Linkuri accesibilitate

Максим Кузовлев: «Каждый год, где-то с середины 90-х, возникает вопрос о том, что Газпром не потерпит и будет требовать платить все до копейки. Как только Газпром начал требовать, долг все рос и рос и сейчас вот-вот дойдет до трех миллиардов долларов США».


Дамы и господа, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи «Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа». Начнем, как обычно, с обзора новостей минувшей недели, с которым вас ознакомит моя коллега Юлия Михайлова.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Возобновление переговоров в формате 5+2 возможно в начале следующего года, заявил на пресс-конференции глава миссии ОБСЕ в Кишиневе Филипп Ремлер. Он сообщил, что участники неофициальной встречи 5+2, состоявшейся в Киеве 16 ноября, приветствовали практические меры по повышению доверия между двумя берегами Днестра, в частности, возобновление движения поезда Кишинев-Одесса, шаги по восстановлению прямой телефонной связи, оптимизация экспортных процедур и упрощение товарооборота через Днестр.

Представитель Республики Молдова на переговорах Виктор Осипов заявил, в свою очередь, что возобновленный год назад процесс неформальных консультаций между Кишиневом и Тирасполем является наиболее успешным в усилиях ОБСЕ по урегулированию замороженных конфликтов. Осипов выразил уверенность в положительных сдвигах на саммите ОБСЕ в Астане, намеченном на декабрь. Официальные переговоры по приднестровской проблематике прерваны в 2006 году.

Президент Румынии Траян Бэсеску высказался за замену российского контингента по поддержанию мира в Приднестровье миссией Евросоюза, подчеркнув при этом, что не имеет в виду участия румынских войск в европейской миротворческой миссии. В интервью бухарестскому общественному телевидению Траян Бэсеску сказал, что в последние месяцы Москва дала серьезные сигналы своей готовности обсуждать с Евросоюзом решение приднестровской проблемы. Относительно сроков достижения такой договоренности с Москвой глава румынского государства сказал, что все зависит от выполнения Россией взятых ранее обязательств, в частности, на стамбульском саммите ОБСЕ в 1999 году.

Премьер Влад Филат заверил, что Республика Молдова будет лучше охранять свои восточные границы в перспективе либерализации виз. Выступая на конференции в Кишиневе с участием представителей Евросоюза, Филат сказал, что он за прозрачные границы, открытые для легальной деятельности, но которые, в то же время, являются надежным барьером для предупреждения и борьбы с трансграничной преступностью. В первых числах этого месяца Еврокомиссия решила начать разработку дорожной карты, которая позволит ввести безвизовый режим для граждан Республики Молдова. Безопасность молдавских границ, в частности, с Украиной, - одно из главных условий отказа от виз.

В культурном центре «Kedem» в Кишиневе открыта выставка „Пути исчезновения. Памяти евреев и цыган Приднестровья», которая является частью программы «Дороги памяти» московского фонда «Историческая память». По словам директора этого фонда Александра Дюкова, Кишинев – первый этап показа, далее, выставка будет представлена в других городах и других странах.

В Лиссабоне состоялся саммит НАТО. На форуме обсуждались план сокращения иностранного военного присутствия в Афганистане и предложение по созданию противоракетного щита в Европе. Но центральным пунктом саммита стала новая Стратегическая концепция альянса, в которой изложены задачи по обеспечению коллективной безопасности стран-членов НАТО на последующие 10 лет. Под занавес лиссабонского саммита состоялось заседание Совета НАТО – Россия. Лидеры североатлантического блока обсудили с президентом России Дмитрием Медведевым активизацию роли Москвы в международных усилиях в Афганистане и возможное российско-западное сотрудничество в создании противоракетного щита.

В ходе саммита Россия - НАТО в Лиссабоне в субботу президенты США и России провели незапланированную встречу "один на один". Барак Обама и Дмитрий Медведев обсудили ряд международных проблем, в частности, ситуацию вокруг договора о стратегических наступательных вооружениях, пока не ратифицированного Сенатом США. Выступая по окончании переговоров, президент России Дмитрий Медведев заявил, что период охлаждения в отношениях России и НАТО закончился.

Белый дом надеется, что Сенат США ратифицирует до конца года договор по стратегическим наступательным вооружениям, подписанный весной американским и российским президентами, несмотря на замечания и оговорки сенаторов-республиканцев. Ратификация состоится при поддержке минимум 67 сенаторов из 100, а у демократов только 59 голосов. Это заявление пресс-секретарь Белого дома сделал 18 ноября, после того, как в тот же день госсекретарь США Хилари Клинтон и вице-президент Джо Байден подчеркнули, что ратификация договора жизненно важна для национальной безопасности Соединенных Штатов Америки и для американо-российских отношений.
----------------------------------------------------------------------------------

Дорогие друзья, сегодня у нас в гостях независимый журналист из Тирасполя Максим Кузовлев, с которым мы беседуем о наиболее важных событиях минувшей недели. Максим, 16 ноября в Киеве прошла последняя встреча в формате 5+2 перед саммитом ОБСЕ в Астане, запланированном на 1 декабря.

По этому случаю представители Кишинева и Тирасполя, а также посредников и наблюдателей подводят итоги. Вы как полагаете, это был лишь традиционный повод в преддверии ежегодного саммита ОБСЕ или же за последний год действительно были предприняты и определенные меры, направленные на повышение доверия между двумя берегами Днестра?

Максим Кузовлев
Максим Кузовлев
: Если сравнивать с 2009 годом или, допустим, с 2008 годом, то, конечно, какое-то продвижение в приднестровском урегулировании есть. Начали работать рабочие группы, встретился глава Приднестровья с главой правительства Республики Молдова – до этого встреч не было давненько. Конечно, прогресс определенный есть, но мне кажется, что это прогресс, когда с нулем что-то сравнивают. Любой рост от нуля – это уже прогресс. Поэтому говорить, что это большой прогресс произошел – я бы не стал. А то, что на встрече 5+2 говорили и хвалили всех собравшихся за то, что они достигли какого-то прогресса – ну, почему бы не похвалить? Но мне кажется, что это, конечно, кроме всего, еще и конец года, подведение каких-то итогов и, естественно, всем хочется хорошо выглядеть хотя бы в глазах друг друга либо перед глазами СМИ.

Свободная Европа: В Киеве были перечислено и то что было названо как конкретные достижения, в частности, возобновление движения поезда Кишинев-Одесса, упрощение деятельности приднестровских экономических агентов и меры по восстановлению прямой фиксированной телефонной связи между двумя берегами Днестра. Напомню, что принципиальное соглашение в телефонном вопросе достигнуто на встрече молдавского премьер-министра Влада Филата с приднестровским лидером Игорем Смирновым на футбольном матче в Тирасполе в последних числах сентября. После этого, 11 ноября молдавское правительство приняло постановление, в котором практически изложен порядок взаимоподключения: приднестровский оператор телефонной связи регистрируется в Кишиневе и получает лицензию. До сегодняшнего дня ни приднестровская администрация, ни Интерднестрком не отреагировали на это решение. Как, по вашему мнению, можно объяснить эту ситуацию?

Максим Кузовлев: Если смотреть внимательно за молдавскими СМИ касательно этого вопроса, то можно отметить, что очень часто подается, что это вообще была идея Смирнова, который предложил ее Филату. Но давайте посмотрим на вещи реально. В Приднестровье стационарная связь принадлежит частному владельцу – компании Транстелекому. Компания Транстелеком является на сто процентов зависимой от единственного сотового оператора связи в Приднестровье - компании Интерднестроком, которая входит в холдинг Шериф. По поводу молчания приднестровского министерства информации и телекоммуникации и по поводу того, что даже информационных намеков на то, что каким-то образом что-то восстанавливается с Молдовой в Приднестровье нету – в СМИ это не обсуждается абсолютно, в лучшем случае даются какие-то перепечатки – у меня возникает вопрос: а что, собственно говоря, восстанавливать-то? В Приднестровье беспроводная связь продолжает работать в таком обычном режиме по тарифу 11 центов за минуту не напрямую, а через систему глобальных коммуникаций. И компания Молдтелеклом – государственная молдавская компания, и частная компания Транстелеком, соответственно Интерднестрком не в накладе. Дозвониться из Молдовы в Приднестровье можно, из Приднестровья в Молдову тоже. Да, там надо набирать длинный префикс, но, в принципе, если поставить задачу позвонить – звонить
можно. Но сами представители Молдовы говорили, что – это и правда – что направили уже не одно письмо в адрес приднестровской администрации, но ответа пока не получили и не могут начать они даже хотя бы прямой диалог между экспертами. Хотя дважды встречались экспертные группы, но сами молдавские специалисты в области телекоммуникаций говорят, что Тирасполь проявляет большую заинтересованность в области почтовой связи и совместимости электромагнитного спектра, но не в том, чтобы стать частью молдавской телефонной системы.

