Linkuri accesibilitate

Навязчивая защита


Пикет в поддержку Олега Кашина

Пикет в поддержку Олега Кашина

В Государственную думу внесен законопроект, ужесточающий наказание за преступления против журналистов, вплоть до лишения свободы на 15 лет.


Авторы законопроекта говорят о комплексе мер, направленных на обеспечение прав журналистов. Журналисты же удивлены, что с ними даже не посоветовались. Если законопроект будет утвержден, преступники, избившие журналиста Олега Кашина, могут получить крупные тюремные сроки. Если, конечно, будут найдены и осуждены.

Действующих санкций за преступления против журналистов недостаточно, посчитали депутаты-единороссы, и предложили внести изменения в 144-ю статью Уголовного кодекса. Так, если преступление совершенно с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, или группой лиц, или с применением оружия, или по найму, преступникам будет грозить лишение свободы на срок до 15 лет. От двух до пяти лет лишения свободы предусмотрено за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья.

В числе авторов законопроекта – заместитель руководителя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Борис Резник. Он предложил приравнять журналистов к политическим и общественным деятелям и карать за покушение на жизнь журналиста пожизненным лишением свободы:

- В журналистском сообществе, в Союзе журналистов России (одним из секретарей этого союза я являюсь) мы давно говорили о том, что необходим комплекс мер, в том числе и ужесточение наказания за нападение на журналистов, - сказал г-н Резник в интервью корреспонденту РС. - Сейчас в общественном мнении появляются суждения о том, что всех журналистов выделяют из общей массы людей, что это неправильно. Мы говорим только о тех журналистах, которые занимаются расследовательской журналистикой, о необходимости распространить эти нормы на них и на тех журналистов, которые пишут о злоупотреблениях властными полномочиями, то есть о тех моментах, где существует реальная угроза мести за подобные публикации. Мы внесли поправки в две статьи – в 144-ю статью Уголовного кодекса. Это воспрепятствование профессиональной деятельности, когда журналистов не пускают в те или иные конторы, разбивают камеры, а иногда на каких-то общественных мероприятиях (на митингах и т. д.) зверствует милиция, заламывают журналистам руки, бросают их в автобусы и т. д. За это надо наказывать, и наказывать сурово. Дело в том, что очень низкая раскрываемость случаев нападения на журналистов. Убийства практически не раскрываются.

- Как вы считает, почему?

- Нет политической воли. Когда речь идет о нападении на милиционеров, раскрываемость по этим делам практически 100-процентная. А об "особом контроле", под которое берется нападение на журналиста, вскоре забывают. Мое личное мнение по отношению к сотрудникам правоохранительных органов: если вы профессионалы – раскрывайте, если не можете – покиньте органы.

Борис Резник не предлагает вводить специальных удостоверений для журналистов-расследователей. Мера наказания преступникам будет ужесточаться, по словам Резника, в том случае, если следствие докажет, что преступление против журналиста совершено именно из-за его профессиональной деятельности. Правозащитники сомневаются в целесообразности ужесточения наказания за нападения на журналистов. По их мнению, проблема состоит не в мягкости законов, а в том, что следственные органы не в силах поймать преступников. С правозащитниками согласился главный редактор газеты "Коммерсант" Михаил Михайлин:

- Мне кажется, закон носит популистский характер. Нет необходимости ужесточать наказание за нападение на журналистов. Журналисты такие же граждане этой страны, как и все остальные, такие же налогоплательщики. На мой взгляд, речь должна идти о неотвратимости наказания за совершенное преступление, вот и все. Закон, который действует сейчас, вполне достаточен для того, чтобы наказывать виновных. Другое дело, что есть статья о воспрепятствовании законной журналистской деятельности. Эта статья совершенно не работает. Видимо, Верховному суду необходимо выступить с разъяснением о том, как эту статью нужно применять в действии. Я не знаю, почему эта статья Уголовного кодекса не реализовывается. У меня нет понимания этого.

Главный редактор "Коммерсанта" удивлён тому, что авторы законопроекта даже не посоветовались с профессиональным журналистским сообществом. Тем временем, сотрудник "Коммерсанта" Олег Кашин, жестоко избитый двумя неизвестными 6 ноября, до сих пор находится в больнице. В деле о нападении на журналиста есть новые версии. Они появились в связи с выздоровлением пострадавшего. Об этом доложил начальник ГУВД Москвы Владимир Колокольцев министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву. Супруга Олега Кашина Евгения Милова отказалась комментировать заявление Колокольцева:

- Олегу еще выздоравливать и выздоравливать. Все версии пока рабочие. Сказать, что напали на след и сейчас всех поймают, привлекут к суду и точно засудят – ничего подобного.

Доклад Колокольцева Нургалиеву не содержит в себе никакой конкретики. Наблюдатели уверены, что каждое лишнее уточняющее слово в этом докладе было бы не в интересах следствия.
XS
SM
MD
LG