Linkuri accesibilitate

Король Михай как последний король Румынии


Король Михай выступает перед парламентом Румынии

Король Михай выступает перед парламентом Румынии

Бывший король Румынии 90-летний Михай 25 октября выступил в парламенте страны – впервые за 65 лет.


Этот король правил страной в двадцатые и сороковые годы прошлого века, а после окончания Второй мировой войны пришедшие к власти в Румынии коммунисты вынудили Михая отречься от престола и эмигрировать.

Представитель католической ветви династии Гогенцоллернов-Зигмарингенов, король Михай I занимал румынский трон дважды.
Первый раз – шестилетним мальчиком.

Его отец, наследный принц Кароль (будущий король Кароль II), завёл роман с дочерью аптекаря и уехал с ней во Францию. Страной правил дед Михая король Фердинанд I. В 1927 году Фердинанд умирает, и трон переходит к Михаю. Однако через три года отец, уставший от заграничных приключений, возвращается в Румынию и отнимает у сына трон.

Второе восшествие Михая на престол произошло в 1940 году, в результате отречения Кароля II. Румынская военная верхушка не простила монарху то, что он уступил Советскому Союзу Бессарабию и Северную Буковину. Таким образом, румынский диктатор Ион Антонеску вынудил одного монарха отречься от трона, а другого – подтолкнул на престол.

Михай I был королём Румынии с 1940-го по 1947 годы, добрую половину этого срока Бухарест являлся верным союзником Гитлера. Но история не возлагает на плечи Михая всего бремени ответственности за союзничество с гитлеровской Германией: всё-таки реальная – а не церемониальная – власть находилась в руках румынского премьер-министра и вождя маршала Антонеску.

В августе 1944 года, когда исход войны был очевидным, король Михай принял, как считается, главное решение в своей жизни – он распорядился арестовать Антонеску и разорвать союзнические отношения с Германией, став на сторону антигитлеровской коалиции. За эту историческую заслугу летом 1945 года указом Сталина Михай I был награждён Орденом Победы. Михай стал одним из пяти иностранцев – и единственным из ныне здравствующих, кого Кремль удостоил этого высшего советского военного ордена.

А 30-го декабря 1947 года премьер-министр коммунистического просталинского правительства Румынии Петру Гроза заставил монарха подписать акт об отречении от престола. Вскоре изгнанный король с семьёй поселился в Швейцарии.

После антикоммунистической революции в декабре 1989 года Михай Гогенцоллерн несколько раз посещал Румынию. Но лишь теперь – впервые – он получил приглашение выступить перед членами парламента. Речь длилась примерно 12 минут. До выступления и после него депутаты приветствовали короля долгими аплодисментами, стоя.
В конце своей речи, которая транслировалась румынским телевидением, король Михай I сказал: "Мы не унаследовали нашу страну у наших родителей, мы взяли её в долг – у наших детей".

Показательно, что на торжественном заседании парламента в связи с обращением короля Михая I по случаю своего 90-летия отказались присутствовать президент Румынии Траян Бэсеску и премьер-министр Эмиль Бок. Ранее в румынской прессе сообщалось, что президент страны считает короля Михая предателем, виновным в отречении от трона в 1947 году – под давлением укреплявшейся коммунистической власти.

О том, как у власти в Румынии оказались представители немецкой династии Гоггенцоллернов и о том, как выглядит сейчас монархическая карта Балкан, Радио Свобода рассказал обозреватель РС, историк Ярослав Шимов:

– Это произошло во второй половине XIX века, когда княжества Валахия и Молдавия объединились в рамках одного Румынского государства. Были большие внутренние противоречия – борьба между различными аристократическими группировками и их сторонниками. Были местные претенденты на престол, из княженских семей, но, в общем, у них, что называется, не сложилось. В результате было решено позвать правителей извне. Инкубатором князей и принцев в те времена была Германия, где очень много княжеских родов разного уровня, много "свободных" принцев, которые были готовы, если им предложат корону, эту корону принять. Одним из них был Карл из младшей ветви рода Гогенцоллернов. Он и стал вначале румынским князем, а потом королем.

