Linkuri accesibilitate

1 марта в белорусских судах пройдут пять судебных процессов по уголовному делу об организации или участии в массовых беспорядках в Минске в день выборов президента Белоруссии. Среди фигурантов и граждане России – 27-летний Артем Бреус и 22-летний Иван Гапонов. Суд над ними начался 22 февраля, однако в отсутствие очевидных доказательств совершенного преступления государственный обвинитель заявил ходатайство о переквалификации дела и предъявления россиянам нового обвинения.

Однажды гражданам России обвинение уже корректировали – с "организации" массовых беспорядков на "участие" в них. Если в первом случае максимальная санкция предусматривает 15 лет лишения свободы, то во втором – 8. Однако неделю назад судья Любовь Симахина не нашла повода, чтобы признать действия Артема Бреуса и Ивана Гапонова уголовно наказуемыми. По мнению присутствовавшего на первом заседании правозащитника Валентина Стефановича, большая вероятность того, что статью снова придется смягчить. Предположительно это может быть "нарушение общественного порядка" с заключением под стражу до 3 лет:

– Очевидно, обвинение будет предъявлено по другой статье Уголовного кодекса – "хулиганство" или "групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок". Но, в любом случае, это свидетельствует о том, что в действиях Бреуса и Гапонова нет состава преступления, сформулированного в обвинительном заключении – участие в погромах, поджогах, вооруженном сопротивлении сотрудникам милиции. Лично я считаю, что их действия вообще не тянут на уголовную ответственность. В крайнем случае – это административная статья, наказание по которой они уже понесли.

Артем Бреус и Иван Гапонов были задержаны в Минске в день выборов президента Белоруссии 19 декабря прошлого года в числе еще 700 участников митинга оппозиции. За участие в несанкционированной акции россияне были приговорены к 10-суткам ареста каждый. Однако после выхода на свободу молодых людей вновь задержали уже в рамках уголовного дела – мол, оба участвовали в штурме Дома правительства. Но после двух месяцев содержания под стражей даже у стороны обвинения появились сомнения в той роли, которую отвело россиянам следствие.

Возможно ли, что белорусские власти пошли на попятную, не желая лишний раз испытывать терпение Москвы? Вот что по этому поводу думает руководитель "Правозащитного альянса" Людмила Грязнова:

– Дело, наверное, не в том, что они россияне. Основная причина заключается в том, что нет никаких доказательств их вины. Показания свидетелей все время противоречат тому, что они говорили ранее, нет никаких доказательств "активного сопротивления" сотрудникам милиции со стороны Бреуса и Гапонова и на видео. Куда-то "пропали" документальные свидетельства причастности россиян к штурму Дома правительства, о которых заявляли в МВД. Дело рассыпается буквально на глазах. Конечно, нашим властям сейчас очень плохо на всех фронтах – и политическом, и экономическом, и юридическом. Поэтому что-то должно меняться.

После объявленной паузы в процессе над россиянами официальный представитель МИД России Александр Лукашевич выступил с заявлением, в котором подчеркнул: "Нельзя не видеть, что мотивированных обвинений против наших граждан так до сих пор и не выдвинуто. Адвокаты говорят: "сами Бреус и Гапонов до сих пор не понимают, за что их судят". В этой связи мы очень надеемся, что белорусские судебные органы смогут непредвзято подойти к рассмотрению этого дела и вынести справедливое решение".

В ожидании своей участи находятся и более 40 белорусских оппозиционеров, которые обвиняются в организации или участии в "массовых беспорядках". Один их них, активист кампании "Говори правду!" Василий Парфенков, уже приговорен к 4 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Тем временем, выпущенный после двух месяцев из изолятора КГБ под подписку о невыезде экс-кандидат в президенты Алексей Михалевич накануне запуска судебного конвейера рассказал, как современные чекисты "работают" с оппозицией:

– Следственный изолятор КГБ превратился в концентрационный лагерь. И то, что там происходит, полностью подпадает под международную конвенцию по части пыток. Мне был предложен единственный вариант, при котором я могу освободиться и выйти под подписку о невыезде. Этим вариантом было подписание "договора о сотрудничестве" с Комитетом госбезопасности – то есть, я должен был стать агентом КГБ. Не под воздействием пыток, а для того, чтобы заявить обо всех преступлениях, которые там творятся, я пошел на этот шаг. Но я хочу сказать: я никогда не был и не буду агентом КГБ. Прошу воспринимать мое заявление как публичный отказ от сотрудничества и прошу считать ту бумагу недействительной и не имеющей никакой силы.

Алексей Михалевич направил заказным письмом заявление в Генеральную прокуратуру Белоруссии, в котором рассказал обо всех обстоятельствах своего задержания и нахождения в изоляторе КГБ. При этом политик осознает, что, скорее всего, снова окажется в СИЗО, где отношение к нему будет куда хуже, чем прежде.
XS
SM
MD
LG