Свободная Европа: В 1999 году, когда появился приднестровский оператор Интерднестрком, представители приднестровской администрации отмечали, что отныне Кишинев не сможет больше прослушивать их телефонные разговоры. Мотивы безопасности могут стать препятствием для восстановления прямой, стационарной телефонной связи между двумя берегами Днестра?

Максим Кузовлев: Мне думается, одна из причин того, что приднестровский оператор не стремится в молдавские объятия – это, конечно, вопросы безопасности разговоров. Известно, что до создания компании Интерднестрком все звонки из Приднестровья в остальной мир осуществлялись через Кишинев. И после введения своего плана нумерации Приднестровьем – а в Приднестровье свой план нумерации был введен – после появления своего оператора связи всякие моменты из серии «все наши разговоры слышат в Кишиневе» просто исчезли. Мне помнится, что когда открывали центральный офис компании Интерднестрком Игорь Николаевич Смирнов первый звонок сделал Леониду Кучме, который тогда был президентом Украины, и в своем разговоре сказал: это мой номер, вас хорошо слышно, это наша компания, можете звонить мне напрямую. Идея понятна, на самом деле Приднестровье не хотело каким-то образом зависеть от молдавского оператора связи, и создание своей системы связи, своей сотовой системы связи и, далее, развитие своей стационарной сети связи - это, естественно, элемент самодостаточности. Наверное, это единственный элемент самодостаточности, в котором Приднестровье может действительно не зависеть от Молдовы. Префиксы у них молдавские, безусловно, но выход на них через глобальные сети, т.е. ноль-ноль либо ноль, допустим, у Оранджа два нуля выход через IP-телефонию, у Молдчел один-ноль выход на IP-телефонию плюс ноль-373 или плюс два нуля-373. То есть это договор между сотовыми операторами. Понимаете, что такое мир телекоммуникационный? Он не может существовать отдельно. В том-то и дело, что телекоммуникация - это связь со всем миром. Другое дело, как она осуществляется. И касательно префикса – почему им пользуются через другие страны? Ну а что предлагает в принципе Молдова? Она предлагает, грубо говоря, опять войти в молдавский план нумерации. Но приднестровцы в свое время козыряли тем, что у них уже по новому плану нумерации, перед как раз телефонной войной 2003 года, с сентября по ноябрь именно то, что молдавская сторона предлагала по своему плану нумерации 700 тысяч номеров, приднестровцы говорили, что у них уже есть 800 тысяч и этих номеров хватит на десять лет. И их можно понять, действительно, момент безопасности – он же не только в том, слушают тебя или не слушают. Это еще и экономическая безопасность. Ты не платишь в Кишинев, естественно, есть взаиморасчеты, но основные деньги остаются в Тирасполе, остаются Тираспольскому оператору связи. Как ни крути, это тоже момент очень важный, потому что надо всегда помнить, что приднестровская связь – это частные руки, и договориться с частником можно, только убедив его в том, что он не потеряет, как минимум. Вот если молдавские специалисты убедят приднестровских в том, что они не потеряют, а выиграют, то, я думаю, каким-то образом будет найдено взаимоприемлемое решение. Но пока что я не вижу никаких абсолютно реальных возможностей того, чтобы все это дело осуществилось.

Свободная Европа: но, скажем, во благо населения приднестровское руководство могло бы убедить частного оператора снизить тарифы на переговоры с правым берегом Днестра?

