Linkuri accesibilitate

Ровно спустя год после панических предсказаний относительно опасности, нависшей над человечеством в связи с пандемией свиного гриппа, само словосочетание "свиной грипп", как и обозначение вируса – H1N1, судя по всему, забыто. В традиционный "гриппозный сезон" нет сообщений и об опасности сезонных эпидемий. Что происходит? На этот вопрос отвечает профессор медицины, вирусолог Даниил Голубев. Он склонен делать из этих фактов интересные выводы:

– Я должен сказать, что происходит переоценка ценностей. Дело в том, что страх перед вирусами H1N1 связан в памяти ученых, да и всего человечества, со страшной "испанкой" 1918-1920 годов, которая убила десятки миллионов людей. И, поскольку этот вирус родственен той же группе возбудителей, то естественен страх, не обернется ли все такой же бедой. Но дело заключается в том, что за это время многое изменилось. Изменилась степень проэпидемичивания населения. (Имеется в виду постепенное развитие активного иммунитета к инфекционному заболеванию в результате многократных контактов человека с возбудителем болезни, при которых не возникало выраженных признаков болезни. – РС). Возникнув как новый вирус, H1N1 2009 столкнулся с огромной сопротивляемостью больших масс населения, причем людей пожилых – в большей степени, чем молодых. Поэтому такого размаха, как сто лет назад, эта пандемия не могла получить, и апокалиптические ожидания не оправдались. Это, конечно, очень хорошо.

– То есть вы считаете, что опасности губительной пандемии, то и дело предсказываемой учеными, нет?

– Вирусы, вообще говоря, непредсказуемы, и всех свойств их мы не знаем. Вирулентность (степерь болезнетворности. – РС) вирусов определяется не только поверхностным антигеном, благодаря которому они проникают в клетки, но и внутренним геном, который заимствован у птиц, свиней, человека. Но сейчас то, о чем вы говорите, маловероятно, поскольку степень иммунной защиты против этих вирусов достаточно высока. Я полагаю, что в ближайшее десятилетие пандемия гриппа человечеству не грозит.

– Ну а все-таки, насколько велика вероятность заражения человечества вирусом, пришедшим из животного мира?

– Название "свиной грипп" достаточно условно. Речь ведь не идет об инфекции, полученной от свиней. Речь идет о том, что исторически вирусы H1N1, вызвавшие "испанку", трактовались, как вирусы свиного типа, но это всегда бралось в кавычки. А что касается вирусов птичьих, то тут никаких кавычек нет, потому что у них другой гемагглютинин. Если у человеческих вирусов гемагглютинин H1, H2 или H3, то у птичьих вирусов H4, H16. Так вот, эти вирусы не в состоянии вызвать эпидемический процесс среди людей. Они могут, в конце концов, убить конкретно одного человека, ветеринара или работника сельского хозяйства, что и имело место за эти шесть лет панзоотии вируса H5N1, но они не в состоянии передаваться от человека к человеку.

– Все это хорошие новости, но ведь есть и плохая: обычный грипп продолжает ежегодно уносить десятки тысяч жизней только в Америке.

– Я же не сказал, что грипп побежден. Я сказал, что от пандемии в ближайшее время человечество, с моей точки зрения, избавлено. Это, кстати, кардинальным образом отличает ситуацию от той, что была в конце 20-го века, когда все ученые Всемирной организации здравоохранения буквально кричали: не сегодня, так завтра будет пандемия, давайте готовиться. Сейчас ситуация выглядит иначе. Но есть грипп, с которым надо бороться. Я считаю, что необходимость – поливалентная вакцина из всех вариантов человеческих возбудителей – H1, H2, H3 – с учетом всех генетических характеристик. Она должна постоянно производиться, и не надо каждый год готовить ее заново и гнаться за этой изменчивостью.
XS
SM
MD
LG