Linkuri accesibilitate

Приднестровье на повестке в Довилле


Дмитрий Медведев, Николя Саркози, Ангела Меркель

Дмитрий Медведев, Николя Саркози, Ангела Меркель

Президент Дмитрий Медведев оптимистично настроен в отношении перспектив урегулирования, но считает, что успех переговоров будет зависеть не только от Москвы, но и от Кишинева, Тирасполя, Бухареста и Брюсселя.

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Диалоги. 15 минут на Радио Свободная Европа. Как обычно, начнем с обзора новостей за минувшую неделю, который представит моя коллега Юлия Михайлова.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Председатель Верховного совета Приднестровья Анатолий Каминский обсудил в Москве с представителями российского правительства и Совета безопасности России возобновление гуманитарной помощи региону. Помощь была приостановлена в июле, так как у российской стороны возникли определенные вопросы по поводу прозрачности распределения поступающих в регион финансовых средств. Российские министерство иностранных дел уточнило, что временное приостановление финансирования не было политической демонстрацией, а было подиктовано необходимостью исключения злоупотреблений в механизме финансирования.

Переговоры по приднестровскому урегулированию могут быть возобновлены после завершения выборного процесса в Молдове, заявил в Довилле на саммите Россия-Франция-Германия президент России Дмитрий Медведев. «Я считаю, у нас есть неплохие шансы возобновить соответствующий процесс и достичь результата", - сказал Медведев, заверив, что Россия будет этому способствовать. Но, сказал он, успех будет зависеть не только от России, а прежде всего от позиции самой Молдавии, Приднестровья, а также от позиции Румынии и Евросоюза. "Все должны участвовать", - добавил Дмитрий Медведев. На трехсторонней встрече в Довилле Дмитрий Медведев согласился участвовать в ноябрьском саммите НАТО в Лиссабоне и заявил, что принимает во внимании решение НАТО пригласить Россию к участию в проекте НАТО по созданию системы противоракетной обороны в Европе, которая беспокоит Россию. Подробности в сегодняшней передаче.

Европейский парламент приветствовал существенный прогресс, достигнутый Республикой Молдова за последний год, и предложил Еврокомиссии принять план либерализации виз для молдавских граждан. Европарламент приветствовал также волю Кишинева найти решение приднестровскому конфликту, подтвердил свою приверженность территориальной целостности Республики Молдова и призвал возобновить официальные переговоры в формате 5+2.

Исполняющий обязанности президента Михай Гимпу заявил, что российская группа войск на левом берегу Днестра представляет угрозу для Республики Молдова и подпитывает сепаратизм. С этим заявлением Гимпу выступил 21 октября, в день 16-летия подписания соглашения между Молдовой и Россией о временном статусе российских войск на левом берегу Днестра. Соглашение 1994 года предусматривает вывод войск в течение трех лет. Россия подтвердила готовность вывода войск на саммите ОБСЕ в Стамбуле в 1999 году.

Россия не может вывести свои войска и боеприпасы из Приднестровья в соответствии с решением стамбульском саммите ОБСЕ, потому что времена изменились, заявил посол России в Кишиневе Василий Кузьмин агентству Инфотаг. В 1999 году мир был другой, а сейчас вывод войск невозможен, сказал Кузьмин. Это не оккупация территории и не военный шантаж, а гарантия того, что конфликт не вспыхнет снова, добавил посол.

И румынский министр иностранных дел Теодор Баконски в интервью электронной версии американского журнала „Wall Street Journal” призвал Россию свернуть свое военное присутствие в Приднестровье. Баконски сказал, что Северо-атлантическому альянсу следует начать диалог с Россией, который поможет Москве отказаться от такого подхода к сферам влияния, характерного для времен холодной войны.

Российская армия ушла из грузинского города Переви, оккупированного в ходе вооруженного конфликта с Грузией в 2008 году. Официальный Тбилиси осудил присутствие российских военных в Переви, считая это нарушением соглашения о прекращении огня от 12 августа 2008 года. Уход российских военных из Переви стал результатом последнего раунда Женевских дискуссий по безопасности и стабильности на Кавказе.

