Linkuri accesibilitate

Инициатива Лугара: свидетельство признания демократизации Молдовы


Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ, министр иностранных дел Республики Молдова: „США – участник переговорного процесса, и их активное подключение приведет к надежному урегулированию приднестровского конфликта”.


Юрие Лянкэ: „Сенатор Лугар – один из самых известных конгрессменов, член Конгресса США с большим опытом в области международных отношений, один из самых уважаемых сенаторов не только в США, но и во всем мире. Инициатива, с которой он выступил - отменить действие поправки Джексона-Вэника в отношении Республики Молдова – свидетельствует о том, что процессы демократизации Республики Молдова, начатые в 2009 году после прихода к власти Альянса за европейскую интеграцию, воспринимаются правильно. И это дает возможность избавиться от определенных стереотипов, сохранившихся еще со времен холодной войны.”

Свободная Европа: Сенатор-республиканец Ричард Лугар настаивает на том, что администрация Обамы должна оказать давление на Москву, одновременно проявляя больше кооперантности в поисках реального и приемлемого варианта преодоления приднестровского кризиса… Он же дал понять, что евро-атлантические устремления Республики Молдова крайне важны в данный момент.

Юрие Лянкэ: „Не думаю, что речь идет об оказании давления со стороны Запада на Восток и т.д. Но что крайне важно, с моей точки зрения, и что, по сути, удалось нам в 2010 году – это обратить внимание ряда западных столиц на необходимость сосредоточиться в их диалоге с Москвой, с Киевом на этой проблематике. И не в манере конфронтации, не с помощью рычагов давления, так как не думаю, что эта политика может вылиться в чем-то конкретном. Вы сами свидетели – за 19 лет немногое удалось в этом плане.”

Свободная Европа: Но Вашингтон может оказать давление на Москву?

Юрие Лянкэ: „Проблема в том, чтобы подключиться; проблема в том, чтобы показать Москве, а Москва – Западу, что это важный вопрос, один из тех, что являются приоритетными в диалоге между Москвой и Вашингтоном, Москвой и Брюсселем и другими столицами. Вы видели, например, что сказали европейцы и какова была реакция Москвы.

Практически никто уже не исключает, что урегулирование приднестровского конфликта может стать тестом на искренность и готовность взаимодействия между Россией и Европейским Союзом, Россией и США. Следовательно, важно, прежде всего, чтобы этот вопрос фигурировал среди приоритетов этого диалога. Второе: если молдавское правительство успешно выполняет свое домашнее задание, продвигает инициативы, проводит очень прозрачную, предсказуемую политику в интересах граждан обоих берегов Днестра, наши внешние партнеры, в свою очередь, помогут нам создать эти благоприятные условия. Они не могут заставить нас, как не могут и сделать это за нас. Но создать благоприятные условия могут. Например, такие, чтобы тираспольские лидеры не могли говорить, что не хотят подключиться к официальному формату 5+2. Или что не хотят устранить определенные барьеры.

Вот в этом смысле, возможно, и нужна определенная разъяснительная работа, нужно привести в действие определенные рычаги. Именно здесь имеется некий потенциал для несравненно более активного, более широкого сотрудничества между нашими партнерами на Западе и Востоке. Вашингтон сегодня продолжает оставаться мировой сверхдержавой, а это значит, что неучастие США так или иначе ставит под большим вопросом устойчивость того или иного решения или, в лучшем случае, что процесс может затянуться на гораздо более длительный период, чем это было бы при более конструктивном и активном подключении США. Соединенные Штаты Америки – один из участников переговорного процесса, участник важный, обладающий сильными ресурсами, которые может предоставить в распоряжении. Начиная хотя бы с фондов, которые получит Молдова в рамках программы Вызовы Тысячелетия.

У нас имеется добровольное обязательство: из всего, что мы получаем от доноров, 15% идет Приднестровью. Но опять с условием, что тираспольская администрация открыта и готова к сотрудничеству. В прошлом году, например, я был просто поражен, когда узнал, что они отказались от 14 или 15 проектов в нескольких населенных пунктов левобережья Днестра - социальных проектов, детсады и др., под предлогом того, что это каким-то образом угрожает национальной безопасности региона. Звучит, как минимум, несерьезно. Итак, скажу еще раз, у Вашингтона своя четко очерченная роль. И более высокий интерес и динамизм могут только помочь этому процессу.”

Свободная Европа: Вскоре вам предстоит визит в Москву. Насколько известно, в программе предстоящей встречи с вашим российским коллегой Лавровым этот вопрос будет фигурировать. Чего будете вы добиваться?

Юрие Лянкэ: „Я еду не добиваться или просить. Я еду обсуждать. Обмениваться мнениями. Попытаться прийти к единому знаменателю. Действительно, мой визит установлен на конец марта. Прекрасно, что есть возможность продолжать диалог, начатый нами в 2010 году; кстати, такого же мнения придерживаются и мои коллеги из российского МИДа. Диалог между министерствами иностранных дел был полноценным. Крайне важно, с одной стороны, сохранить этот диалог. С другой же стороны, нужно сделать так, чтобы содержание этого диалога дало возможность пересмотреть определенные проблемы, уже устаревшие, и найти им решение. Начиная с приднестровской проблемы и заканчивая, скажем, проблемой регистрации молдавских граждан в России.”

Свободная Европа: А какова сегодня позиция Москвы в том, что касается урегулирования приднестровского конфликта?

