Linkuri accesibilitate

Российской прессе добавили свободы


Уровень свободы печати в мире по рейтингу "Репортеров без границ"

Уровень свободы печати в мире по рейтингу "Репортеров без границ"

Международная организация "Репортеры без границ" опубликовала очередной мировой Индекс свободы печати, в котором Россия – по сравнению с 2009 годом – поднялась сразу на 13 пунктов: со 153-го на 140-е место. Означает повышение рейтинга, что в России пресса действительно стала свободнее?

Первые места в индексе свободы печати, ежегодно публикуемом "Репортерами без границ", традиционно занимают скандинавские страны, но в целом в Евросоюзе ситуация со средствами информации за год ухудшилась. Италия опустилась на 49-е место, Румыния - на 52-е, Греция – ниже 70-го. Но и эти показатели кажутся вполне неплохими по сравнению со 140-м местом России. К тому же, по мнению председателя Фонда защиты гласности Алексея Симонова, рост на 13 пунктов практически ничего не означает:

– Россия ныне занимает 140-ю позицию, что примерно соответствует тому, что было в предыдущие годы. За исключением 2009-го, в котором дело обстояло хуже, потому что было несколько убийств и журналистов, и активистов правозащитного движения. В реальности же никакого улучшения ситуации нет. Средства массовой информации по-прежнему под пристальным контролем. Виновники преступлений против журналистов по-прежнему безнаказанны. Просто повезло, что 2010 год был менее жесток по отношению к журналистике в России, чем 2009-й... Иными словами, то, что понизило рейтинг в прошлом году, дало в нынешнем году повышение рейтинга.

Пресса становится более безразличной к тому, что с ней происходит. Это заметное равнодушие средств массовой информации к своей собственной судьбе и уменьшение количества, что называется, "безумных" журналистов, которые готовы еще заниматься расследованиями, разоблачениями и т.д., – приводит к тому, что конфликтов меньше. Поэтому спокойнее ситуация… Вот что происходит реально, – полагает Алексей Симонов.

Вряд ли способствовала повышению рейтинга России в Индексе свободы прессы начавшаяся в прошлом, а продолжившаяся уже в нынешнем году история с журналистом Александром Подрабинеком, которого прокремлевские молодежные организации травили абсолютно безнаказанно, а прекратили это делать только тогда, когда травля стала попахивать международным скандалом. Сам Александр Подрабинек, так же, как и Алексей Симонов, уверен: лучше с правами журналистов в России не стало, но было бы слишком просто обвинять в нынешнем положении только руководство страны.

– То, что Россия фактически отказалась от свободы – разумеется, вина всего общества. И было бы глупо валить все только на власть. Власть сама по себе всегда стремится к тому, чтобы быть самодостаточной и владеть обществом безраздельно. Вопрос в том, как общество сопротивляется этому. Для того, чтобы избавиться от "совка", надо было прилагать все эти годы, последние 20 лет, значительные усилия. Свободы прессы в России за последний год больше не стало. Если Россия поднялась в рейтинге вверх, то, я думаю, это произошло не за счет улучшения ситуации в России, а за счет того, что ухудшилось положение с прессой в других странах. Ведь это все-таки понятие относительное – рейтинг. Если в каких-то других странах убивали по два журналиста в год, а начали убивать по 10, то тогда Россия неизбежно поднимется немножко вверх, – говорит Александр Подрабинек.

Однако некоторые эксперты считают, что за последний год ситуация в сфере массмедиа действительно изменилась к лучшему. Директор Института проблем информационного права Андрей Рихтер приводит несколько примеров того, что чиновники стали более склонны к открытости, хотя и не по собственной воле:

– За год в России действительно произошли важные изменения условий работы журналистов, и большинство из этих изменений достаточно положительные. Отмечу, прежде всего, постановление пленума Верховного суда России о практике применения закона о средствах массовой информации, принятое 15 июня 2010 года. Кроме того, в этом году вступили в силу два очень важных для свободы информации закона, регламентирующих доступ, во-первых, к информации о деятельности государственных и муниципальных органов власти, а во-вторых – к информации о деятельности судов и судебного департамента. Оба эти закона вместе с постановлением Верховного суда создают несколько более благоприятный для работы средств массовой информации климат. Органы государственной власти создали свои официальные веб-сайты. На этих веб-сайтах выкладываются те решения, которые они обязаны выкладывать по закону и в соответствии с регламентами деятельности этих органов. Эта информация доступна всем, в том числе журналистам, – перечисляет нововведения Андрей Рихтер.

Главные кнопки российского телевидения по-прежнему контролируются государством, но даже здесь кое-что изменилось. Эти изменения, а также взрыв так называемой "народной журналистики" отмечает бывший глава российского бюро Русской службы Би-би-си журналист Константин Эггерт:

– Ситуация с массмедиа в России действительно несколько улучшилась. Я думаю, это происходит по двум причинам. Во-первых, экономический кризис заставил многих людей, ранее аполитичных, задуматься о политике. И, во-вторых, интернет-активность в России достигла некой критической точки, после которой не замечать деятельность блогеров, не замечать деятельность неформальных групп, которые возникают в интернете, для властей стало просто невозможным. Результат этого – гораздо большее внимание к интернет-сфере и к набору проблем, которые она делает достоянием общественности. Еще один результат – расширение числа участников различных телевизионных ток-шоу, увеличение числа тем и остроты их обсуждения, увеличение количества программ на телевидении, которые, хотя и не идут непосредственно в прямом эфире, но снимаются как живые программы – то есть из них практически ничего не вырезается. Мне кажется, это все-таки признаки некоторого улучшения, – говорит Константин Эггерт.

При этом профессионалы из сферы медиа отмечают, что взрыв гражданской активности в интернете выявляет еще одну важную деталь общей картины существования средств информации в России: на фоне свободных комментариев и съемок с мобильных телефонов уровень доверия к официозным журналистам все быстрее стремится к нулю.
XS
SM
MD
LG