В результате нападения боевиков на чеченский парламент 19 октября убито несколько полицейских и один работник парламента, есть также много раненых. Президент Чечни Рамзан Кадыров заявил, что все боевики ликвидированы в ходе перестрелки с органами правопорядка.

Правительство Молдовы приступает к выполнению того, что премьер Влад Филат назвал «крупнейшим за всю историю страны пакетом внешней финансовой помощи”. Речь идет о гранте на сумму более 260 миллионов долларов, предоставленном американской корпорацией „Вызовы Тысячелетия”. Президент Корпорации Даниэль Йоханес заявил в Кишиневе, что средства пойдут на ремонт дорог, покупку оросительных систем и развитие сельского хозяйства в целях укрепления экономического роста и снижения уровня бедности. Даниэль Йоханес уточнил, что США предоставляют такую помощь сравнительно ограниченному числу стран – «бедных, но хорошо управляемых».

По оценкам организации “Репортеры без границ”, свобода прессы значительно улучшилась в Республике Молдова за последний год – с сентября 2009-го по сентябрь 2010-го. Согласно новому индексу свободы прессы, опубликованному на прошлой неделе, за один год Молдова поднялась со 114-го места на 75-ое среди 178 стран мира. Россия находится на 140 месте в этом рейтинге, Румыния – на 52.

К 14 годам лишения свободы потребовали российские прокуроры приговорить бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского и его партнера по бизнесу Платона Лебедева, которые уже провели за решеткой 8 лет. Их обвиняют по статьям "присвоение вверенной чужой продукции" и "легализация доходов, полученных преступным путем", с нанесением ущерба в 27 миллиардов долларов. Суд вынесет свой вердикт через несколько недель.

Коммунистические власти Кубы обещали освободить еще пятерых диссидентов помимо тех 52 политзаключенных, которых правительство уже освободило. Это решение было принято через несколько часов после того, как стало известно, что Европарламент присудил кубинскому диссиденту Гильермо Фариньясу премию «За свободу мысли» имени Андрея Сахарова.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

На трехстороннем саммите Россия-Франция-Германия, состоявшемся в Довилле 19 октября, президент России Дмитрий Медведев впервые назвал Румынию в числе стран, которым есть что сказать в урегулировании приднестровского конфликта. Румыния не имеет никакого официального статуса в переговорном формате 5 + 2, в который входят стороны конфликта – Кишинев и Тирасполь, посредники – ОБСЕ, Россия и Украина, а также наблюдатели – Европейский Союз и Соединенные Штаты Америки. Почему российский президент назвал в этой связи Румынию и забыл упомянуть ОБСЕ, Украину и США? Этот вопрос Свободная Европа задает политическим обозревателям из Москвы, Бухареста, Киева и Вашингтона.

Московский политический обозреватель Федор Лукьянов, главный редактор журнала Россия в глобальной политике, говорит, что было бы преувеличением считать, что из всех замороженных конфликтов на пост-советском пространстве приднестровский ближе всех к разрешению и что, более того, этот конфликт решить проще остальных.