Максим Кузовлев: Понизить тарифы может сам оператор, понимаете? Он может понизить тарифы в одностороннем порядке. И как власти на него давить… А зачем ей давить? Я не вижу, что ей нужно так сильно общаться с Молдовой по телефону, чтобы за это платить меньше. Платит все равно не она. Сказать, что населению… Да, населению, конечно, было бы удобно звонить в Молдову не по 11 центов за минуту, Конечно, было бы удобно. Но … Понимаете, населению было бы удобно, но население очень неглупое у нас, оставшееся здесь, что на том, что на этом берегу. И оно, дабы не платить по 11 центов, очень многие пользуются – если они действительно имеют какие-то отношения с Молдовой, потому что есть население, которое не имеет никаких отношений с Молдовой, и что там 11 центов, что 111, им все равно… У многих просто два телефона – телефон, естественно, Интерднестркома, основного сотового оператора, и телефон какого-то молдавского оператора. Более или менее в устойчивом режиме и Молдчел, и Орандж, они достаточно неплохо принимаются на территории Приднестровья. И, таким образом, эта проблема, грубо говоря, снимается. Человек, имея Молдчел или Орэндж, не думает, что надо бежать куда-то на переговорный пункт и набирать. Он может набрать прямо с телефона молдавского сотового оператора.

Свободная Европа: Максим, мы попытались узнать и мнение рядовых жителей региона насчет необходимости восстановления прямой телефонной связи между двумя берегами Днестра. Давайте послушаем их.
-------------------------------------------------------------------------------------
– Ну почему нет? Чем больше люди будут общаться, тем, наверное, лучше. Хотя бы для простых граждан, там же, наверное, все-таки и родственники у кого-то есть. Я думаю, это неплохо.

– А речь не идет о мобильной связи? Ну, честно говоря, стационарная связь была всегда, и я раньше дозванивался в Молдову. Они не могли дозвониться частенько. Но я больше за то, чтобы здесь появилась мобильная связь, чтобы была какая-то конкуренция, чтобы был интерес у людей выбирать более приемлемые варианты связи, цены заодно понизятся. То есть, конкуренция – это прогресс…

– Ну, просто они раз обманули и, мне кажется, второй раз верить, Молдове тем более, – нет. Связь нужна, скажем так, нужна, ну а конкуренция … не знаю.

– Приднестровье отдельное государство. Мы живем сами по себе. Двадцать лет политически и геополитически мы не Молова. Даже исторически мы не Молдова. Мы осколок российской империи.

– Я думаю, для связи… Ну, раз народу нужно, спрос рождает предложение. Я думаю, будет. Как бы мне лично не нужно, но это уже выбор людей. Я думаю, всегда нужно налаживать связи.

– В принципе, любые контакты – это всегда ведет к плюсу. Народ всегда страдает, а в верхах решают, будем так говорить. Про телефон – потому что у нас в Приднестровье действует только одна система, и это уже плохо. Для населения любого, для народа это плохо.

– Я бы хотела, чтобы все люди на земле жили дружно. И чтоб было вообще одно государство, чтобы не было ни границ, ни дележки на национальности – ни на что. Чтоб были люди как люди. Но это же не от меня зависит.

--------------------------------------------------------------------------------------

Недавно произошло другое событие, немного встревожившее жителей Приднестровья. Глава администрации Игорь Смирнов распорядился разработать новые тарифы на природный газ с тем, чтобы привести их в соответствие с реальной закупочной стоимостью голубого топлива. В настоящий момент цены на природный газ для населения покрывают лишь четверть реальной стоимости импорта газа, а цены для экономических агентов примерно в два раза ниже реальных. Известно, что Приднестровье всегда пользовалось в этом смысле индульгенцией со стороны Газпрома. Чем вызвано это изменение именно сейчас и потянет ли население новые тарифы?

