Linkuri accesibilitate

Больше модернизации, меньше геополитики: Новые акценты Саакашвили


Президент Грузии выступает в парламенте страны. 11 февраля 2011.

Президент Грузии выступает в парламенте страны. 11 февраля 2011.

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ--Начиная с 2005 года, президент Михаил Саакашвили выступает в парламенте с ежегодными программными выступлениями. Это – одно из новшеств, которые он привнес в политическую жизнь Грузии, позаимствовав его из опыта американской демократии.


К этому привыкли, и ничего сенсационного в самом содержании речей обычно нет: президент и без того любит сам объяснять народу основные направления своей политики. Тем не менее, ежегодные программные выступления дают пищу для размышлений. Что президент считает основными достижениями и наиболее острыми проблемами? В чем основные пункты его повестки дня на ближайший период? Какие основные темы изберет оппозиция для атак на правительство?


В своем выступлении 11 февраля ключевое слово президент выделил сам: «модернизация». Новизна в данном случае в употреблении именно им именно этого слова: и до того некоторые комментаторы (в том числе автор этих строк) использовали понятие модернизации как наиболее адекватное для суммирования его достижений. Но сам он до сих пор предпочитал говорить просто о реформах, усилении государственности, или даже «культурной революции».

В последнее время слово «модернизация» особенно полюбил и его российский коллега Дмитрий Медведев. Грузинский президент предполагал, что критики не преминут провести эту параллель: они часто замечают, что Саакашвили все ругает Россию, но перенимает авторитарные замашки ее лидеров. Поэтому он сразу отмежевался от аналогии, прозрачно намекнув, что, «в отличие от некоторых», модернизация для него – не пустое слово, и постарался дать более или менее конкретное определение: Грузия превратится из «постсоветской» в «европейскую демократическую страну» со свободными и образованными гражданами, которые одновременно являются патриотами Грузии и гражданами мира, конкурентноспособными на глобальном рынке; они будут свободны от коррупции, ксенофобии и комплекса неполноценности, который в прошлом, кстати, определенная страна использовала для порабощения Грузии.

Таким образом, суть модернизации – не просто экономический рост. Но президент не забыл упомянуть и об экономической составляющей: Грузия должна стать не просто европейской, но самой быстрорастущей страной континента. Были названы и конкретные параметры роста: к 2015 году должны быть удвоены объемы сельскохозяйственной продукции и экспорта вообще, средняя зарплата и государственный бюджет, безработица уменьшена наполовину, население вырастет до пяти миллионов людей (с примерно 4,6 миллионов в настоящее время), такой же отметки достигнет количество иностранных визитеров, и будет построено 17 новых гидроэлектростанций. Именно туризм, сельское хозяйство и энергетика должны стать локомотивами экономического роста.

Большинство обозревателей обратили внимание не на амбициозность планов (меньшего от Саакашвили не ждут), а на саму дату. Так далеко президент еще не заглядывал: ведь его последний президентский срок заканчивается в 2013-м. Первое заключение: значит, Саакашвили собирается оставаться во главе страны и после этого, тем более что изменения в конституции позволяют ему сделать это в качестве премьер-министра.

Президент предвидел эту реакцию и заверил, что речь идет о достижениях страны, а не его правительства, а даты выборов и позиции отдельных личностей во власти не имеют значения. Однако, как минимум, можно предположить, что он достаточно уверен: его команда реформаторов останется у руля и после следующих парламентских и президентских выборов, как бы ни распределялись конкретные кресла.

Важно отметить и то, чего президент не говорил: он не обещал восстановить территориальную целостность страны к 2015 году и не упоминал о предстоящей военной интервенции России. Не было обещаний и сделать страну к этому сроку членом НАТО или Евросоюза. На дипломатическом поприще главным достижением было названо то, что западные политики все чаще квалифицируют российское военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии как «оккупацию» страны. Фактически, Саакашвили делает то, к чему его долгие годы призывали западные советники: вопросы территориальной целостности и изменения геополитического баланса не забыты, но временно поставлены за скобки, а правительство все более концентрируется на вопросах внутреннего преобразования страны (точнее говоря, контролируемых ею 80 процентов территории).

Речь Саакашвили была призвана продемонстрировать уверенность в будущем государства и находящейся в его главе политической команды. Правительство рассчитывает варианты исходя из того, что в обозримом будущем ничего в регионе принципиально не изменится, а внутри страны у правительства не появится серьезной альтернативы. Остается как можно быстрее развиваться.
XS
SM
MD
LG