Linkuri accesibilitate

Назарбаев вряд ли мог бы стать премьер-министром СССР, говорит Кравчук


Бывший президент Украины Леонид Кравчук

Бывший президент Украины Леонид Кравчук

Бывший президент Украины Леонид Кравчук дал интервью радио Азаттык – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Он рассказывает о том, каким было поведение Нурсултана Назарбаева во время путча ГКЧП и развала Советского Союза.





«НАЗАРБАЕВ ПОВЕРИЛ ГОРБАЧЕВУ»

– Господин Кравчук, как вел себя президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время путча 19–21 августа 1991 года и как вы и другие воспринимали его поведение?


– Я думаю, он вел себя достойно, как серьезный, взвешенный политик, как казах, который защищает национальные стратегические интересы своего народа, своей страны. Я с ним общался в эти дни. Он понимал, что в Москве происходит неконституционный переворот, что в этой ситуации все народы, входящие в Советский Союз, должны определить свою позицию, свою политику, защитить свой народ и предпринять взвешенные шаги, а если надо, то и коллективные шаги по сохранению народа, его жизни и свободы.

– Господин Кравчук, существует версия, что руководители трех славянских союзных республик – России, Беларуси и Украины – перед подписанием документа, известного как Беловежское соглашение, будто бы пригласили президента Назарбаева в Беловежскую Пущу, но он не принял приглашение. Это так?

– Я не могу знать истинную причину, но знаю, что Борис Ельцин звонил лично Нурсултану Абишевичу, когда приземлился в Москве. Дело в том, что, когда мы находились в Беловежской Пуще, Нурсултан находился в Казахстане, но к завершению нашей встречи, к вечеру, был уже в Москве.

Борис Николаевич ему позвонил. Я не слышал разговора со стороны Нурсултана Абишевича, но Ельцин по завершении разговора сказал, что, очевидно, Назарбаев прилетит в Беловежскую Пущу. Однако через некоторое время нам стало известно, что он отказался. Как нам сказал Борис Николаевич, «Назарбаев встретился с Горбачевым, и Горбачев убедил его в том, что не надо лететь в Беловежскую Пущу, что якобы мы – я не знаю, что подразумевалось по словом «мы», – соберемся в Кремле». Вот это то, что я знаю как человек, участвовавший в Беловежских соглашениях, и то, что знаю со слов Бориса Ельцина.

– Как вы полагаете, чем убедил Михаил Горбачев Нурсултана Назарбаева не ехать в Беловежскую Пущу?

– Мне кажется, главным убеждением было то, что это не поддержат народы и Украины, и России, и Беларуси, потому что эти руководители, мол, руководствовались своими амбициями, нежели интересами своих народов. Возможно, было сказано, что по этой причине надо собраться в Кремле и обсудить эту проблему, высказать свою точку зрения. Я могу подтвердить, что это – правда, потому что на второй день после соглашения в Беловежской Пуще, когда я был уже в Киеве, со мной связался Горбачев. Он сказал, что приглашает меня в Москву для обсуждения вопроса, который стоял на повестке дня Беловежского соглашения.

Таким образом, правда, что они хотели собраться в Кремле и, очевидно,
Беловежская Пуща. Беларусь. Январь 2003 года.

принять другое решение, которое не соответствовало бы по содержанию и по форме Беловежскому соглашению. Я думаю, что Нурсултан Абишевич не владел в полной мере ситуацией в Беловежье, так как там не был и не мог знать, что мы обсуждали, с кем говорили, в чем сомневались, с кем консультировались, с Москвой или не с Москвой. Он всего этого не знал, он знал только позицию Горбачева.

Горбачев неоднократно подчеркивал, что хотел бы видеть Нурсултана Назарбаева в качестве премьер-министра Советского Союза, он не скрывал этого. Поэтому я думаю, что Нурсултан Абишевич руководствовался именно этими соображениями, которые ему излагал Горбачев. Он, скорее всего, поверил Горбачеву.

– На ваш взгляд, при сохранении Советского Союза Назарбаев действительно мог стать премьер-министром?

– Я думаю – и да и нет. Потому что в закулисных играх в Политбюро и Верховном Совете, уже тогда больше демократическом, даже охлократическом, могли бы найтись противники Нурсултана Абишевича. По моему мнению, с его подготовкой, знанием экономики, знанием, скажем, политической ситуации, в том числе и по Средней Азии, он, на мой взгляд, мог бы справиться с этой задачей.

