Linkuri accesibilitate

Юрист Алексей Навальный – о коррупции в компании "Транснефть"


Алексей Навальный

Алексей Навальный

Популярный блогер на этой неделе попытался изменить страну одним постом в Живом Журнале. Юрист и миноритарный акционер ряда крупных российских корпораций Алексей Навальный опубликовал документы, которые свидетельствуют о многомиллиардных хищениях при строительстве компанией "Транснефть" нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Досье составлено и подписано высокопоставленными сотрудниками самой "Транснефти" во исполнение запроса Счетной палаты РФ.

По подсчетам Алексея Навального было украдено не менее 4 миллиардов долларов, т.е. "из кармана у каждого совершеннолетнего жителя России пропало примерно 1 100 рублей". "Ежедневно интернетом в РФ пользуется 45 миллионов человек. Надо сделать так, чтобы через месяц об этой махинации знали 10 миллионов из них", – написал Алексей Навальный. Тысячи читателей блога, не сомневающихся в справедливости этих обвинений, поставили ссылки на этот пост и размещенные на сайте Навального документы о коррупции в "Транснефти".

Но буря в интернете оставила равнодушной чиновников. Глава Счетной палаты Сергей Степашин заявил о том, что обвинения не соответствуют действительности, а Владимир Путин 17 ноября подписал постановление кабинета министров с благодарностью компании "Транснефть" в связи с завершением строительства ветки трубопровода "Восточная Сибирь – Тихий океан".

Алексей Навальный не намерен останавливаться. Он собирается доказывать свою правоту в суде и надеется на отклик президента России. Итоги первого этапа кампании Алексей Навальный подвел в интервью РС

– Вы надеялись на то, что информация, размещенная в вашем блоге, поможет изменить страну. Прошло несколько дней, ваш пост прочитали сотни тысяч человек. Довольны ли вы эффектом? Страна меняется?

– Я не наивный человек, я понимаю, что от одного поста не случится так, что мы проснемся в другой стране. Но я считаю, что безо всякого сомнения мой пост помогает добиваться изменения страны. Сейчас сотни тысяч людей серьезно задумались о том, как реализуются нацпроекты, как реализуются грандиозные стройки. Тысячи людей вместе со мной написали заявление в прокуратуру, они вместе со мной участвуют в борьбе с коррупцией. И это, без всякого сомнения, позитивные изменения.
Я не только публикую информацию, я говорю: вот такая-то информация, здесь разоблачены такие-то злодеи, вот их имена, вот фотографии. Вот наш план работы, чтобы этих злодеев привлечь к ответственности

– У этой истории два аспекта. Первый – борьба с коррупцией, о которой вы говорите, и второй – тестирование альтернативного метода распространения информации, которую скрывает государство. Тем же самым занимается сайт WikiLeaks, но в других условиях. То, что делает WikiLeaks, и то, что делаете вы, – это одно и то же, или есть принципиальные отличия?

– Отличия кардинальные. WikiLeaks – сайт утечек, они публикуют информацию. То есть, они делают замечательную работу и хорошо, что делают. Но я не только публикую информацию, я говорю: вот такая-то информация, здесь разоблачены такие-то злодеи, вот их имена, вот фотографии. Вот наш план работы, чтобы этих злодеев привлечь к ответственности. Вот то, что вы можете сделать. Конкретный Вася Петров, который сидит в городе Волгограде перед компьютером, что ты можешь сделать, чтобы привлечь к ответственности злодеев. В этом принципиальное отличие.

– Обычно, когда в России появляется какой-то компромат, сразу начинаются разговоры о том, кому этот слив нужен, кто за этим стоит, какие грязные цели преследует. В истории с "Транснефтью" и вашими разоблачениями такая реакция тоже есть, но намного меньше, чем обычно. Хотя, конечно, интересуются, откуда такие документы взялись и не работаете ли вы на каких-нибудь конкурентов руководства "Транснефти". Что вы скажете тем, кто не верит в чистоту ваших помыслов?

– Вы правильно отметили, что гораздо меньше разговоров, чем обычно, относительно мотивов моей деятельности. Я очень рад и связываю это с тем, что этой деятельностью занимаюсь много лет и достаточно сложно меня упрекнуть. Я занят "Транснефтью" два с половиной года, у меня идут несколько арбитражных процессов. Мы постоянно судимся с милицией, которая отказывается расследовать деятельность "Транснефти", в том числе ее благотворительную деятельность. Компания потратила полмиллиарда долларов за два года, и никто не знает, на что. Мы давно над этим работаем, и это самое главное, что помогает сохранить репутацию и отсечь обвинения.

Но при этом я с вами согласен, что у нас давняя традиция конспирологического мышления. Ты публикуешь компромат – кто-то украл миллиард, и значительное количество людей говорит не о том, что украли миллиард, как ужасно, а "откуда ты знаешь, какие твои мотивы?" Мотивы очень простые, но, к сожалению, значительная часть людей не верит в то, что люди могут мотивироваться иными вещами, кроме денежных. Однако в нашем случае это именно так, мы боремся с коррупцией. Кроме того, я преследую свои интересы как акционера. Они воруют деньги у меня. 100% акций компании "Транснефть" принадлежат государству, это касается каждого гражданина, как я писал в своем посте. Я считаю, что они украли деньги из кошелька каждого человека в нашей стране.

– Вы знаете, что за гораздо меньшие разоблачения в России можно получить арматурой по голове. Вы задели очень влиятельных людей. Вам не страшно?

– В России получить арматурой по голове можно практически за все. Я разумный человек, но мне не страшно. Было бы страшно, я бы этим не занимался. На самом деле для меня здесь нет ничего нового, мы возбуждали уголовные дела против "Газпрома", мы ведем расследование против банка ВТБ, компании "Роснефть" и так далее. Десятки таких дел. Я не считаю, что уровень опасности стал принципиально выше, чем раньше.
Я буду требовать, чтобы прокуратура, во-первых, проверила, на каком основании Счетная палата все засекретила, во-вторых, проверила, насколько соответствуют первичные данные, которые поступили в Счетную палату, результатам проверки, который Счетная палата написала

– Появилась реакция Счетной палаты. Сергей Степашин объявил, что никаких хищений на четыре миллиарда не обнаружено.

– Замечательная реакция. Я опубликовал документы, которые никто не ставит под сомнение, включая Степашина. С противоположной стороны мы видим голое заявление Степашина, что, мол, ничего не украли. При этом есть факт, подтвержденный Счетной палатой, что все документы, касающиеся "Транснефти", у них засекречены. Счетная палата отказывается их раскрывать, и "Транснефть" отказывается раскрывать. Поэтому если Степашин хочет какого-то диалога, пусть раскроет документы. Если ему хочется меня разоблачить, пожалуйста, я буду рад, если меня разоблачат и выяснится, что никто ничего не украл.

Мы в понедельник направляем в прокуратуру жалобу, в которой потребуем расследования именно деятельности Степашина, Счетной палаты. Я абсолютно уверен, что благодаря их позиции они покрывают преступление. Я буду требовать, чтобы прокуратура, во-первых, проверила, на каком основании Счетная палата все засекретила, во-вторых, проверила, насколько соответствуют первичные данные, которые поступили в Счетную палату, результатам проверки, который Счетная палата написала. И вот тут мы посмотрим. Критики мои, если можно назвать их критиками, – чиновники, которые выгораживают "Транснефть", занимают заведомо ущербную позицию. С их стороны только слова, с моей стороны документы. Они все засекретили, я все открыл. Кому здесь верить, каждый будет решать для себя сам.

– Ваши сторонники пишут письма Дмитрию Медведеву, призывают президента откликнуться на разоблачения. Вот Владимир Милов такое письмо написал. Вы надеетесь, что Медведев откликнется, или не это ваша цель, не так уж это важно?

– Здесь цель политическая. Медведев постоянно говорит про борьбу с коррупцией. Медведев заявил на совещании вместе с Чуйченко, руководителем контрольного управления, о том, что воруется 20% всего. Ситуация по "Транснефти" показывает, что да, было украдено 20%. И для нас принципиально важно, чтобы Медведев отреагировал и показал: да, я готов совмещать слова и дело, я борюсь с коррупцией. Либо наоборот, он будет игнорировать это все, как сейчас, и тогда мы имеем четкий факт с политическими последствиями, что Медведев такой же соучастник этой коррупции, он покрывает ее, является в каком-то смысле таким же жуликом, как и все остальные люди вертикали власти, с которыми он демонстративно борется.

– То есть, происходит своего рода тестирование Медведева?

– Совершенно верно, это публичная и нарочитая, я бы сказал, проверка Медведева. Способен он это сделать или нет. Здесь очевидное воровство, громадное воровство. Воровство, которое касается всех, воровство, которое было совершено непосредственно с участием и под прикрытием высших должностных лиц. Сможешь ты это сделать или нет? Или ты только болтаешь и на iPhone отправляешь смс-ки в Твиттер?
XS
SM
MD
LG