О нем можно сказать, что он был союзником России в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, когда русская армия помогла освободить значительную часть Балкан от турецкого господства. Собственно, династия Гоггенцоллернов закрепилась в Румнию и правила до конца первой половины ХХ века. Михай – последний представитель этой династии.

– Тем, кому довелось побывать во дворце династии Гоггенцоллернов Пелеш, недалеко от города Синая в Румынии, отмечают, что, судя по интерьерам и экстерьерам дворца, это было в целом скромное королевство.

– Румыния никогда не была особенно богатой страной. А румынские короли не отличались склонностью к роскоши, к выставляемому напоказ богатству, за исключением разве что отца Михзя, короля Кароля II.

– Каковы обстоятельства потери трона Михаем и союзничества между Румынией и Советским Союзом в военное время?

– Михая, как и любого монарха, конечно, сложно заподозрить в симпатиях к коммунизму. Но в 1944 году, когда было ясно, что Германия войну проигрывает, а режим маршала Антонеску себя исчерпал, Михай стал одной из движущих сил государственного переворота, в результате которого Антонеску отстранили от власти.Румыния объявила о выходе из союза с Германией и стала союзницей антигитлеровской коалиции. За этот политический шаг Михай и был удостоен ордена Победы. Но уже после войны, когда Советский Союз взял курс на постепенную советизацию государств Восточной, Юго-Восточной и Центральной Европы, король Михай оказался не нужен. Он был по воспитанию консервативный человек, не хотел видеть коммунистов у власти в стране. И за три года его буквально выжили из Румынии. Возможно, намекнули, что у него могут быть большие неприятности. А учитывая, что всего парой лет ранее была истреблена большая часть болгарской царской семьи из Кобург-Готской династии, то можно понять, что Михаю закрадывались мысли о том, что его ждет, если он не уедет из Румынии.

– Вы упомянули о том, что назначение королевских династий было практикой, применявшейся во второй половине XIX века во время возникновения национальных государств на юго-востоке Европы. Фактически все эти династии по итогам Второй мировой войны стали изгнанниками, но в той или иной степени продолжают, если не политическую, то общественную деятельность.

– Наиболее актуальным был, конечно, случай Симеона Болгарского или как он сейчас по паспорту именуется – Симеона Сакс-Кобурготского. Он был несколько лет премьер-министром своей страны, после того как в нее вернулся. В отличие от Михая, Симеон был королем всего три года, маленьким мальчиком и никаких самостоятельных решений не принимал. А Михай был действующим политиком. Если вернуться к Симеону, то его возвращение было и удачным, и неудачным. Он провел в стране определенные реформы, при нем Болгария вступила, если не ошибаюсь, в Евросоюз и в НАТО. Тем не менее, его партия быстро потеряла популярность, потому что реформы были жесткими. В общем, Симеон ушел в тень и сделал это достойно.

Еще один представитель германской аристократии на троне балканских стран - король Греции Константиниз динсатии Глюксбурголв. Он вынужден был покинуть страну в середине 1970-х годов после мятежа "черных полковников", поскольку вовремя не смог принять верных политических решений. Он живет в изгнании типичной жизнью отставного монарха, участвуя в различных мероприятиях с участием монархических семей.

– Для Румынии выступление 90-летнего короля – это какой-то импульс к развитию или просто демонстрация преемственности румынской политики и наличия исторической памяти?

– У Михая репутация достаточно высокая. Он – человек либеральных взглядов, весьма цивилизованный, живший на Западе многие десятилетия. Даже исходя из того, что он сказал, выступая в парламенте, ясно, что король призывает бывших подданных помнить о том, что они должны сохранять единство, ставить национальные интересы над интересами собственного кармана, партийными и клановыми. Такие мысли находят отзвук среди тех кругов в Румынии и в других бывших социалистических странах, которые мечтают о том, чтобы европеизация в них была окончательной, чтобы власть закона и демократия утвердились не на словах, а на деле. Вот в этом и заключается символическое значение фигур, подобных последнему королю Румынии.
XS
SM
MD
LG