Федор Лукьянов
Федор Лукьянов: «Вы знаете, относительно Приднестровья я не хочу, ни в коем случае не хочу делать какую-то аналогию, поскольку ситуации совершенно разные, но вот в середине 2000-х годов очень часто говорилось о том, что из всех замороженных конфликтов самым простым является юго-осетинский. Что его решить наиболее вероятно, потому что там нет той этнической ненависти, которая в других местах, там нет полной блокады, там есть интерактив какой-то между Грузией и этой территорий – ну, в общем, масса аргументов, почему именно этот конфликт вероятнее всего надеяться разрешить. Ну, известно, чем закончилось. Я опять-таки не хочу ни в коем случае проводить аналогий, потому что ситуация другая, но просто когда я слышу, что вот тот или иной конфликт проще поддается решениям, я стараюсь довольно осторожно к этому относиться, потому что во всех этих конфликтах существует огромное количество подводных камней, которые начинают вылезать наружу, как только к нему кто-то подступается, Что касается механизма, который был предложен в июне на встрече Медведева и Меркель, не очень понятно, почему, собственно, они вот решили сразу, первым делом, объявив о такой в общем масштабной инициативе – ну, форум ЕС-Россия по безопасности, это звучит очень крупно – и сразу они моментально ограничили одним только приднестровским конфликтом, который, конечно, действительно очень важно пытаться решить, но если говорить вообще об угрозе безопасности в Европе, я бы сказал, что он явно не на первых позициях находится. Так что насчет Приднестровья, мне кажется, здесь больше каких-то маневров вокруг, чем непосредственных действий».

Тот факт, что президент России Дмитрий Медведев упомянул и Румынию в числе тех, от кого зависит успех приднестровского урегулирования – наряду с Россией, Молдовой, Приднестровьем и Европейским Союзом – по мнению Федора Лукьянова, следует рассматривать, скорее, в отрицательном контексте.

Федор Лукьянов
Федор Лукьянов: «Именно по той причине, что существует определенное недоверие к истинным намерениям Бухареста на приднестровском берегу Днестра, мне кажется, такая постановка вопроса имеет смысл. Потому что, насколько я помню, одной из причин конфликта еще на заре независимости было то, что население приднестровское опасалось реальной или придуманной, так сказать, румынизации страны вплоть до воссоединения, что ли, румынских территорий, что привело бы жителей Приднестровья в состав страны, в которой они, собственно, никогда не жили. Конечно, острота с тех пор сильно спала, ослабела, но ведь президент Румынии Бэсеску, например, неоднократно делал заявления, что он не признает границу между Румынией и Молдовой, поскольку это порождение пакта Молотова-Риббентропа и так далее. Если так, то тогда, конечно же, возникает вопрос: а каковы реальные-то намерения румынских властей? Они хотят что? Они хотят в итоге восстановления Румынии в том представлении, какое у них есть о границах межвоенных, или что? Мне кажется, что здесь как раз увязка существует. То есть, пока нет четкой ясности о том, как румынские власти относятся к государственности Молдовы, там, естественно, будут сомнения относительно перспектив».

Александр Фрумусаки: мнение главного редактора журнала „Россия в глобальной политике” Федора Лукьянова.

Политический аналитик Владимир Сокор, сотрудник Фонда Jamestown с резиденцией в Вашингтоне, также скептически настроен в отношении мнимой открытости президента Медведева к Румынии.

Владимир Сокор
Владимир Сокор
: «Ремарка Медведева чисто диверсионная. Она однозначно свидетельствует о том, что в частных беседах в Довилле – и не только в частных, но и в тех, что предшествовали саммиту в Довилле – русские пытаются возложить на Румынию вину за приднестровский тупик. В интересах русских ввести румынский фактор в этой ситуации, чтобы вызвать путаницу и найти предлог для оправдания собственной непримиримости. Не следует дать себя вовлечь в эту западню и пуститься в пространные разговоры о румынском факторе в сложившихся обстоятельствах».

Порядок, в котором президент Медведев назвал факторы, от которых зависит успех приднестровского урегулирования, исключив ОБСЕ, Украину и США, Владимир Сокор так истолковывает:

Владимир Сокор: «Медведев возлагает бремя в первую очередь на Молдову, которая упоминается первой. Отсюда можно сделать вывод, что он предоставляет право вето Приднестровью, когда говорит, что зависит от позиции Молдовы и от позиции Приднестровья; следовательно, он косвенно признает за Приднестровьем право вето, словно Россия не в состоянии повлиять на позицию Приднестровья. Евросоюз он называет в конце, как фактор. О чем это еще свидетельствует? О том, что Россия не хочет пересмотра статуса Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки из наблюдателей в посредники».