Юрие Лянкэ: „Вы слышали и заявления министра Лаврова, который выразил заинтересованность в том, чтобы диалог с Европейским Союзом коснулся – почему бы и нет? - и приднестровской проблематики. Определенная сдержанность, которую они проявляли до недавних пор, была связана, как говорила Москва, с выборами в Республике Молдова. Сейчас государственные институты уже сформированы.”

Свободная Европа: Что может сделать Москва в сложившейся ситуации? Есть надежда, что переговоры в формате 5+2 состоятся в этом году?


Юрие Лянкэ: „Не исключаю, что в этом году состоятся официальные переговоры в формате 5+2. Надеюсь, что нам удастся не только оживить нашу политику в этом направлении, но и продвинуться вперед по ключевому вопросу – статусу приднестровского региона, разумеется, в составе Республики Молдова, на принципе суверенитета и территориальной целостности. Но одновременно сохраняя еще один крайне важный элемент – я абсолютно уверен в том, что реинтеграция страны возможна только в контексте европеизации Республики Молдова. Мы за такую реинтеграцию, которая укрепит, с одной стороны, государственность Республики Молдова и, с другой, будет способствовать ее европейскому курсу.

Только через европеизацию, что означает модернизацию, удастся сделать правый берег более привлекательным для жителей левого берега. Только в этом случае можно будет создать некое движение и давление снизу вверх на левом берегу Днестра. Потому что люди увидят перспективу, увидят возможность путешествовать без виз, возможность пользоваться свободами – что значит очень много. Перспективы на достойную жизнь. Вот и на Мюнхенской конференции я с большой радостью отметил наличие сильного интереса со стороны наших партнеров, которые положительно оценили, с одной стороны, плоды наших усилий в 2010 году по созданию и укреплению этих мер доверия.

С другой стороны, на основании этой политики, которой следует и молдавское правительство, в условиях возросшего доверия к действиям официального Кишинева на фоне предсказуемости молдавской власти они, наши партнеры, готовы подключиться, готовы участвовать с нами вместе в дискуссиях о статусе, в диалоге о том, как конкретно могут они посодействовать финансовыми ресурсами, политической или иной поддержкой для завершения этого процесса и разрешения этой застарелой, но крайне болезненной для Республики Молдова проблемы.”

Свободная Европа: Но ваши политические оппоненты, я имею в виду, прежде всего, коммунистическую оппозицию, буквально вчера выступили с заявлением, в котором утверждают, что безвизовый режим, который может получить Республика Молдова, угрожает приднестровскому региону изоляцией…

Юрие Лянкэ: „Если несколько месяцев назад, особенно в разгаре предвыборной кампании, они упорно повторяли, что наши обещания и обязательства добиться предоставления безвизового режима – а я уверен, что перспектива получить этот режим максимум в два года вполне реальна – итак, если раньше они говорили, что такое в принципе невозможно, сейчас уже допускают такой вариант, но вот какие последствия предрекают…. Я поздравляю их с более глубоким пониманием явления как такового, но хочу заверить, что эти опасения – и надеюсь, что это искренние опасения, а не спекуляции чисто политического характера – беспочвенны. Потому что, например, как диалог на тему виз, так и диалог о создании зоны свободной торговли включает и население левобережья Днестра.

Крайне важно, по моему мнению, отсутствие условий или предпосылок того, что неурегулированность конфликта предполагает невозможность получения безвизового режима. И что если этот режим будет предоставлен, им смогут воспользоваться и граждане Республики Молдова, проживающие на левом берегу Днестра. Правда, для этого нам придется обеспечить некоторые элементы, такие, как безопасность документов, выданных местными органами власти левобережья Днестра.

Придется доказать, что наша граница прозрачная, но не открытая для потока нелегальных мигрантов, которые едут с Востока и проходят – или стремятся пройти - через Республику Молдова. Следовательно, есть ряд проблем, но это, повторюсь, никоим образом не означает, что их как-то лишат права на безвизовый проезд. Такое право получат жители и левого, и правого берега Днестра. Но хочу, и надеюсь, и верю в это, что для жителей левобережья это станет более серьезной мотивацией реинтегрироваться в Республику Молдова.

Что касается зоны свободной торговли, отлично известно, что хозяйствующие субъекты левобережья Днестра даже в большей степени зависят от европейского рынка, чем правобережные предприятия. Во внешнеторговой деятельности приднестровских компаний поставки на европейский рынок составляют более 60%, а это значит, что приднестровцы очень заинтересованы в зоне свободной торговли – ведь это даст возможность наращивать экспорт, повысить конкурентоспособность товаров, выпущенных как на левом, так и на правом берегу Днестра. Они заинтересованы, неприкрытый интерес со стороны приднестровских предпринимателей налицо. Важно, чтобы этот процесс положительно сказался и на динамике процесса по реинтеграции. И в этом смысле скажу еще раз: я вижу реинтеграцию в четком контексте европейской интеграции, движущая сила которого уже вырисовывается.”

Свободная Европа: Из этого заявления фракции ПКРМ вытекает, что они будут настаивать на разработке и принятии закона о постоянном нейтралитете Республики Молдова…


Юрие Лянкэ: „С моей точки зрения, тот факт, что в Конституции эта цель сформулирована предельно ясно, она все же остается пока лишь целью и не является реальностью в действительности - и этого более чем достаточно. Я не понимаю, на каких элементах может быть построен такой закон? И каковы его последствия, коль скоро Конституция предельно ясно предусматривает этот момент?”.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG