Linkuri accesibilitate

Грузинская дипломатия между Вашингтоном и Тегераном


Министр иностранных дел Ирана Манушер Моттаки и его грузинский коллега Григол Вашадзе

Министр иностранных дел Ирана Манушер Моттаки и его грузинский коллега Григол Вашадзе

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ--Возможно ли совместить хорошие отношения с Ираном и дружбу с Соединенными Штатами? Визит иранского министра иностранных дел Манушера Моттаки в Грузию в начале ноября сделал этот вопрос крайне актуальным.


Сначала уточним, что конкретно подразумевается под «хорошими отношениями». В ходе ноябрьского визита стороны подписали соглашение о безвизовом режиме для граждан обеих стран и открыли иранское консульство в Батуми. Накануне возобновились прямые авиарейсы между Тбилиси и Тегераном. Были сказаны общие фразы о необходимости поддержки экономического сотрудничества и туризма. Не бог весть что – Грузия в лучшем случае приблизилась к тому уровню отношений, которые уже имеют с Ираном их общие соседи – Турция, Армения и Азербайджан. Но поскольку Грузия считается особо близким партнером Соединенных Штатов, подобные шаги с ее стороны вызывают повышенное внимание.

Конечно, грузинское руководство знает об этом. Поэтому оно постоянно подчеркивает, что активизация грузино-иранских контактов никак не касается стратегической политической ориентации страны. В частных беседах представители властей утверждают, что никакие шаги в направлении Ирана не делаются без консультаций с ведущими западными правительствами, которые смотрят на попытки Грузии улучшить отношения со своим соседом с пониманием.

Но все же почему Грузия идет на шаги, которые потенциально могут создать проблемы в отношениях с главными союзниками? В Тбилиси я слышал две версии «теории заговоров». Первая состоит в том, что американцы специально поощряют Грузию сблизиться с Ираном, чтобы обрести – через Тбилиси – дополнительный канал коммуникации с Тегераном. Согласно второй теории, Саакашвили шантажирует Обаму, который не уделяет ему достаточно внимания: «Раз не хочешь со мной встречаться, я буду дружить с Ахмадинеджадом».

С теориями заговоров спорить всегда сложно, но у Грузии есть вполне рациональные основания стремиться наладить отношения с Ираном. Можно сказать, что августовская война 2008 г. преподнесла ей два главных урока. Первый: политическая поддержка Запада для Грузии абсолютно необходима, поскольку без нее шансы сохранить реальный суверенитет страны на фоне агрессивной политики Москвы ничтожно малы. Второй: эксклюзивная ориентация внешней политики страны на обеспечение поддержки Запада опасна, поскольку ни США, ни Европейский союз не готовы обеспечить того уровня поддержки, который может гарантировать Грузии спокойную жизнь. Тем более, когда и Европа и Соединенные Штаты отдают приоритет улучшению отношений с Россией. Проще говоря, неправильно складывать все яйца в одну корзину. Стратегическая ориентация на Запад не исключает конфликта интересов в конкретных вопросах. Взрослые люди должны это понимать.

Грузии особенно важно укрепить позиции на региональном уровне. Нравится это европейцам и американцам или нет, сегодня отношения между Грузией и Россией основываются на принципе игры с нулевой суммой: любая слабость Грузии становится рычагом давления на нее со стороны России, которая не оставила надежд «смены режима» в Тбилиси. Во всяком случае, грузинское руководство воспринимает ситуацию именно так. На этом фоне напряженность в отношениях с любой соседней страной может стать фактором двойного риска. Не иметь нормальных отношений с соседями плохо само по себе; но такой мотивированный противник, как Россия, всегда может использовать любую слабость Грузии против нее. Поэтому после войны Грузия резко интенсифицировала усилия на укрепление своих позиций в регионе – в том числе со странами, у которых особенно плохие отношения с Западом: Беларусью и Ираном.

Таким образом, руководству Грузии приходится преследовать одновременно две цели. С одной стороны, она должна убедить Запад, что остается его надежным, последовательным и предсказуемым союзником. Это она должна показывать ориентацией на демократические ценности внутри страны, и координацией своих внешнеполитических акций с ведущими западными странами. С другой стороны, ей необходимо поддерживать благожелательные отношения со всеми более или менее влиятельными странами региона (но не только). Грузия не может позволить себе оказаться изолированной в регионе, где – особенно после изменения режима на Украине и появления новых тенденций в политике Турции – стран прозападной ориентации становится все меньше. Для этого надо демонстрировать, что Грузия – не марионетка Вашингтона, Брюсселя, или кого угодно, и способна на самостоятельные действия.

Серьезные политики все это понимают, поэтому вряд ли грузино-иранское потепление приведет к ухудшению отношений Грузии с Соединенными Штатами и Европой. Опасность скорее в том, что политики, которых и так раздражает политика Грузии и ее проблемы, или которые плохо их понимают, получат дополнительную тему для разговоров. Но с этим ничего не поделаешь. На то и дипломаты и политики, чтобы с такими вопросами работать.
XS
SM
MD
LG