Linkuri accesibilitate

Лукашенко торгуется и торгует заложниками


Для Александра Лукашенко наступила пора получения кредитов и торговли политзаключенными

Для Александра Лукашенко наступила пора получения кредитов и торговли политзаключенными


В числе помилованных оппозиционеров – члены организации "Молодой фронт" Алесь Киркевич, Андрей Протасеня и Олег Гнедчик, участники митинга в день президентских выборов 19 декабря 2010 года, а также Дмитрий Доронин, арестованный позднее, в марте, по тому же обвинению. В официальном сообщении белорусских властей говорится, что осужденные заявили о "раскаянии и признании вины".

Один из освобожденных оппозиционеров, Олег Гнедчик, приговорённый к 4 годам заключения в колонии строгого режима, заявил в интервью РС, что он отказался признавать свою вину в чем бы то ни было, и ему до сих пор непонятно, почему его отпустили:

Олег Гнедчик после освобождения
- Я прямо написал в милиции, что я не признаю их версию событий. На следующий день меня вызвали вновь и вновь велели подписывать заявление, и одновременно они снимали меня на видеокамеру. Я отказался. Они заявили, что в таком случае я останусь в тюрьме. Я не знаю, что случилось… Возможно, из-за того, что Лукашенко вчера сказал, что пришло время сетсь за стол переговоров с оппозицией, и первый шаг в этом направлении

11 августа Александр Лукашенко своим указом освободил от отбывания наказания девять человек из числа активных участников декабрьских событий на площади Независимости в Минске. Всего к уголовной ответственности за организацию "массовых беспорядков" 19 декабря 2010 года в Минске было привлечено более 40 человек, многие получили условные сроки наказания. По информации, которой располагают правозащитники, отбывающие длительные сроки заключения бывшие кандидаты в президенты Андрей Санников, Николай Статкевич и Дмитрий Усс прошений о помиловании не подавали.

О политзаключенных в Белоруссии и о позиции оппозиционеров рассуждает обозреватель белорусской службы РС Юрий Дракохруст:

– Лукашенко уже несколько раз запускал пробные шары, говоря , мол, "нечего этим людям поганить наши тюрьмы" – цитирую дословно. Из этого следует, что власть уже считает этих политзаключенных не столько своим козырем, сколько обузой и хотела бы от них освободиться.

– Репутация Александра Лукашенко ухудшается день за днем. И вдруг такой неожиданный ход. Какие политические цели он преследует?

– В стране продолжается экономический кризис. Нужны какие-то срочные меры, а точнее нужны деньги. Что касается России, то она, как мы помним из романа "Золотой теленок" за каждый скормленный витамин просит взамен массу услуг, причем не очень мелких. Все "братья по авторитарному разуму", которых еще не скинули, жмутся и давать больших денег не хотят. Остается Запад и контролируемые им финансовые структуры, но Запад сразу после 19 декабря поставил категоричные условия – без политзаключенных. Это условие универсальное – в 2008 году тоже имела место некая попытка нормализаций отношений с Беларусью, и тогда условия были теми же. Многие тогда так же говорили, что Лукашенко никогда не отпустит бывшего кандидата в президенты Александра Козулина, который сидел в тюрьме, а он взял и отпустил. Так и сейчас. Лукашенко не клинический злодей. Он политик. Когда ему злодейство нужно, он на него идет совершенно спокойно. Но когда оно не нужно и становится препятствием для достижения его политических целей, он спокойно от него отказывается.

– Какой политический эффект это может оказать на белорусское общество сейчас? И появятся ли новые идеи и план действий у белорусской оппозиции?

– Безусловно, люди, которые не сломались, которые очень достойно держались в судах, конечно, привлекут к себе уважение, по крайней мере, части белорусского общества. Насколько большой? Это, конечно, вопрос. И не факт, что те, кто выйдут из заключения, не станут белорусскими Гавелами, Валенсами, Манделами. Это безусловный риск, но Лукашенко на него идет. Еще один риск для власти в этой ситуации – это определенные имиджевые потери. Потому что вначале власть их посадила, дала по 3, 4, 5 лет, а теперь приходится выпускать под давлением обстоятельств, под давлением Запада. Судя по всему, власть беспокоит другая линия – посчитает ли Запад эту уступку достаточной для того, чтобы сменить гнев на милость.

Рассказывает корреспондент РС в Минске Игорь Карней:

- Если Алесь Киркевич, Андрей Протасеня и Олег Гнедчик достаточно давно в белорусской политике и известны своими оппозиционными взглядами, то Доронин не был членом ни одной из политических партий, да и во время митинга на площади Независимости был задержан как случайный прохожий. Тем не менее, получил 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима "Витьба-3" под Витебском. Освобождение, по словам Дмитрия Доронина, произошло так же внезапно, как и сам арест:

Дмитрий Доронин
- Вызвали на КПП, сказали: полчаса на сборы – и идешь домой. Чаю попить, с ребятами попрощаться едва успел. Но вообще на сборы времени было очень мало, наверное, минут за 50 меня из лагеря уже и освободили.

- Вы на самом деле писали прошение о помиловании?

- Да, я написал, как и все. Мол, раскаиваюсь - бумага стерпит. Свое дело, как говорится, я сделал, - то, что тогда надо было. А сейчас пришла пора получения западных кредитов, нужно выручать Белоруссию. Ведь мы изначально были как заложники у государства, чтобы, "продав" нас, впоследствии получить кредит от МВФ или еще от кого-нибудь. Мне об этом сказали, когда нас только сажали. Это говорил даже какой-то прокурор – мол, мы как залог для государства.

- Почему ваша фамилия изначально не значилась среди помилованных?

- Да, говорили, что кого-то другого должны были отпустить, но в итоге получилось, что отпустили меня. Сразу говорили, что вроде бы должны были освободить Атрощенкова (Александр Атрощенков - пресс-секретарь экс-кандидата в президенты Андрея Санникова. - РС), но в итоге это не подтвердилось.

- Как в колонии относятся к политзаключенным?

-- Администрация к нам хорошо относилась, люди, можно сказать, даже гордились, что мы у них сидим. И другие осужденные очень хорошо относились. Поэтому, я считаю, что это закалка, тюрьма подняла моральный дух - как вторая армия…

Александр Киркевич
Бывший политзаключенный, один из лидеров организации "Молодой фронт" Александр Киркевич освободился из колонии города Новополоцк, где отбывает наказание и один из экс-кандидатов в президенты Андрей Санников. Он говорит, что к нему и ранее приходили с просьбой написать прошение о помиловании, но он отказывался. Однако после 11 августа, когда были освобождены первые девять политзаключенных, люди в штатском пришли снова. В конце концов, прошение Киркевич написал – кратко и в свободной форме. Это, по его словам, стало своего рода компромиссом:

- То, что я могу сделать для Белоруссии здесь, гораздо важнее чистоты моей биографии. Поэтому я сделал такой выбор. Осуждать меня могут только члены организации и те люди, которые были осуждены вместе с нами. Я считаю, что это, в первую очередь, не моя слабость, а слабость Лукашенко. Потому что его прислужники все время добивались этого помилования от меня и остальных политзаключенных… Меня выпустили за полчаса без всякого предупреждения. Кстати, почти все обитатели колонии настроены оппозиционно, люди выписывают оппозиционные газеты, слушают Радио Свобода, выхватывают каждую весточку с воли. И абсолютное большинство поддерживало нас, политических заключенных.

- Вы встречались в колонии с другими политзаключенными?

- С Андреем Санниковым встречались несколько раз, очень приятный интеллигентный человек, не теряет присутствия духа. Никита Лиховид – это человек, который находится на своем пути, радикальной борьбы, и это вызывает уважение. Уходить из политической жизни я ни в коем случае не собираюсь, я не измелил своим позициям. Конечно, некоторые моменты, скорее, тактические, были пересмотрены, переосмыслены, но общие цели и общие задачи остались те же. И их нужно реализовывать любой ценой. Тюрьма кое-чему научила: дала немного мудрости, большей взвешенности в отношении к людям, в отношении к своей жизни, к своим поступкам и своим словам. Надеюсь, что этот урок пойдет на пользу.


* * *
Министры иностранных дел стран-членов ЕС, как ожидается, в числе прочего, обсудят ситуацию в Белоруссии на двухдневном совещании, которое начиналось 2 сентября в польском городе Сопот. Прибывшая в Польшу верховный представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон так прокомментировала отношение Евросоюза к Белоруссии:

- Мы заняли очень жесткую позицию и добиваемся освобождения и реабилитации политических заключенных, добиваемся того, чтобы эта страна считалась с мнением Европейского Союза.

А вот что сказал министр иностранных дел Болгарии Николай Младенов:

- 26 августа я был в Минске и беседовал с белорусским президентом. Тогда он пообещал к началу октября освободить всех осужденных в связи с демонстрациями во время президентских выборов в декабре прошлого года, отменить все суды над теми, кто был тогда задержан, а затем выступить с инициативой общенационального диалога.
XS
SM
MD
LG