Linkuri accesibilitate

„Приднестровье не относится к верхнему перечню приоритетов ни одной крупной державы ”


Федор Лукьянов

Федор Лукьянов

Московский политолог, главный редактор газеты „Россия в глобальной политике” Федор Лукьянов о предстоящем 11 марта визите в Кишинев вице-президента США Джозефа Байдена и перспективах приднестровского урегулирования.


Федор Лукьянов
: Во-первых, в Молдове действительно никого еще не было из хотя бы относительно заметных международных акторов, и тот же Байден, когда он прошлый раз посещал постсоветское пространство, он был, насколько я помню, в Грузии, ну а в Молдову не заехал. Конечно, рано или поздно надо было ожидать, что какое-то внимание будет уделено этой стране, при том, что сказать, что это какой-то приоритет Соединенных
Демонстративно забыть обо всем постсоветском пространстве Америка, конечно, не может, нужны символические напоминания и визит в Кишинев это очень удачная возможность поставить галочку...
Штатов сейчас – я даже имею в виду не Молдову отдельно, а вообще постсоветскую территорию, – пожалуй, нельзя, ну, в той ситуации, которую мы видим в мире: продолжающаяся война в Афганистане, неразрешенное, а самое главное, абсолютно непредвиденное, не предсказанное и непредсказуемое развитие событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке – представить себе, что Соединенные Штаты будут уделять какое-то серьезное внимание территориям, где у них нет стратегических интересов и нет ресурсов – это довольно трудно. Тем не менее, вообще демонстративно забыть обо всем постсоветском пространстве Америка, конечно, тоже не может, нужны такие символические напоминания и, думаю, что визит в Кишинев это очень удачная возможность поставить, если так можно сказать, галочку. Что вот есть интерес по-прежнему, мы о вас помним. Ну и, собственно, все.

Свободная Европа: Визит в Республику Молдова 11 марта вице-президента США Джозефа Байдена (последняя остановка в рамках европейского турне, после посещения Финляндии и России) официальный Кишинев воспринял как символический знак для европейской интеграции страны, в том числе для перспектив урегулирования приднестровского конфликта. Обоснованы ли эти ожидания? Может ли стать приднестровский конфликт одним из приоритетов для Российской Федерации, без которой решение этого вопроса невозможно?

Федор Лукьянов: Ну, приоритетом Приднестровье, безусловно, не будет. У России хватает своих проблем, более крупных, сейчас идет переформатирование отношений с Европой в целом, которые явно совершенно перестают быть такими политическими и становятся социально-экономическими. То есть, партнерство ради модернизации, о
Приоритетом Приднестровье, безусловно, не будет. У России хватает своих проблем...
котором сейчас все говорят – это конечно, лозунг, пока ничем не наполненный, но сам факт, что именно это выдвигается в качестве задачи и приоритета, он показывает направление. В политическом плане Евросоюз мало что из себя представляет, а Россия, в общем, это понимает и старается заниматься с Европой другими темами, более насущными – бизнес, инвестиции, экономическое сотрудничество и так далее. Что касается, скажем, другого направления российской политики – ну, укрепления позиций в зоне, как это однажды было сказано, привилегированных интересов – мне кажется, что сейчас это тоже не так актуально. То есть до тех пор, пока было давление извне – попытки расширить НАТО, попытки, так сказать, играть всякие геополитические игры на постсоветском пространстве со стороны Америки и Европы, Россия активно очень реагировала. Как только это прекратилось – а сейчас явно интерес западных стран очень сильно снизился ко всему постсоветскому пространству – то и Россия сразу как-то вот этот свой пафос и энергию умерила. Поэтому, если будет какой-то внешний импульс, я думаю, что
Может быть, в какой-то момент окажется, что без Приднестровья перспективы европейской Молдовы намного более ясные, четкие и понятные, чем вместе с ним...
Россия оживится. Если внешнего импульса не будет, тогда, собственно, ни Молдова, ни Приднестровье в число каких-то важных вопросов вряд ли переместятся. Кстати говоря, тут вопрос еще упомянутый вами интерес Соединенных Штатов – гипотетический интерес, связанный с визитом Байдена - в европейских перспективах Молдовы, тут тоже можно вообще задать вопрос: европейские перспективы Молдовы в решении приднестровской проблемы в рамках, так сказать, единого государства – это одна проблема или это две проблемы? Потому что, может быть, вообще в какой-то момент окажется, что без Приднестровья перспективы европейской Молдовы намного более ясные, четкие и понятные, чем вместе с ним. Так что я думаю, что здесь многое будет меняться в ближайшие годы.

Свободная Европа: Значит, с вашей точки зрения, приднестровский вопрос сейчас не является приоритетом ни одного из сторон, причастных к приднестровскому урегулированию?

Федор Лукьянов: Вы знаете, может быть, конечно, я ошибаюсь, но мне кажется, что Приднестровье, приднестровская проблема и Молдова не относятся к верхнему перечню приоритетов никого. Ни России, ни Соединенных Штатов, ни даже Евросоюза, несмотря на ритуальные заявления по поводу там возможности совершить прорыв на этом направлении. Достаточно просто посмотреть на то, что происходит в Европе, опять-таки влияние ближневосточного кризиса, который
Каких-то серьезных усилий по решению приднестровской проблемы сейчас прилагать никто не будет...
совершенно может перекроить всю европейскую политику. И в этой ситуации… Да, кроме всего прочего, перевод – вероятный очень – фондов, которые раньше планировались на восточное партнерство, в направлении средиземноморских проблем – ну и вот в совокупности все это, мне кажется, довольно ясно говорит, что каких-то серьезных усилий по решению приднестровской проблемы сейчас прилагать никто не будет. При этом, конечно, просто взять и забыть об этом не получится, ну все-таки давняя такая, вялотекущая проблема, поэтому, думаю, что будут звучать всякие заявления и с российской стороны, и с европейской, и с американской, но я очень сомневаюсь, что за этим последуют какие-то действия.

Свободная Европа: Отдельные эксперты в Кишиневе и Тирасполе считают, что Приднестровье может стать некой разменной монетой в руках Кремля, который утверждает в последнее время, что решение конфликта следует рассматривать в широком контексте европейской безопасности и, в частности, в контексте новой системы противоракетной обороны на континенте, в которую Россия хотела бы войти.


Федор Лукьянов: Разменной монетой? Какая-то мелковатая монета, извините, для российско-американских отношений, тем более, противоракетной обороны… Не знаю, это может быть элементом каких-то более широких отношений, таким неглавным элементом… Но, в принципе, мне кажется, что вообще у Соединенных Штатов явно другие приоритеты.
Это такая игра ума российских дипломатов: чтобы сказать, когда говорить нечего...
Для Европы какой-то прогресс по решению приднестровского вопроса был бы выигрышным, потому что Европе надо показать хоть какую-то свою дееспособность дипломатическую. И не случайно канцлер Меркель именно эту тему выбрала для попытки сдвинуть сотрудничество с Россией – ну, такой символический шаг, что мы можем работать вместе и добиваться решений. Но в остальном, честно говоря, мне кажется, вот это заявление оно, скорей, ну, это такая игра ума российских дипломатов: чтобы сказать, когда говорить нечего.
XS
SM
MD
LG