Но, честно говоря, я не очень-то верю, что он на самом деле мог бы быть назначен премьер-министром, поскольку этот вопрос решал не один Горбачев. Это при Сталине, Брежневе можно было говорить: «Вождь решил, и можно считать это решение окончательным». В момент выдвижения данного вопроса для публичного обсуждения могли возникнуть сложности, в том числе и связанные с желанием многих фигур из центра, из Москвы, которые могли бы перевесить своей позицией позицию Назарбаева.

– Вы полагаете, Назарбаев тянул с объявлением независимости своей республики из-за предложения Горбачева возглавить правительство СССР?

– Я думаю, что это как раз один факторов, одна из причин того, что он засомневался в поездке к нам в Беловежскую Пущу. Но я не могу сказать, что это главная причина. Знаете, как человек, который прожил достаточно большую жизнь, в том числе и политическую, наблюдавший за людьми, которым предлагали большие должности, могу согласиться с тем, что этот фактор сыграл некоторую роль. Не говорю, что решающую, но сыграл.

Я с Нурсултаном Абишевичем работал в свое время над новым союзным
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, спикер парламента Беларуси Станислав Шушкевич, президент СССР Михаил Горбачев и президент России Борис Ельцин. Москва, 14 ноября 1991 года.

договором, слышал его выступления не раз на заседании Совета Федерации и замечал, что он очень осторожен в этих вопросах. Наверное, исходил из ситуации в Казахстане, где половину населения составляли русские, и что Казахстан – одна из автономий, которая, как показывает опыт, тяготеет к централизованной организации общества, то есть к Советскому Союзу.

Он всё это учитывал, думал, прежде всего, о том, что произойдет в первую очередь в Казахстане, как будет развиваться Казахстан, какие преимущества будет иметь. В данном случае человек взвесил все факторы и принял решение. Но думаю, что при кадровом решении вопроса он мог тоже быть не последним в этой цепи.

ВО ИМЯ НАЦИИ

– Почему вы решились на роспуск СССР? Ведь советский народ на референдуме в марте 1991 года выступил за сохранение Советского Союза?


– Референдум проходил под большим централизованным воздействием самого центра, партии, Горбачева. Я же участвовал в этом.

На это были некоторые причины. Например, допустим, во время Голодомора в Украине погибло четыре миллиона человек. Мы имеем на руках конкретно фамилии детей, матерей, стариков. Мы имеем официальные списки и тех украинцев, которые погибли во время репрессий, когда цвет нации фактически был уничтожен. Мы имеем цифру в шесть миллионов человек, погибших во время Второй мировой войны. У меня в списке набралось свыше 10 миллионов людей, погибших невинной, страшной смертью.

Я себе задал вопрос: «Если страна, которая сознательно, целенаправленно уничтожает своих людей, если страна, которая не хочет считаться с национальными особенностями других народов, не хочет слышать об украинском языке, об украинской церкви, превращает людей и духовно и физически в рабов, – то зачем такая страна нужна?» Для меня возник вопрос: или украинский народ как нация будет иметь будущее, или он растворится в этом конгломерате народов Советского Союза, где на первом месте стоят тоталитарные интересы поддельных групп людей, в том числе и тех, кто у власти, военных, Коммунистической партии.

– В Казахстане во время массовых репрессий погибло больше половины этнических казахов, больше половины населения, но, тем не менее, Нурсултан Назарбаев был за СССР. Чем вы это объясните?

– В этом случае я не согласен с президентом Назарбаевым, потому что каждый руководитель, лидер, стоящий во главе нации, не должен забывать о невинных жертвах. Если мы не помним прошлого, не ценим своих погибших родителей, матерей, дедов, значит, мы не ценим будущего. У всех у нас имеется прошлое, а кто не ценит прошлого, у того нет будущего.

Я действовал во имя сохранения украинской нации, украинского
В этом случае я не согласен с президентом Назарбаевым, потому что каждый руководитель, лидер, стоящий во главе нации, не должен забывать о невинных жертвах.

национального корня. Я знал, что решается вопрос: или будет украинская нация, или ее не будет. Я тоже занимал довольно высокий пост, жил как человек, как лидер прилично, но интересы относительно будущего украинского народа поставил выше страны, которая привела к тому, что народ во многом был уничтожен. Моя позиция была четкая, ясная.

Я четко тогда сказал, что я ставлю коренные интересы украинского народа выше и если у меня есть шанс – а такой шанс появился 19 августа, – то проблему украинского народа буду решать, невзирая на все сложности, трудности. Я сказал себе, что буду решать, буду поднимать народ, решать проблему открытым, демократическим путем не за счет интересов других народов – России, Казахстана, Беларуси и так далее.

– Разве имели право Россия, Украина и Беларусь распустить СССР? Вы злоупотребляли правом «старшего брата»?

– В Конституции Советского Союза была статья, где написано, что каждый народ имеет право на самоопределение, вплоть до отделения. Это конституционная норма. Кстати, в Беловежской Пуще мы на эту статью Конституции СССР и опирались. Дело в том, что данная статья была продублирована в конституциях всех союзных республик. Повторяю: каждый народ имеет право на самоопределение, вплоть до отделения.

Мы решили отделиться. Мы имели право. И не только Украина, Беларусь, Россия, но и каждый народ, в том числе и Казахстан, имел право. Другое дело, что не было механизмов, как это сделать. Во-вторых, мы, принимая решение, подчеркнули, что все обязательства бывшего Советского Союза создаваемое нами СНГ берет на себя, в том числе и проблемы, связанные с долгами, международными обязательствами.

То, что мы якобы что-то нарушили, – это басни и не соответствует действительности. Мы не нарушили ни Конституцию Советского Союза, ни принципы международного права. Если бы так было, могли бы давно возвратиться к прошлому. Но никто пока, во всяком случае Украине, не делал подобное предложение, что, мол, давайте рассмотрим вопрос, что всё было тогда неправильно, давайте жить как раньше.

ДЕМОКРАТИИ В КАЗАХСТАНЕ НЕТ

– Что в итоге получили после развала СССР новые авторитарные страны? Например, пенсия вашего коллеги по Беловежской Пуще, бывшего лидера Беларуси Станислава Шушкевича составляет два доллара в месяц.


– Это курьез. Они в Беларуси избрали Лукашенко лидером. А кого они избрали, с тем и будут жить. Это уже не моя забота.

Я хочу сказать об Украине. Молодые люди, ровесники независимости Украины, когда я с ними встречаюсь, благодарят, что живут независимо, демократично, что посещают разные страны мира, изучают язык. Есть и люди состоявшиеся, и олигархи, которые наворовали. Да, есть тенденции в нашей власти к тоталитарным решениям, но у нас это не является большой проблемой, как в других странах.

Существуют разные менталитеты: есть менталитет европейский, есть менталитет среднеазиатский. В Казахстане, например, другие взгляды у
Если ваши люди не хотят остаться казахами, а хотят быть людьми непонятно какого менталитета, непонятной культуры, без прошлого, без исторической памяти, тогда пусть живут так.

людей. То есть вожди, которые избираются во власть, отличаются менталитетом от европейских вождей, потому что больше склонны к тоталитарным решениям, к похвале, славе, деньгам, присвоению народного богатства, ценностей народных. Я часто слышу в передачах о Казахстане. Не знаю, правда это или нет, но по телевидению, радио передают, как заблокировали казахские счета в Швейцарии или в другой стране. Подобных фактов за нашими правителями пока не наблюдается.

Я хочу сказать, что всё зависит от людей. Если ваши люди не хотят остаться казахами, а хотят быть людьми непонятно какого менталитета, непонятной культуры, без прошлого, без исторической памяти, тогда пусть живут так. А если они хотят остаться казахами, помнить свои казахские корни, помнить своих героев, поэтов, писателей, помнить свой народ, который выстрадал эту страну и страдает сегодня, то они будут бороться за Казахстан, а не за непонятную страну, в которой нет ни казахов, ни украинцев – никого. Был так называемый единый Советский Союз. На одном из съездов, помню, было объявлено, что в Советском Союзе уже создана новая национальная особенность, новый национальный тип – советский народ. Я с этим был не согласен.

– Господин Кравчук, на ваш взгляд, 20-летие своей независимости Казахстан встречает как демократическое государство?

– Я не беру на себя большую ответственность говорить окончательно, потому что, к сожалению, телевидения казахского в Украине нет. Но то, что смотрю по российскому телевидению, я анализирую и могу сказать, что Казахстан пытается встать на демократический путь развития. Но демократии, соответствующей демократическим стандартам, с верховенством прав и свобод человека, в Казахстане пока еще нет.

– Радио Азаттык благодарит вас за интервью. До свидания.

P.S. Уважаемые читатели, радио Азаттык – Казахская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» - взяло также интервью еще у одного ныне здравствующего автора развала Советского Союза – у бывшего лидера Беларуси Станислава Шушкевича. Интервью с ним будет опубликовано в четверг, 18 августа. В полдень.

Source:
Pадио Азаттык

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG