцы на избирательные участки? – узнать об этом мы попытались у жителей левобережья Днестра буквально накануне выборов, прошедших 11 декабря.

Каких-то перемен, наверное. Работы, во всяком случае. Чтоб я не ходил по улице, а работал. Вот, я думаю, это основное. Как говорят, коней на переправе не меняют, да? Вот и я такого же мнения. Потому что один типа там набрался, да, теперь второй какой-то там… Это бесполезно. Уже как-то будем так выбираться, как есть. За Игоря Николаевича, когда-то мы с ним вместе на «Электромаше» работали, на субботнике плечом к плечу, когда были эти субботники…

– Жду перемен. Я думаю, что бедность вот эта уйдет, жизнь станет лучше. Я уже выбрала своего кандидата. Шевчук…

– Победит? Ну, кроме Каминского некому. Потому что весь народ надеется только на Россию, а Россия поддерживает его, Смирнов вне зоны, ну а Хоржан еще … у него еще все впереди.




– Может быть, перемен к лучшему. Какого-то определения с нашей республикой. Куда мы, что… Или к России, или… Статус нашей республики поднимет. Предприятия, может, какие откроются. Ну, мы надеемся на Каминского.

– Сомневаюсь во всем. Не видно перемен. Явных лидеров нет. Но все-таки надежда какая-то есть.

– Надежда на будущее с молодежью. Нам-то, предпенсионный возраст… У молодежи ни работы, ни жилья.

– Я надеюсь, что не будет этих сказок по поводу помощи, очень хочется рассчитывать на какие-то реальные поддержки. Вы знаете, каждый перед выборами всегда выглядит хорошим, лучшим, все обещают. Хотелось бы, чтобы это было не на словах, а на деле.

– Я не пойду, мне все равно. Честно. Что еще сказать? Я не доверяю ни одному из кандидатов. Вот и все.

– За 20 лет у нас все хуже и хуже становится, аграрный сектор вообще у нас распался, вот смотрю, сколько я ездила в Днестровск на работу – сколько земель пустует, ведь кошмар какой-то. То же самое в сторону Рыбницы. Уже давно можно было жить собственным бюджетом, жить на свои деньги, а не ходить просить у той же самой России, чтобы она сейчас нам тыкала, как жить. А сейчас что? Караул какой-то. Вот эта монополия у нас шериффовская, вообще кошмар. У нас вот ребята ходили с агитбригадой, говорю, что за Каминского, за Каминского… Да ни Каминский, ни Смирнов мест не дают рабочих детям. Сейчас такая оголтелая возня идет вокруг этого места президента, я вообще ничего не пойму. Просто нужен толковый мужик, который занялся бы своей республикой, а не … Я не знаю вообще, чем они думают. Ни поработать старикам нельзя, после 55 лет тебя просто вышвыривают. Пенсии – вообще смех, извините, с такими ценами… Подняли на 40 рублей, а продукция, товары первой необходимости обещали 1 февраля поднять, а сегодня что у нас? Декабрь, и уже взвинтили. Творог 40 рублей в нашей республике – это смешно. Ну, ладно, понимаю, там где-то в Магадане, но в Приднестровье…

– Жду каких-то улучшений в стране, подъем пенсий у пенсионеров, повышение зарплат, понижение цен, в том числе и на коммунальные услуги, которые очень стремительно растут вверх. Не хотелось бы, чтобы все в худшую сторону поворачивалось.


Свободная Европа: Мнения случайных людей, встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя Бендер.

Дорогие друзья, как уже прозвучало в анонсе нашей программы, сегодня у нас в гостях известный эксперт по проблемам безопасности, сотрудник Института Европы Российской академии наук Дмитрий Данилов, который посетил на прошлой неделе Республику Молдова по приглашению Ассоциации по внешней политике. Мы воспользовались случаем и спросили г-на Данилова, что может измениться в отношениях между Москвой и Тирасполем после президентских выборов в непризнанной приднестровской республике?