Александр Фрумусаки: считает также американский аналитик Владимир Сокор.

С другой стороны, бухарестский эксперт Сорин Ионицэ, сотрудник Румынского академического общества, считает, что косвенно Дмитрий Медведев признал возрастающую роль Евросоюза в урегулировании приднестровского вопроса.

Сорин Ионицэ
Сорин Ионицэ
: «Но он прав в том, что решение зависит, скорее, от отношений Кишинева с Евросоюзом. Я тоже так полагаю, и не первый год, кстати; и многие думают, что урегулирование приднестровского конфликта можно осуществить по сценарию, аналогичному кипрскому. В том смысле, что Республика Молдова в ускоренном, положительном и константном рывке, осознанном всеми политическими силами страны, должна быстро двигаться в сторону ЕС, стать более привлекательной, в том числе для граждан Приднестровья, в том числе для русскоязычных жителей региона. Иными словами, Кишинев должен найти возможность достучаться до населения региона через голову тираспольской администрации. Таким вижу решение я. Республика Молдова должна стать привлекательной страной, в которой они хотели бы жить. И в этом случае, даже если тираспольская администрация, Игорь Смирнов будут продолжать курс на обособление, их граждане мало-помалу начнут мигрировать в сторону Кишинева. Конечно, в административном смысле, не физически. Иными словами, чтобы им захотелось иметь молдавские документы, путешествовать с ними, интегрироваться в экономическое пространство Республики Молдова. Думаю, именно в этом возможность урегулирования на среднесрочный и долгосрочный период. И тогда Молдове как стране с европейскими будущим, с четкими перспективами и конкретными этапами перед собой, будет что предложить тем гражданам. И этот момент совсем недавно осознали кишиневские элиты, вернее, часть кишиневских элит. К счастью, сейчас эли элиты осуществляют правление в стране, и их усилия должны быть направлены на то, чтобы почти все общество стало исповедовать эту стратегию, потому что иначе нельзя. Короче, в двух словах: считаю, что президент Медведев прав - решение кроется в отношениях между Молдовой и ЕС, а ЕС означает где-то там и Румынию, которая является членом Евросоюза. Именно так, а не иначе».

Александр Фрумусаки: мнение эксперта Румынского академического общества Сорина Ионицэ.

Среди посредников приднестровского урегулирования президент Медведев упустил и Украину. Чем объясняется это упущение? Об этом мы спросили независимого киевского эксперта в вопросах безопасности и внешней политики Григория Перепелицю:

Григорий Перепелица
Григорий Перепелица: «В Украине, кстати, официальные лица на этот вопрос отвечают, что Медведев забыл сказать об Украине чисто случайно, потому что есть заявление, как бы обязывающее заявление Медведева-Януковича в отношении Приднестровья и проблем урегулирования. Но я лично думаю, что это не случайно. После этого заявления Украина в общем-то выпала из ключевых посредников в этом процессе, и мы видим, что теперь, собственно говоря, эти функции от имени Украины берет уже сама Россия. Я думаю, что это следствие того, что Украина вошла в зону российского доминирования и она потеряла себя уже как самостоятельный субъект решения международных проблем, в том числе и приднестровского конфликта. И как бы ни думали в Киеве о своей значимости, это подтверждает – то, что Медведев сказал, назвал, в том числе, и Румынию – это говорит о том, что сегодня Румыния становится более значимым субъектом процесса урегулирования конфликта, нежели Украина. Украина теперь находится как бы в тени, и Россия теперь перебивает право говорить от себя, даже не упоминая Украину».

Что касается встречи Медведев-Меркель-Саркози в Довилле Григорий Перепелица полагает, что она свидетельствует о сравнительно новом желании России претендовать на ведущую роль в решении европейских проблем, в первую очередь связанных с безопасностью.

