Linkuri accesibilitate

Западные правозащитники – президенту Медведеву: Ходорковский!


Михаил Ходорковский в Хамовническом суде изучает материалы собственного дела

Михаил Ходорковский в Хамовническом суде изучает материалы собственного дела

Крупнейшие западные правозащитные организации обратились к президенту России Дмитрию Медведеву по поводу дела Ходорковского-Лебедева.

В нем говорится:

Уважаемый Президент Медведев!

Мы, нижеподписавшиеся, хотим донести нашу глубокую озабоченность в отношении продолжающегося судебного преследования Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в Хамовническом суде г. Москвы. Обстоятельства предъявления прокурорами уголовных обвинений подсудимым в сочетании с многочисленными утверждениями о нарушениях, допущенных в этом и предыдущем уголовном судебном процессе в отношении них, ставят под вопрос приверженность вашей администрации верховенству закона и легитимность разбирательства. Поскольку судебный процесс по последнему делу приближается к концу, мы убедительно просим вас призвать прокуроров снять обвинения с господина Ходорковского и господина Лебедева и освободить их из-под стражи.

Как вы знаете, в течение последних 7 лет бывшему владельцу нефтяной компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому и его деловому партнеру Платону Лебедеву был предъявлен ряд уголовных обвинений в связи с их хозяйственной деятельностью с 1994 по 2004 годы. В мае 2005 года, после длившихся 2 года расследования и судебного процесса, российский суд признал господина Ходорковского и господина Лебедева виновными в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов в связи с реализацией нефти ЮКОСа и других преступлениях. Каждый из них был приговорен к 9 годам лишения свободы, хотя кассационная инстанция и сократила срок до 8 лет лишения свободы.

В феврале 2007 года, когда, отбыв почти половину своего первоначального срока, они подходили к моменту получения права на условно-досрочное освобождение, прокуратура предъявила им новые обвинения, в том числе в хищении и присвоении нефти, добытой ЮКОСом в период 1998-2003 гг... В случае вынесения обвинительного приговора подсудимым грозит до 15 лет лишения свободы.

Судебный процесс в отношении господина Ходорковского и господина Лебедева был запятнан утверждениями о том, что правительственные чиновники допустили ряд серьезных процессуальных нарушений и занимались запугиванием и преследованием возможных свидетелей защиты и адвокатов в ходе расследования и последующего судебного процесса. В октябре 2007 года Европейский Суд по правам человека отчасти подтвердил эти заявления, определив, что российские официальные лица нарушили права господина Лебедева в ходе его ареста и содержания под стражей, а Верховный Суд Российской Федерации поддержал этот вывод 23 декабря 2009 года. В январе 2005 года, отчасти в результате этих утверждений, Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) пришла к заключению, что "обстоятельства ареста и судебного преследования ведущих руководителей ЮКОСа позволяют сделать вывод о том, что вовлеченность государства в эти дела выходит далеко за рамки исполнения уголовного судопроизводства, а имеет целью, в том числе, ослабить открыто выражающего свое мнение политического противника, запугать других состоятельных лиц и вернуть себе контроль над стратегическими экономическими активами".

С самого начала момент, выбранный прокурорами для предъявления вторых обвинений в отношении господина Ходорковского и господина Лебедева, добавил доверия утверждениям о том, что разбирательство было мотивировано политическими соображениями.

С 2007 года российские власти неоднократно совершали действия, которые, как представляется, нарушали права обвиняемых на соблюдение норм отправления правосудия и справедливое судебное разбирательство. Эти действия заключались в следующем:

– Прокуратура изначально обвинила господина Ходорковского и господина Лебедева в ряде расплывчато сформулированных преступлений, включавших в себя присвоение нефти в количестве, превышавшем весь объем добычи ЮКОСа за соответствующий период. Обвинения вызывают особую обеспокоенность с учетом того, что предыдущий обвинительный приговор в отношении подсудимых касался якобы неуплаты ими налогов в отношении нефти, реализованной ЮКОСом за тот же самый период. Посетив судебный процесс в апреле 2010 года, посол Франции по правам человека Франсуа Зимре повторил слова многих международных наблюдателей, заявив: "Представляется странным, что Ходорковский может быть осужден дважды по фактам, которые представляются теми же самыми, или даже противоречащими друг другу", – и отметив, что "обвинения представляются настолько непонятными … что защита даже не знает, в чем конкретно состоят обвинения". 18 октября в ходе своего выступления в прениях обвинители внезапно предприняли шаг, который, как представляется, подтверждает озабоченность в отношении неопределенности и неправдоподобности обвинений, сократив количество нефти, похищенной, по их утверждениям, подсудимыми, на 131 млн тонн, сославшись на арифметические ошибки и недостаток доказательств.

– В ряде случаев адвокаты заявляли о запугивании со стороны российских властей. В 2007 году правоохранительные органы провели в московском аэропорту доскональный досмотр членов команды защиты, вылетавших в Читу к месту нахождения сибирского СИЗО, в котором господин Ходорковский и господин Лебедев содержались до начала второго процесса в отношении них. Также в 2007 году Генеральная прокуратура направила представление в отношении члена команды защиты Каринны Москаленко о лишении ее адвокатского статуса на том основании, что она несоответствующим образом представляла интересы господина Ходорковского, хотя он сам отверг это утверждение.

– Адвокаты защиты также заявляли о том, что российские власти совершили ряд скоординированных актов запугивания, призванных заставить бывших аудиторов ЮКОСа из российского офиса бухгалтерской фирмы PricewaterhouseCoopers (PWC) отозвать свои аудиторские заключения, в которых учитывались все потоки нефти, в присвоении которых обвинялись господин Ходорковский и господин Лебедев. PWC утверждает, что она отозвала свои аудиторские заключения в 2007 году в ответ на новую информацию, предоставленную прокуратурой. Однако в 2006 году, перед отзывом, российскими налоговыми органами было подано два гражданских иска в отношении PWC, в которых утверждалось, что она недоплатила свои собственные налоги и вступила в сговор с ЮКОСом с целью помощи в уклонении от уплаты налогов. В марте 2007 года следователи провели обыск в офисе PWC, сославшись на уголовные обвинения в уклонении от уплаты налогов, а также власти провели допросы сотрудников в отношении обвинений в присвоении, предъявленных господину Ходорковскому и господину Лебедеву. После 6 допросов руководитель московского офиса PWC в июне 2007 года отозвал аудиторские заключения по ЮКОСу. На следующий день старший прокурор по делу ЮКОСа написал письмо PWC, заявив, что в отношении компании не будет проводиться расследование по уголовным обвинениям, связанным с аудитами ЮКОСа. Через несколько дней прокуратура закрыла проводившееся расследование по уголовным обвинениям в уклонении от уплаты налогов и в связи с ЮКОСом, а в течение следующих месяцев российские суды отменили все решения, вынесенные против PWC по гражданскому налоговому делу.

– Как минимум дважды господин Ходорковский стал объектом произвольных дисциплинарных мер, находясь в заключении. В августе 2008 года господину Ходорковскому было отказано в условно-досрочном освобождении отчасти на том основании, что он отказался участвовать в обучении шитью. В октябре 2008 года он был водворен в карцер на 12 дней за дачу письменного интервью российской версии журнала "Эсквайр", несмотря на то, что это интервью было предварительно согласовано.

– Утверждается, что российские официальные лица допустили серьезные нарушения прав человека, в одном случае могущие считаться пыткой, в отношении как минимум двух свидетелей по делам в отношении господина Ходорковского и господина Лебедева. Российские власти отказали бывшему вице-президенту ЮКОСа Василию Алексаняну в адекватной медицинской помощи и содержали его в антисанитарных условиях в СИЗО в течение более года после того, как в ноябре 2006 года у него был диагносцирован ВИЧ. Алексанян заявил о том, что администрация тюрьмы предлагала предоставить ему лечение в обмен на обвинительные показания в отношения господина Ходорковского, начиная с ноября 2007 года. Российские власти проигнорировали неоднократные призывы исправить ситуацию со стороны Европейского Суда по правам человека и отказывались перевести господина Алексаняна в больницу до февраля 2008 года, когда господин Алексанян уже страдал рядом связанных с ВИЧ/СПИД заболеваний. В апреле 2009 года бывший руководитель ЮКОСа Антонио Вальдес-Гарсия, проживающий в настоящее время в Испании, сделал заявление, в котором просил возбудить уголовное дело в отношении следователей, ведших в 2005 году дело в отношении господина Ходорковского и господина Лебедева. Господин Вальдес-Гарсия заявил, что в 2005 году добровольно приехал в Россию из Испании для допроса прокуратурой по делу, но когда он отказался дать показания против господина Ходорковского и господина Лебедева, следователи стали избивать и запугивать его, а затем заставили подписать заявление о том, что он получил телесные повреждения в результате случайного падения из окна. В ответ на эти утверждения власти усилили предъявленные господину Вальдеса-Гарсия в России обвинения.

– Адвокаты господина Ходорковского и господина Лебедева заявляли, что суд отказался предпринять меры в связи с заявлениями о преследовании и запугивании потенциальных свидетелей защиты. В августе 2010 года судья отклонил ходатайство защиты о допросе еще одного ключевого свидетеля по видеосвязи из Германии или приобщении к материалам дела заявления, данного им адвокатам, несмотря на то, что этот свидетель достоверно утверждал, что российские власти угрожали ему в случае его возвращения в Россию.

