Linkuri accesibilitate

Политолог Маша Липман - о партиях и партийных проектах


Маша Липман

Маша Липман

Предвыборный съезд партии "Правое дело" закончился скандалом. Почему так неудачно "сходил в политику" миллиардер Михаил Прохоров? Услышит ли Кремль его призыв "разобраться" с Владиславом Сурковым?

Об этом - эксперт Московского центра Карнеги Мария Липман:

- Кремль и его высокопоставленные сотрудники уже на протяжении многих лет играют роль скульптора в отношении партийной системы. Они лепят партии, которые привычно называются у нас партийными проектами, и при необходимости могут слепить несколько вместе, или что-то за ненадобностью выбросить и потом слепить новое. В этом смысле проект, или партия, "Правое дело", который возник под руководством Михаила Прохорова, на мой взгляд, не представлял собой исключение.

При том, какова политическая атмосфера в России, невозможно себе представить, чтобы Михаилу Прохорову позволили возглавить партию и вести кампанию так, как он ее вел, то есть с заметным присутствием на федеральных телеканалах и в регионах без благожелательного отношения к этому Кремля. Это просто совершенно исключено в российских условиях. Те, кто Кремлю не по душе, чье участие в политической жизни для Кремля нежелательно, не имеют возможности выйти в политическое пространство. Наличие решения о том, что Прохоров может вести кампанию не означало, что отношения его с Кремлем будут беспроблемными. Ряд пожеланий, которые Кремль высказывал, возможно, не нравились Прохорову. То, как он вел кампанию, каких людей он подбирал для участия в списках, может быть, вызывали неодобрение в Кремле.

Те, кто не выражают лояльность правящей группировке, верхушке исполнительной власти, не имеют никаких шансов заниматься политикой. Эта позиция Прохорова, собственно, с самого начала, когда он заявил, что он не оппозиционная партия, когда он выступил с формулировкой "конструктивная альтернатива", чтобы это ни значило, похожа была, скорее, на некоторую игру словами. Он подчеркивал вплоть до сегодняшнего дня, что он не является оппозицией. Выражаясь языком русской литературы, против властей не бунтует. Подчеркивал, что он не критикует и не бросает вызов лидерам страны. И сегодня он сказал, что Сурков вводил в заблуждение руководство страны. Именно руководство страны - не избирателей или народ. То, что таким образом он выводит это самое руководство из-под критики, свидетельствует: все-таки, как бы ни велик был скандал, конечно, Прохоров продолжает соблюдать осторожность и не делает необратимых шагов.

Вся политика страны строилась так, чтобы никто не смел так ставить вопрос: либо Прохоров с относительной свободой и полной лояльностью Путину, Медведеву - либо Сурков. Ни у кого нет такого ресурса, чтобы шантажировать, чтобы предъявлять ультиматум руководителям страны. То положение, которое занял Владимир Путин еще в бытность свою президентом, это положение человека, у которого нет конкуренции, которому никто не смеет напрямую бросить вызов из тех, кто рассчитывает на серьезную карьеру или на серьезное занятие бизнесом в России. Ему могут бросать вызов люди, которые владеют пером, люди, которые пишут, разговаривают, его можно критиковать обыкновенным обывателям, но те люди, которые действительно рассчитывают на серьезное преуспевание в стране, этого делать не должны.

Пожаловаться на Суркова, конечно, можно. Собственно, у нас некоторым образом вся страна живет столетиями на том, что можно пожаловаться верховному лицу. Когда-то челобитную царю посылали, а в последнее время у нас существует высокотехнологичный формат прямой связи с президентом или с премьер-министром. Пожаловаться можно, но трудно себе представить, чтобы глава государства или премьер-министр ответили на ультиматум уступкой. Это совсем не в стиле сегодняшней власти.

Считалось ли создание праволиберальной партии первостепенной задачей? Я не думаю, что дело обстоит именно так. Страна жила без такой партии в парламенте и вполне может существовать и дальше.
XS
SM
MD
LG