Григорий Перепелица: «Что это бы значило? Это значит переход к многополярному миру. Когда Меркель и Саркози пытаются приблизить Россию и использовать ее, в общем-то, в самостоятельной геополитической игре. Россия тоже рассчитывает на такую ключевую роль и вскоре будет использовать Европу как бы в игре против Соединенных Штатов Америки. Это в общем-то печально, потому что мы уходим от того климата безопасности, который был создан в результате окончания холодной войны, в так называемый пост-биполярный период, когда работали Хельсинкские соглашения, когда ОБСЕ была, когда был режим транспарентности в военной области, когда работал Договор об обычных вооруженных силах… Сейчас все это разрушено. И, к сожалению, вот в трансформации к этому многополярному миру Европа возвращается к так называемому „европейскому концерту”, когда дела в 17-18-м столетии решались группой ведущих стран. Мы сейчас видим возвращение к этому „европейскому концерну, когда все судьбы Европы могут вершиться двумя-тремя странами. Вместо единой системы безопасности в Европе».

Александр Фрумусаки: мнение киевского эксперта Григория Перепелиця.

Свободная Европа попыталась узнать мнение жителей региона о том, каким видится им будущее Приднестровья и Республики Молдова.

- Я вижу Приднестровье самостоятельно, без Молдовы. Или, может быть, повезет, подсоединят хотя бы к Украине, к России вряд ли мы подсоединимся. Но хотелось бы, чтобы мы жили сами, как живем сейчас, но, конечно, чтобы лучше жили, чем мы сейчас живем.

- Я считаю, что Приднестровская Молдавская Республика должна войти в состав Украины, так как Украина имеет доступ к морю и в плане экономики эта ситуация нам была бы более выгодна. Я думаю, что мы нужны Украине. В географическом плане – расширение территории…

- С Россией. Быть в составе России. Таким же анклавом, как Калининград. Ну, потому что в основном менталитет здесь у всех остался такой. Я так думаю. Во всяком случае, не с Румынией. А то, что Молдова будет в Румынии – это однозначно.

- России не нужен прецедент, опять же. Признает Приднестровье, да, мы соответственно попросимся, возьмите нас в Российскую Федерацию. У России есть собственная головная боль с Калининградской областью. Это раз. Украине мы тоже не нужны, к сожалению. Потому что – и хотелось бы, да, хороший транзитный коридор, замечательно, но Румыния сразу начнет требовать Остров Змеиный и Южную Буковину. А там нефтяные залежи намного дороже, чем никому не нужное Приднестровье с ее транспортным коридором. Местная элита – не хочу говорить, кто там, президент, Верховный совет, это не суть важно, любая местная элита, в частности бизнес-элита. Российская бизнес-элита имеет здесь свои интересы. Это замечательный транзитный коридор, это замечательный оффшор, это замечательные возможности Oдесcкого порта плюс сам транспортный путь в Приднестровье. Вот и все. Статус-кво будет сохраняться не один год точно, и не одна пятилетка тоже.

- Конфедерация. Три равноправных субъекта, так же, как Швейцарская конфедерация. Вот примерно в таком же контексте, будем так говорить. На сегодняшний день, я считаю, это наиболее приемлемая форма политического устройства всей Молдовы. Ну и, не исключена, может быть, и федерация.

- Я думаю, что основная часть населения выбрала бы ту или иную модель федеративного устройства, поскольку автономия – это слишком мало для Приднестровья и оно никогда на нее не согласится. Так думаю.

- Моя точка зрения: базовым условием должно быть волеизъявление народа. То есть референдум, или плебисцит. А политики дальше должны решить, какая будет форма: конфедерация, федерация или территория, может быть, под международным контролем. Но, честно говоря, учитывая геополитическую ситуацию, что мы не имеем общей границы с Россией и как бы Украина имеет исторические претензии на эту территорию, и есть политические реалии – это взаимоотношения с Молдовой, то наиболее вероятно это конфедерация или федерация с Молдовой.

Александр Фрумусаки: Мнения случайных прохожих, встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бендер.

Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается с вами до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Еврора.
XS
SM
MD
LG