Linkuri accesibilitate

В сегодняшнем выпуске – интервью с министром иностранных дел и европейской интеграции Юрием Лянкэ. Что почувствовал он, когда началась война России с Грузией, и чем отличается ситуация в Приднестровье от ситуации в Нагорном Карабахе, Абхазии и Южной Осетии?


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. Начнем, как обычно, нашу передачу с обзора новостей за минувшую неделю, который представит моя коллега Юлия Михайлова.


Приднестровские диалоги



----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Канцлер Германии Ангела Меркель выразила поддержку и симпатию правительству Республики Молдова, его усилиям по реинтеграции страны и модернизации государства. 19 мая в Берлине на совместной пресс-конференции с Владом Филатом Меркель сказала, что пока неизвестно, какой будет окончательная форма урегулирования приднестровского конфликта. Меркель особо подчеркнула, что главное – чтобы Молдова вновь стала единой страной, а ее граждане могли свободно передвигаться по всей ее территории.

По возвращении из Германии премьер Влад Филат выразил надежду, что официальные переговоры по приднестровскому урегулированию в формате 5+2 начнутся в ближайшее время. Молдавские власти предложили, чтобы это произошло 21 июня в Москве. „Меня заверили в том, что Германия солидарна с Молдовой и предпримет все необходимые действия для того, чтобы этот процесс возобновился”, сказал Филат. Премьер-министр опроверг появившуюся в прессе информацию о том, что Ангела Меркель пытается убедить Молдову принять план федерализации.

Во время своего визита в Прагу министр иностранных дел Юрие Лянкэ заявил, что Молдова оправдает европейские ожидания. В интервью Свободной Европе он выразил уверенность в том, что Молдова сохранит темпы реформ по введению безвизового режима с Евросоюзом. После встречи с Юрием Лянкэ чешский министр иностранных дел Карел Шварценберг заявил, что его страна поддерживает усилия Молдовы по либерализации визового режима с Евросоюзом. По его словам, этот процесс потребует времени, но получение виз может быть упрощено довольно скоро. Юрий Лянкэ сказал также, что по мере приближения Молдовы к Евросоюзу шансы урегулирования приднестровского конфликта тоже будут расти.

Тарифы на коммунальные услуги в Приднестровье постепенно будут уравнены с российскими. Глава администрации Игорь Смирнов дал соответствующее поручение ответственным ведомствам региона. Как сообщает его пресс-служба, этот шаг Смирнов объяснил тем, что Приднестровье готовится заключить с российским концерном Газпром прямой договор на поставку природного газа. «Плохо, что нас поставили в такие условия, и мы не можем выдержать все темпы выравнивания тарифов с Российской Федерацией. Это придется делать», заявил Игорь Смирнов, подчеркнув, что повышение тарифов не должно коснуться социально незащищенных категорий граждан. С другой стороны, он сказал, что необходимо пересмотреть систему льгот, так как существующая обременительна для бюджета. «С льготами надо разобраться. Тем более, нас в этом вопросе сама жизнь поджимает. Я имею в виду не ликвидацию льгот, а четкое персонализированное их получение», – заявил Игорь Смирнов.

В Приднестровье работают над повышением эффективности налогового администрирования. Как сообщила в эфире телеканала ТСВ министр финансов Приднестровья Ирина Молоканова, просчеты в законодательстве, в частности, отсутствие четких форм учета подоходного налога, позволяют как малым предпринимателям, так и крупным предприятиям уклоняться от уплаты налогов. Мы пытаемся ввести строгие формы учета, но их нет даже в Российской Федерации, с которой мы гармонизируем свое законодательство, поэтому проблематично, подчеркнула Молоканова. Налоговое уклонение, по ее словам, стимулирует отсутствие нормы об обязательном применении в Приднестровье контрольно-кассовых аппаратов. Ирина Молоканова сказала также, что Концепция бюджетной и налоговой политики предусматривает введение с 2012 года налога с продаж, необходимого, по ее словам, для пополнения пенсионного фонда. Министр финансов Приднестровья уточнила, что ранее предлагалось ввести налог на предметы роскоши, но эта инициатива не встретила поддержку, так как, подчеркнула Молоканова, «что для одних роскошь, то для других предмет обихода».
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Александр Фрумусаки: На прошлой неделе министр иностранных дел Республики Молдова Юрие Лянкэ находился с официальным визитом в Праге. Он посетил и центральный офис нашей радиостанции и дал интервью русской и румынской редакциям Свободной Европы. Юрие Лянкэ заявил, в частности, что у Молдовы нет альтернативы европейской интеграции, так как модернизация Республики Молдова означает, по сути, ее сближение с Европейским Союзом. Тема отношений с Российской Федерацией, приднестровского урегулирования и затяжных конфликтов на постсоветском пространстве широко обсуждалась и в интервью Юрия Лянкэ нашим коллегам, сотрудникам Радио Свобода Андрею Шарому и Ирине Лагуниной.