Максим Кузовлев
: Вы знаете, каждый год, где-то с середины 90-х, в начале года возникает вопрос о том, что Газпром не потерпит и Газпром будет требовать платить все до копейки. Однако как только Газпром начал это требовать, долг все рос и рос и сейчас вот-вот дойдет до трех миллиардов. Да, до трех миллиардов долларов США. Не так далеко осталось до этой заветной суммы и сказать, что Газпром будет требовать….. В принципе, у Газпрома достаточно рычагов влияния, чтобы требовать покрыть реально тот объем газа, который он поставляет Приднестровью. Понимаете, вообще в вопросах поставки газа в Приднестровье очень много неясностей и неточностей. Вообще непонятно, как Приднестровье, имея официально 555 тысяч человек, может потреблять газа в год на 230 миллионов минимум до 450 максимум . То есть непонятно, или они атмосферу жгут, или что… То есть это настолько сложные вопросы и непонятные, что говорить о том, что Газпром будет каким-то образом давить, я не могу, потому что … Ну, я много слышал разговоров о том, что и газ отключат, и будут заставлять платить по реальным ценам, но это настолько многогранный вопрос, что сказать, что вот будет четко оплата срок в срок, копейка в копейку, именно в Москву нельзя. Да, Газпром смотрит сквозь пальцы на то, что собранные деньги в Приднестровье с газового счета поступают на латание социальных дыр, которые есть в Приднестровье, но это смотрение сквозь пальцы, видимо, устраивает руководство Российской Федерации, потому что иначе – я знаю, как руководство Российской Федерации очень трепетно относится к детищу покойного премьера Российской Федерации Виктора Степановича Черномырдина «Газпром» - у него есть достаточно возможностей наказать, допустим, то же Приднестровье, которое не платит. Но оно позволяет не платить. Посему, мне думается, да, может быть, и повысится цена за газ для конечного потребителя, но я не думаю, что это увеличит платежи на основной газпромовский счет. Ну, население, безусловно, не будет приветствовать, население никогда не приветствует, когда повышаются тарифы. Но в Приднестровье, в принципе, достаточно дисциплинированное население касательно необходимости платы за коммунальные услуги, за газ и т.д. т.п. Мне думается, оно будет продолжать платить даже по повышенным тарифам. Тяжело будет, но будет платить. Как бы не будет другого выхода. Да, ему будет неприятно, да, это будет тяжело. Но у них есть другой выход? Есть выход, конечно, отказаться от газа и перейти, допустим, на электроэнергию. Они все равно будут искать выход. Все равно каким-то образом будут сокращать свои расходы. Ну, если они будут считать, что расходы растут, то они, соответственно, будут их сокращать.

Александр Фрумусаки: мнение гостя нашей сегодняшней передачи, независимого журналиста из Тирасполя Максима Кузовлева.

Свободная Европа попыталась узнать у жителей региона, что думают они по поводу возможного приведения тарифов на газ в соответствии с его реальной стоимостью.
-----------------------------------------------------------------------------------
- И сейчас цена бьет, но если скажут платить тот же рубль, до рубля, то мы к этому готовы. Сто процентов. Мы настолько уже привыкли, что газ – дети в городе, я в селе живу, и для меня дрова - я знаю, уголь - я знаю, и сравнить, что ты приходишь паровое отопление, вода горячая … Поэтому мы готовы.

– А у нас такой народ, что спрашивать никто не будет. Просто будут молча платить, пока не будут умирать с голоду. У нас же не Европа - правильно? - где если кому-то что-то не нравится все выходят с транспарантами на улицу и начинают кидать камни в окна управления… А у нас будут молча платить и все.

– Я думаю, что нет, конечно, не готовы, во-первых, а во-вторых, у нас поднимать сейчас любые цены очень и очень некстати. Потому что если поднимать цены – то поднимать сразу же и зарплаты, а у бюджетников зарплата очень и очень маленькая. И пострадают в первую очередь пенсионеры.

– Честно говоря, я вообще за этим не слежу, поднимут – не поднимут, все равно платить надо. У нас и так по газу задолженности немало…

– Если сравнивать с Россией, у них и зарплата больше, и уровень жизни выше. Наши пенсионеры в среднем получают 1200. Коммунальные услуги составляют практически 30% от всего. А если еще поднимут коммунальные, они и так сжирают очень много. Вот мы с дочкой вдвоем платим 40 долларов.

– Поднимутся на газ, поднимутся на отопление, поэтому повлияют по любому на нас. Надо посмотреть на уровень доходов населения. Но я не вижу, чтобы зарплата увеличивалась, поэтому платить больше как-то не настроен.

– Для простого населения это будет очень ощутимо. Так как цены по квартплате и так поднялись уже очень сильно за последние два или три месяца, то я считаю, что этого повышения быть не должно.

– Я могу только одно-единственное сказать, что командует кто-то парадом, но не мы. Скажут – платить, сколько заставят, столько и будем платить, куда денешься? Мы – никто.


Александр Фрумусаки: таковы мнения жителей Тирасполя и Бендер.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит за внимание и прощается с вами до следующей встречи. В эфире Радио Свободная Европа.
XS
SM
MD
LG