Linkuri accesibilitate

Письмо против Ходорковского: Буйнов вслед за Волочковой


Александр Буйнов

Александр Буйнов

Радио Свобода опрашивает тех, кто пять лет назад публично оправдывал первый приговор Михаилу Ходорковскому. В новой воскресной программе "Время Свободы. План на неделю"(6 февраля 19 часов мск. Повтор в полночь) выйдет первый эфирный сюжет о "письме 50". Сегодня же мы публикуем выдержку из интервью, которое полностью прозвучит в эфире Радио Свобода на следующей неделе в рамках "сериала" о "письме 50".


Первой на вопросы корреспондента РС очень эмоционально ответила балерина Анастасия Волочкова, которая глубоко сожалеет, что подписала соответствующее письмо.

Напомним, летом 2005 года в газете "Известия" на правах рекламы появилось обращение деятелей культуры, науки, представителей общественности в связи с приговором, вынесенным бывшим руководителям нефтяной компании ЮКОС. В обращении в категорической форме отрицался политический подтекст громкого судебного процесса и подчеркивалась справедливость приговора. Публикация появилась после того, как другие деятели культуры потребовали признать Михаила Ходорковского политзаключённым.

До сих пор не известно, кто именно составил текст письма в "Известия" и заплатил за рекламную публикацию. Но подписали обращение известные общественные деятели, представители творческой интеллигенции, спортсмены, ученые. В том числе, Георгий Гречко, Александр Калягин, Станислав Говорухин, Анастасия Волочкова, Валентин Юдашкин, Алина Кабаева, Александр Розенбаум, Александр Буйнов.

Спустя пять с половиной лет после этой публикации корреспондент Радио Свобода поинтересовался у некоторых из 50 подписантов, не изменилось ли их отношение к делу Ходорковского после второго судебного процесса. Вот реакция на вопрос РС певца, композитора и шоумена Александра Буйнова:

Александр Буйнов - о Михаиле Ходорковском


– У меня есть ощущение, что я тогда вляпался. Во всяком случае, бывают безумные поступки, за которые стыдно. Сейчас я испытываю чувство, мягко говоря, неловкости. Я сталкивался с правозащитниками, с которыми мы обсуждали эту тему. И я всегда испытывал чувство неловкости.
Надо вникать в суть вопроса, надо знать человека, надо знать суть дела, надо знать материалы, надо знать все по-настоящему, а не просто быть безалаберным музыкантом, которому сунули бумажку – и он подписал.


– Но вы всегда можете публично отречься от этой подписи.

– Если интервью Радио Свобода хватит для моего отречения… Я готов сейчас это сказать. Правда, получается слишком громко сказано – "отрекаюсь". Все-таки отрекаются от трона, от престола…

– Ну, можно сказать, что вы очень жалеете, что совершили такой поступок…

– Лучше, наверное, звучит так… Это сложная штука. Потому что есть внутрипартийные отношения какие-то... Но, с другой стороны, это же не КПСС, в конце концов. У меня все равно остаются свои симпатии и антипатии. Больше 10 лет я состоял в этом движении, а потом в партии ("Единая Россия". – РС). Но меня есть свое видение... Несколько лет я уже далек от какой-то активной партийной позиции.

– Были люди, которым тоже предлагали подписать это обращение, но они отказались.

– Думаю, ничего бы страшного не случилось, если бы и я отказался. Просто я не вник в суть вопроса. Для меня Ходорковский был – как какой-то неизвестный Иванов-Петров-Сидоров, человек со стороны. Я был далек и от экономической ситуации, и от политической. Считайте, что "живут на свете дураки". В данном случае это был я. Нужно отвечать за свои слова. Но жива еще советская привычка – всем махать руками, вот и я как-то попал под это дело. Подписался под не вызывающими сомнение словами – "вор должен сидеть в тюрьме". С совершенно чистой совестью подписывался, не зная никого. Может быть, этот человек был известен на весь мир, но для меня фамилия Ходорковский ничего не значила. Вот в чем дело. Надо вникать в суть вопроса, надо знать человека, надо знать суть дела, надо знать материалы, надо знать все по-настоящему, а не просто быть безалаберным музыкантом, которому сунули бумажку – и он подписал.

– Самого Ходорковского, конечно же, разочаровал этот поступок известных людей. Но, по его словам, он многих из этого списка с детства любил и любит сейчас. Такова была его реакция.

– Он оказался сильнее.
XS
SM
MD
LG