Дмитрий Данилов

Дмитрий Данилов

Дмитрий Данилов: Ну, надо сказать, во-первых, что такое Россия, это традиционный вопрос, кто формулирует политику, кто ее проводит. Мне кажется, что в этом отношении ничего существенного в России не меняется, поэтому с этой точки зрения ничего не изменится. Что меняется? Существуют объективные тенденции, связанные с объективными изменениями в российской политике, произошедшими за последние годы президентства Медведева. Часть из этих объективных изменений, касающихся Приднестровья конкретно, как мне представляется, заключается в очень простой вещи. Россия, во-первых, вполне естественно хочет сохранить за собой серьезное влияние на ситуацию, но при этом это влияние не должно заключаться в политическом давлении, оно не должно быть излишне персонифицированном. Вопрос стоит в том, в каком направлении Россия хочет использовать это влияние. Здесь тоже происходят изменения. Мне кажется, что Россия хотела бы по-новому взглянуть на проблему, и Россия сейчас достаточно серьезно заинтересована в поисках каких-то развязок. И это видно. Смотрите, переговоры 5+2. Ну, в общем, без активной позиции России в отношении некоторых ключевых фигур в России вряд ли что-нибудь получилось бы, тем более, это связано с проблемой литовского председательства в ОБСЕ, какие отношения у России с Литвой, а может подождать, сейчас выборы, может быть, легче будет переждать выборы и т.д. То есть, это показывает, что Россия становится серьезным игроком, заинтересованном в поиске новых путей разрешения этой проблемы – пусть не сиюминутных, скорее даже, не сиюминутных. В этом смысле есть, наверное, политические силы и политические фигуры в Приднестровье, которые не вписываются вот в это новое видение российской внешней политики.

Свободная Европа: Некоторые политические обозреватели, в частности, в Кишиневе, полагают, что резкие высказывания Кремля в адрес Смирнова, прозвучавшие в ходе предвыборной кампании, не более чем спектакль, предназначенный для западных партнеров России. Так ли это?

Дмитрий Данилов: На самом деле, ничего исключать нельзя, особенно в том, что касается предвыборных технологий и предвыборных игр. Это первое и общее замечание. С другой стороны, я не верю в подобные комбинации сейчас. Потому что для того, чтобы разыгрывать какую-то карту – ту, о которой вы говорите, достаточно было бы предпринять более умеренные шаги. Например, можно было бы заявить о том, что Москва поддерживает, видит в качестве возможного претендента на пост президента того-то или того-то, и не нужно было бы объявлять войну фактически Смирнову, да? Это было бы лишне. Значит, Москва слишком, Кремль слишком серьезно, по-моему, демонстрирует, с большими издержками, в том числе и внутри Приднестровья – с большими издержками для себя, что не видит возможности позитивного продвижения вперед в ситуации, если президентом останется Смирнов. В то же время, в то же время, если изберут президентом Смирнова, что вполне вероятно, ну, в частности, из-за отсутствия серьезной альтернативы с точки зрения приднестровских избирателей, что будет в этом случае? На мой взгляд, это может быть достаточно позитивно, потому что если бы было по-другому, какой следующий вопрос вы мне задали бы? Вы бы спрашивали, как Москве так удачно удалось назначить своего кандидата и снять Смирнова, да? Здесь наоборот, картинка будет совершенно другая – что несмотря на то, что это не очень отвечает интересам России, тем не менее… И тогда встанет более серьезная проблема, не-пиарного характера: что делать с старым президентом в новой ситуации и с новыми российскими интересами? Понятно, что Смирнов достаточно ограничен в своих политических движениях, особенно с учетом того наследия, которое у него есть – он не может пойти на многое. Вот что в этой ситуации делать России? В этой ситуации возникнут новые, возникли бы новые серьезные проблемы во взаимоотношениях Москвы и Тирасполя. Обязательно. Какие есть шансы у Смирнова играть самостоятельную роль? На мой взгляд, в этой ситуации, если возникнет конфликт подобного рода, возможности играть в самостоятельность практически не существует. Не существует. А для Москвы возникает проблема, каким образом и через какие каналы реализовывать свою политику в Приднестровье и в отношении конфликтных ситуаций. Ну, наверное, с точки зрения каких-то выборных технологий существует вариант преемника, который был в свое время использован в России – Владимир Владимирович Путин стал преемником Бориса Николаевича Ельцина, и так далее. Я думаю, что и Смирнов это понимает. Ну, до крайности вряд ли кто-то будет доводить дело, хотя, как вы понимаете, знаки, насколько далеко готово зайти Москва, они уже существуют. Однако существует и понимание того, что мы не можем, мы имеем ограниченные возможности влиять на Смирнова в ситуации, когда это угрожает большими потерями, в том числе для приднестровского общества.