– Адвокаты господина Ходорковского или господина Лебедева отметили множество случаев, когда председательствующий судья Виктор Данилкин отказался предпринять меры для исправления допущенных обвинением нарушений или необоснованно отказал адвокатам в возможности представления суду потенциальных доказательств невиновности и показаний свидетелей защиты. Сюда входит отказ суда заставить обвинение предоставить адвокатам и суду кассеты с материалами прослушивания телефонных разговоров, якобы расшифровку которых суд позволил обвинению приобщить к материалам дела. Адвокаты утверждают, что судья отказался добиться предоставления записей государственной организацией, у которой, по словам защиты, имеются записи, которые разрешили бы вопрос о том, была ли нефть ЮКОСа в действительности продана и транспортирована через российскую трубопроводную систему – основополагающий вопрос для позиции обвинения по делу. Адвокаты утверждали, что судья Данилкин отказался обязать обвинение предоставить материалы дела из потенциально доказывающего невиновность подсудимых разбирательства в суде апелляционной инстанции в другом регионе России, несмотря на то, что тот суд подтвердил, что отправил материалы дела прокурорам. Они также утверждали, что судья Данилкин отказался исключить содержащие серьезные ошибки переводы документов, приобщенные к материалам дела обвинением, или потребовать от прокуроров исправить ошибки. Наконец, они утверждают, что он отказался исправить тенденцию суда исключать из официального протокола судебного заседания правовые доводы защиты в ходатайствах и заявлениях – эта практика серьезно искажает протокол судебного заседания и может поставить под угрозу будущее обжалование.

Действия обвинения и судей в ходе расследования и судебного процесса по второму уголовному делу добавляют значительный вес утверждениям, что преследование государством господина Ходорковского и господина Лебедева имеет политические мотивы. По этим и другим причинам суды ряда других стран, включая Соединенное Королевство, Нидерланды, Кипр, Лихтенштейн, Литву и Швейцарию, отклонили запросы российской прокуратуры о различных формах сотрудничества в отношении связанных с ЮКОСом разбирательств. Самый высокий суд Швейцарии, Федеральный суд Швейцарии, предписал правительству не сотрудничать с российскими властями, придя к выводу о том, что первый судебный процесс был политически мотивированным и в ходе него имели место нарушения прав подсудимых на справедливое судебное разбирательство.

Точно так же Магистратский суд Лондона на Боу-стрит отказал в серии запросов об экстрадиции, поданных российскими властями, которые добивались возвращения россиян в связи с так называемым делом ЮКОСа. 18 марта 2005 года этот суд отказал в экстрадиции бывших сотрудников ЮКОСа Дмитрия Маруева и Натальи Чернышевой, а 23 декабря 2005 года был отклонен аналогичный запрос об экстрадиции вице-президента и заместителя председателя Правления ЮКОСа Александра Темерко. В обоих случаях основанием для отклонения запроса об экстрадиции послужил тот факт, что в случае экстрадиции на родину обвиняемым не будет обеспечен справедливый суд. В июле 2010 года лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель призвал к освобождению Ходорковского, заявив: "Причина для его ареста и осуждения не имеет никакого отношения к закону. Она имеет отношение к политике".

Господин Ходорковский и господин Лебедев являются ни в коем случае не единственными лицами в России, подвергшимися уголовному преследованию, в котором не соблюдаются нормы отправления правосудия и основные стандарты справедливости. Однако подозрительные обстоятельства возбуждения дела и накопившиеся утверждения о серьезных нарушениях со стороны прокуратуры и судей, включая серьезные постоянные недостатки обвинений, по которым проводится судебный процесс над подсудимыми, заявления о том, что суд неизменно закрывал глаза на допущенные обвинением серьезные процессуальные нарушения, а также доказательства, заставляющие предполагать, что следствие запугивало, преследовало, избивало свидетелей и адвокатов и отказывало им в необходимой медицинской помощи, привели к широко распространенному мнению, что судебное преследование господина Ходорковского и господина Лебедева осуществляется с политическими целями, в нарушение гарантий прав человека, которые Россия пообещала соблюдать. С учетом серьезности перечисленных нарушений, нижеподписавшиеся организации считают, что независимость и легитимность российской судебной власти были непоправимо скомпрометированы этим судебным разбирательством. Мы рекомендуем вам предпринять немедленные шаги по обеспечению снятия обвинений в отношении господина Ходорковского и господина Лебедева и их немедленному освобождению из-под стражи. Эти шаги продемонстрировали бы приверженность вашей администрации обеспечению прав человека и укреплению уважения верховенства закона в России в будущем.

Спасибо за ваше внимание к этому вопросу.

С уважением,

"Freedom House",

"Международная Лига за права человека",

"Human Rights First",

Институт Джэкоба Блостайна за продвижение прав человека,

"Human Rights Watch".

Копия этого письма направлена министру юстиции Александру Коновалову, Уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину, Послу РФ в Соединенных Штатах Сергею Кисляку.
XS
SM
MD
LG