Ирина Лагунина: Что вы ощутили, что почувствовали, подумали, когда началась российская война против Грузии в 2008 году?

Юрие Лянкэ: Честно признаться, это не самые приятные минуты, потому что в первую очередь думаешь о тех людях, которые живут там, которые проживали в тот момент в Южной Осетии и в остальной части Грузии. Безусловно, сожалею, что не нашли нужных решений политических, а почему-то было найдено как единственная возможность решение спорных проблем военным путем. Потому что самое плохое, когда говорят вместо дипломатов пушки и военные. Я рад, что с тех пор, насколько я понимаю, нет больше военных столкновений. Я очень надеюсь, что эта составляющая, компонента военная будет уменьшаться. Я, безусловно, подумал так же о нашем положении. К счастью, с 92 года, когда у нас были военные действия, которые привели к человеческим потерям, трагедиям в молдавских семьях, будь то по левую сторону Днестра, будь то по правую, я очень счастлив, что с тех времен не было этого повтора. И я даже считаю, что нам нужно уменьшить в нашем регионе военную составляющую. Поэтому я говорил с господином Лавровым и другими коллегами в Москве, что те же миротворческие силы, которые состоят из солдат, чтобы демилитаризировать этот компонент и создать миротворческие силы, которые состоят больше из гражданских и может быть полицейских специалистов и чтобы это были международные силы. Тогда, я уверен, что такой состав будет способствовать решению конфликтов, будет направлять правильные психологические, если хотите, сигналы для тех, кто живет по правой и левой сторонам Днестра.

Ирина Лагунина: Что отличает приднестровскую ситуацию от ситуации, скажем, в Абхазии, в Южной Осетии, в Карабахе?

Юрие Лянкэ: Я думаю, что есть определенные сходства, но есть и большие отличия. Самое большое отличие состоит в том, что несмотря на все преграды и препоны, которые существуют в ежедневном общении, но тем не менее, люди общаются. У нас никогда не было такого, чтобы приостановилось полностью общение. Насколько я знаю, часто люди, у которых есть проблемы со здоровьем, с левобережья приезжают на правый берег, и там отношение такое же, как к гражданам, которые проживают на правом берегу Днестра. Посмотрите на то, как работают компании, экономические агенты в Приднестровье. Вы знаете, что у нас есть определенные преференции торговли во взаимоотношениях с Европейским союзом. Так вот все компании, которые работают в Приднестровье и заинтересованы в торговле с Европейским союзом, они все зарегистрированы в Кишиневе и пользуются теми же правами, теми же льготами, которыми пользуются и другие молдавские агенты. Так что у нас нет отсутствия полного контакта. Это, я считаю, очень хороший элемент, который поможет решить нашу большую проблему и сделать так, чтобы страна воссоединилась.

Андрей Шарый: Господин Лавров, которого вы упомянули, говорит о необходимости прямого контакта, о том, что переговоры должны вестись при большом количестве посредников, наблюдателей, ОБСЕ, ЕС, Соединенные Штаты, Россия, Украина. Главное – это прямые переговоры между Кишиневом и Тирасполем.

Юрие Лянкэ: Мы этого не исключаем, и наоборот за прошедшие полтора года сделали не один шаг для того, чтобы взаимодействие между нами и Тирасполем было намного лучше. И это взаимодействие понимаем не только как контакт с лидерами Приднестровья, а как контакты с бизнес-сообществом, как контакты между простыми людьми, как контакты и помощь в развитии определенных социальных проектов. Допустим, мы приняли принципиальное решение: из всех донорских денег, получаемых из Кишинева, 15% - именно доля населения Приднестровья в общем населении Молдовы, чтобы шло на социальные проекты, инфраструктуру Приднестровья. К сожалению, сталкиваемся с определенным лимитом, с определенными проблемами, которые у нас существуют из-за того, что политики Приднестровья показали себя очень заинтересованными в том, чтобы наладить прямой контакт. Я никогда не забуду, когда я прочитал одно письмо из Тирасполя, что они отказывают нам в праве разработать и построить 15 социальных проектов населенных пунктов левобережья, потому что это якобы создает проблему национальной безопасности Приднестровья. Опять же, на наш взгляд, это совершенно несерьезные аргументы. Безусловно, страдают люди, которые потеряли возможность иметь современную социальную инфраструктуру. И мы в то же время не отказывались никогда, наоборот, приветствовали общение с лидерами Приднестровья. Вы помните, что мы использовали "футбольную дипломатию". Сейчас в мае пытались использовать новый подход – "хоккейную дипломатию". К сожалению, ставятся определенные условия. Было письмо, направленное господином Смирновым моему премьер-министру, текст и те слова, которые там были использованы, безусловно, не создают предпосылок для того, чтобы мы обсуждали в конструктивном плане и говорили о будущем Приднестровья в рамках республики Молдова. Поэтому с одной стороны, безусловно, очень важен прямой контакт, очень важен прямой диалог. И мы в дальнейшем будем делать все возможное от себя для того, чтобы создавать лучший уровень взаимоотношений, взаимопринятия друг друга. Но в то же время мы видим, что, к сожалению, только наши попытки сделать такой диалог более активным, и чтобы он показывал какие-то результаты, этого недостаточно. Для этого нам нужна помощь наших партнеров и с Запада, и с Востока. Я очень рад, что за последний год заинтересованность в больших столицах важных игроков, нахождение взаимоприемлемого решения по конфликту возросло. И тот факт, что госпожа Меркель и президент Медведев не раз обсуждали этот вопрос, тот факт, что существует больше заинтересованности - это создает необходимые благоприятные условия для того, чтобы наш контакт, прямой контакт был намного более эффективен, чтобы наконец-то наши коллеги из Тирасполя вышли из окопов, такое впечатление, что они там остались с 92 года, и поняли, что мир меняется. У нас с тех пор 4 президента поменялось, там по-прежнему те же люди, которые были тогда, когда у нас были военные действия. Мне очень хочется, чтобы они почувствовали веяние новых реалий и чтобы поняли, что единственно верное решение не только для нас, но и для наших основных партнеров, в том числе господин Лавров говорил о едином государстве, господин Лавров говорил о том, что Молдова должна остаться единым суверенным государством с территориальной целостностью, но с широкой автономией для Приднестровья - это единственный подход, который для нас приемлем, все остальное для нас неприемлемо, и мы не будем никак этому способствовать.

Ирина Лагунина: Небольшое уточнение: что такое "хоккейная дипломатия"?

Юрие Лянкэ: Мы должны были провести чемпионат Молдовы по хоккею, последний матч должен был быть в Тирасполе. И вот мы предложили в этой связи, чтобы господин Филат встретился с господином Смирновым и поговорили о каких-то проблемах, которые создают нервозность, совершенно ненужные проблемы для наших граждан, живущих по обе стороны Днестра. Допустим, если не ошибаюсь, с 2005-2006 годов для того, чтобы позвонить из Кишинева в Тирасполь, стоит дороже, чем позвонить в Нью-Йорк, потому что нет нормального взаимодействия между нашими операторами. Хотели решить вопрос. Для того, чтобы его решить, нужны контакты на более, не просто на техническом уровне, экспертном уровне, но на политическом уровне. К сожалению, эта встреча не произошла и тем самым мы не смогли продвинуться по еще одному важному вопросу для жителей Приднестровья и остальной Молдовы.

Андрей Шарый: Вот эта великая держава иногда использует, как говорят многие политологи и политики, великодержавные политические схемы. И война с Грузией - одно из подтверждений того, что эта точка зрения не лишена оснований. До тех пор, пока Молдова остается разделенной, меньше шансов на интеграцию в Европейский союз, на какую бы то ни было сближение, даже теоретическое, с НАТО. А пока так все остается, Москва может спокойно проводить свою политику. В этих размышлениях есть какой-то смысл?

Юрие Лянкэ: Я не хотел бы сейчас заниматься такими в какой-то мере спекулятивными размышлениями. Потому что нам очень важно сделать так, чтобы у нас было хорошее взаимопонимание с нашими российскими коллегами. Если же посмотреть на опыт других бывших империй, мы видим, что этот процесс трансформации, перехода из одного состояния в другое состояния, он болезненный период. Но я думаю, что мы пришли к пониманию того, что опять же у нас есть все предпосылки для того, чтобы был хороший двусторонний диалог на других принципах, на принципах взаимного уважения. Мы с первых же дней, когда мы пришли к власти в 2009 году в сентябре, мы сказали, что самая важная задача – это создать нормальное европейское государство. Мы европейское государство – это никто не оспаривает. И для этого нужно искать не противников, не антагонизировать кого-то, будь это Румыния, или Украина, или Россия, или США, а искать партнеров и сделать так, чтобы пытаться решить проблемы. Допустим, проблемы НАТО вы упомянули, и мы понимаем, что для России это определенная проблема, может быть иногда психологическая проблема, может быть реальная проблема, не мне об этом судить и не мне принимать решения. Но мы исходим из того, что в нашей конституции записано, что мы унитарная страна, мы исходим из того, что Россия заинтересована в том, чтобы мы этот статус поддержали. Очень хорошо, мы его будем поддерживать, не намечаем никаких изменений в этом плане. Но помогите нам сделать так, чтобы мы стали по-настоящему унитарной страной. Не может быть унитарная страна, в которой находятся иностранные войска. Давайте будем работать, исходя из общих интересов, и будем находить конкретные решения.

Александр Фрумусаки: с министром иностранных дел Республики Молдова Юрием Лянкэ беседовали наши коллеги, сотрудники Радио Свобода Ирина Лагунина и Андрей Шарый.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG