Linkuri accesibilitate

Тележурналист Виталий Каракорский – о расследовании советских преступлений в Литве


Пикет у здания посольства Австрии в Вильнюсе, 18 июля 2011 г

Пикет у здания посольства Австрии в Вильнюсе, 18 июля 2011 г

Литва обвиняет Австрию в том, что она грубо нарушила европейское право. Произошло это после того, как российский гражданин, отставной полковник КГБ Михаил Головатов, задержанный в венском аэропорту, после недолгого разбирательства был отпущен, несмотря на европейский ордер на его арест. В Генеральной прокуратуре Литвы, которая добивалась выдачи полковника, его подозревают в военных преступлениях. В январе 1991 года в Вильнюсе Головатов командовал советским спецподразделением "Альфа", штурмовавшим вильнюсскую телебашню. 13 января погибли 14 мирных граждан и более 800 человек были ранены.

Вильнюсский тележурналист Виталий Каракорский был свидетелем январских событий 1991 года. Как и многие другие литовцы, он ждет, что вся правда станет известна, а виновные понесут наказание:

– В тот вечер я был в гостях у своих приятелей, они живут напротив телевидения на улице Конарского. Когда приехали танки, мы выбежали на улицу. На наших глазах танк переехал горбатый "Запорожец" моего приятеля. Мы видели трассирующие пули. Было страшно. Но тогда в обществе господствовала идея не поддаться, не сдаться. Было единство, поэтому Литва и выстояла.

– Я был в те дни в Вильнюсе, видел, как люди окружили живым щитом парламент. На защиту литовской независимости приезжали со всего Советского Союза, из России тоже. Помню, как рвали советские паспорта и бросали клочки вокруг парламента в знак протеста.

Наша правовая система капиллярными сосудами связана с российской правоохраной, с тем же ФСБ. Это все коллеги, это все одна ментальность
– Да, и паспорта, и военные билеты накалывали на ограду сейма. Как раз в этот день, 13 января должна была выйти в эфир одна из первых независимых радиостанций в Литве "Колокол Вильнюса", я отвечал за вещание на русском языке. Мы решали: идти к Сейму или пытаться выйти в эфир из провинции. Мы понимали, насколько важно, чтобы мир и люди Литвы получали независимую информацию. Никто не знал, чем это закончится.

– Потом началось долгое, не завершившееся по сей день расследование этих событий. В 1994 году вдохновители из Комитета национального спасения Ермалавичюс и Бурокявичюс были задержаны в Белоруссии и осуждены. Как распутывали клубок событий 1991 года литовские следователи?

– Идейные вдохновители путча Ермалавичюс и Бурокявичюс были вывезены из Белоруссии работником прокуратуры. Я его лично знаю, этот человек работал в литовской госбезопасности и несколько лет назад вынужден был оттуда уйти, когда там начали избавляться от людей Саюдиса. Сам процесс шел долго, нудно. Кто-то был осужден очно, кто-то заочно. Расследуются не только январские события, но и убийство литовских таможенников в Мядининкяй летом 1991 года. Я считаю, что генеральная прокуратура далеко не все сделала для того, чтобы провести расследование. Никто не мешает литовской прокуратуре настаивать на допросе того же Михаила Головатова и других подозреваемых в Москве. Между Литвой и Россией существует договор о правовой помощи. На днях согласно этому договору в Литве состоялся опрос в суде Эгле Кусайте, которую подозревают в намерениях совершить теракт в России. Значит, это все действует, но почему-то действует в одну сторону. Литовская генеральная прокуратура должна настаивать на опросе Головатова в Москве, но почему-то этого не делает. С Австрией, видимо, комфортнее ссориться, чем с Россией.

– У вас есть догадки, кто тормозит расследование?

– Я думаю, что наша правовая система капиллярными сосудами связана с российской правоохраной, с тем же ФСБ. Все эти люди, и прокуроры, и судьи, сейчас, может быть, в меньшей степени, но до недавнего времени – это все советские прокуроры, это все коллеги, это все одна ментальность.

– Весной этого года были сообщения о том, что даже Михаила Горбачева литовская прокуратура хочет допросить.

– Литовская генеральная прокуратура – организация с не очень хорошей репутацией. Известно дело Гатаевых, чеченцев, у которых был детский дом в Каунасе, Финляндия предоставила им политическое убежище. Представляете, из демократической Литвы люди бежали в демократическую Финляндию и там нашли политическое убежище от преследований литовской прокуратуры! Потом было дело Ицхака Арада, известного израильского историка, который был партизаном в годы Второй мировой войны в Литве, воевал против нацистов, были попытки преследовать еще нескольких евреев-антифашистов. А вот теперь шоу: задержим Горбачева. И дело Головатова – такое же шоу. Я думаю, что оно очень выгодно прокуратуре, это попытка исправить свою репутацию.

– Недавно началась публикации документов КГБ в Литве, несмотря на сопротивление, продолжавшееся много лет. Так что процесс очищения от советского все-таки идет. Или вы скептически на него смотрите?

Мы должны оценить собственную историю, чтобы в один прекрасный день снова не потерять так дорого доставшуюся нам независимость
– Я разделяю точку известной диссидентки Ниёле Садунайте. Она недавно в интервью по поводу дела Головатова сказала, что, конечно, Австрия повела себя как кремлевские лакеи, но литовской власти неплохо бы посмотреть на себя в зеркало. Мы пытаемся миру сказать, что были оккупированы, а сами в Литве ничего не делаем. Сейчас побежали люди к австрийскому посольству, жгли свечи, был несанкционированный митинг по поводу Головатова. Но у нас в вильнюсском городском совете заседает в правящей коалиции Виктор Балакин, майор КГБ. И почему-то люди не бегут к городскому совету и не жгут там свечи. Процесс и идет, и не идет одновременно.

– В России вам многие вам скажут, что все эти советские дела следует сдать в архив. Тот же Головатов говорит, что он выполнял приказы, его послало в Вильнюс государство, которого уже не существует, а теперь сотрудники КГБ стали респектабельными бизнесменами. Есть ли в самой Литве – не у прокуратуры, а в обществе – готовность и желание разбираться в прошлом? Рана не затянулась еще?

– Рана не затянулась. Мы должны оценить собственную историю, чтобы в один прекрасный день снова не потерять так дорого доставшуюся нам независимость. И тут не только события 13 января, а в принципе все 50 лет советской оккупации. Я уверен, что в каком-нибудь 1937 году в Литве никто не мог представить себе, что через два года этой независимости не станет.

– Ваш прогноз: как завершится дело Михаила Головатова и других обвиняемых в преступлениях против человечности? Заочным судом?

– Тут трудно прогнозировать, но надеюсь, что Головатов и другие подозреваемые и свидетели будут допрошены в Москве. Ничто этому не мешает. Надо проявлять волю, настойчивость и требовать от российской прокуратуры опроса свидетелей. Финляндия аннулировала шенгенскую визу Головатову (у него бизнес в Европе, фирма "Альфа Би"), и думаю, что он в Европе в ближайшее время не появится. Так что получить его Литве не представляется возможным. А настаивать на его допросе в России было бы логично.

– А приговор?

– Я уже цитировал Ниёле Садунайте, она напомнила о судьбе Пятраса Расланаса – это бывший начальник отдела НКВД, ответственный за убийство 85 человек в лесу Райняй в первые дни войны. Он осужден заочно литовским судом. Осужден пожизненно и прекрасно живет в России. Между прочим, он уехал из Литвы уже при независимой Литве. Тоже вопрос: кто разрешил, почему?
XS
SM
MD
LG