Свободная Европа: Вы упомянули об официальных переговорах в формате 5+2, возобновленных после шести лет перерыва. Что изменилось? Есть ли реальные предпосылки для прогресса в приднестровском урегулировании?

Дмитрий Данилов: Мне кажется, что они существуют, только давайте все-таки будем называть их, на мой взгляд, сейчас это ни в коем случае не переговоры, а консультации, по смыслу, а не по названию. Я думаю, что перспективы в принципе существуют, но для того, чтобы процесс шел, я повторяю – процесс, его нужно, во-первых, поддерживать, во-вторых, для этого должно существовать ясное лицо партнера. Значит, пока в Молдавии непонятная политическая ситуация, неясно со структурой власти, пока с Приднестровьем неясность, значит, ясно другое: что это является серьезным препятствием для результативности. То есть, на плаву-то можно поддерживать, но зачем, с точки зрения результатов? А если их не получить, тогда зачем было возобновлять? Так значит, если Россия на это пошла, значит, Россия все-таки на что-то рассчитывает. Там есть очень грамотные пункты в том проекте документа, который планировалось принять в Вильнюсе, но который фактически не принят… Над этим нужно работать. Над этим можно работать, хотя многое требует разъяснений и со стороны Приднестровья, и со стороны Молдавии. Кроме всего прочего, Россия учитывает, наверное, и внешний аспект этой проблемы. Конечно, Россия учитывает немецкий интерес, европейский интерес. Конечно, объективно – я об этом говорил раньше – объективно Россия является одной из самых заинтересованных из стран-игроков в нахождении каких-то решений, потому что политическая неопределенность и неясность, она бьет по политическим и экономическим интересам России, понятно. Она бьет и по Приднестровью, и по Молдове. Складывается парадоксальная ситуация, когда статус-кво, мало того, устраивает и в долгосрочном плане, но в краткосрочном плане это остается единственно возможным вариантом. Так вот продолжение этого переговорного процесса возможно, но будут происходить изменения, и они уже намечены. Было достаточно прозрачно продемонстрировано, что речь не идет о давлении со стороны внешних игроков, речь идет о том, что внешние игроки готовы усилить свою роль спонсоров политического процесса в прямом разговоре между Молдовой и Приднестровьем. То есть смысл именно в этом. И Москва, и европейцы говорят одну простую вещь: если вы всерьез говорите о политическом урегулировании и политическом диалоге, тогда не нужно ждать от ЕС и от Москвы, что мы за вас эту проблему решим. Мы можем содействовать и способствовать. Это изменение контекста, потому что, как вы понимаете, прежде все было по-другому, да? Когда Европейский Союз, например, попросил статус наблюдателя в переговорах сразу после подписания дорожной карты Москва-Европейский Союз, Москва была против. Ну, понимаете, это совершенно другая ситуация, поэтому надежда есть.

Свободная Европа: Г-н Данилов, учитывая, что со временем позиции Кишинева и Тирасполя все больше отдалялись и стали диаметрально противоположными, считаете ли вы, что сегодня все еще актуален так называемый меморандум Козака 2003 года по приднестровскому урегулированию, в основу которого заложена федеративная формула?

Дмитрий Данилов: Ну, во-первых, официально, как вы понимаете, Меморандум Козака остается в силе, поскольку никто не дезавуировал это предложение. С точки зрения российской политики – да, оно остается в силе. Поэтому какие-то принципиальные вещи можно обсуждать и на этой основе, не… как бы не выставляя на первый план вот эти этикетки, названия, там «план Козака». Есть набор предложений, давайте обсуждать предложения. Дальше. Я в принципе вполне понимаю, что предложенные позиции Приднестровья, с одной стороны, Молдовы – с другой и России – с третьей стороны, имею в виду меморандум Козака, они совершенно разные. И здесь мне понятны сложности формулирования российской позиции. Почему? Сложности совместить свою роль медиатора, спонсора процесса тогда, когда один говорит, мол, мы в любом случае хотим независимости и Молдова свои шансы потеряла, а Молдова говорит: нет, мы в общем готовы обсуждать все, кроме независимости, и если раньше мы готовы были обсуждать широкую, самую широкую автономию, то теперь как-то давайте вообще не будем обсуждать статус. Вот… Мне понятны все три позиции и их мотивация, но в данном случае, как не российский политик, а как эксперт, я считаю, что мне достаточно импонирует молдавская позиция. Потому что важно обсуждать переговорные предложения, так скажем, развивать не только диалог, не только консультации, но и конкретные переговоры – это да, не начиная с конца. То есть с конца начинать нельзя. Вот давайте мы сейчас будем с вами спорить, вы мне скажете, или спорить, что такое Швейцария – федерация или конфедерация? Или что такое Испания – это унитарное государство или федеративное? И так далее. Или что такое, вы скажете, автономия. Я скажу – широкая автономия. После этого кто-то скажет: давайте самую широкую автономию. После этого: а что такое самая широкая автономия. Давайте еще добавим в скобках: без всяких изъятий и с учетом широкого международного опыта. И обсуждение вот этого статуса, мне кажется, очень важно, но не как этикетки. Нельзя с этого начинать, нельзя пришивать этикетки на несуществующие штаны. Давайте штаны кроить и шить, а потом уже, если они у нас получатся, подумаем, какую этикетку на них пришить.

Свободная Европа: … для этого необходимо доверие между сторонами.

Дмитрий Данилов: Естественно, естественно, поэтому сейчас, конечно, на мой взгляд, самая большая проблема существует в реальном дефиците идей. Их нет нигде. Но недостаточно, с точки зрения Приднестровья, сказать «мы независимое государство», нужно тогда ответить на вопрос, каким образом вы будете реализовывать в дальнейшем вот этот свой суверенитет, который вы считаете суверенитетом. Каким образом вы будете реализовывать самостоятельность, если это серьезный политический курс. Если нет, тогда нужно говорить о том, о чем вы говорите на референдумах – о присоединении, например, к Российской Федерации. А это в интересах Российской Федерации вообще, обсуждать подобную перспективу, или нет? Для того, чтобы обсуждать подобную перспективу, нужно сначала, как минимум, ее иметь в качестве политического интереса, с другой стороны. Я не вижу здесь политической заинтересованности со стороны России в подобном варианте. То есть, учитывая все эти различия и дефициты , я пока считаю самым главным наличие дефицита идей. Если это есть, значит, единственный путь для того, чтобы этот дефицит идей преодолеть, наладить их в рамках диалога. То есть, давайте разговаривать о том, что нужно было бы и как сделать. И как сделать. Потому что ничего не исключено. Ничего не исключено. Если говорить о будущем, много есть форм, к тому же, как показывают нынешние бурные события в мире, последнего года, последних пару лет, знаете, все-таки во многом международные отношения реагируют на те или иные события. Никто из нас не может предсказать, какие произойдут события. Вот поэтому важно иметь, конечно, форматы, для того, чтобы каким-то образом обсуждать проблемы.

Свободная Европа: мнение гостя нашей сегодняшней передачи, эксперта в вопросах безопасности Института Европы Российской Академии наук Дмитрия Данилова. Московский обозреватель находился в Кишиневе по приглашению Ассоциации по внешней политике в рамках проекта развития крепких и предсказуемых отношений с Российской Федерацией, который финансирует Черноморский фонд регионального сотрудничества .
Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG