Linkuri accesibilitate

Александр Хлопонин между Медведевым и Путиным


Вице-премьер и представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин

Вице-премьер и представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин


29 сентября в Совете Федерации России вице-премьер и представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин рассказывал членам верхней палаты о стратегии развития Северного Кавказа до 2025 года. Такой документ
уже разработан, и упор в нем делается на привлечение инвестиций в регион.

Снижение безработицы в три раза, увеличение средней зарплаты в два раза, создание 400 тысяч новых рабочих мест, почти троекратный рост ВВП региона - такие цели Александр Хлопонин объявил, рассказывая членам Совета Федерации о программе, за выполнение которой он отвечает перед президентом и премьер-министром. Хлопонин рассказал о том, что для решения этих задач будут создаваться новые подразделения Министерства регионального развития, а инвестиции в республики Северного Кавказа будут сопровождаться предоставлением государственных гарантий. Все планирование нужно закончить в ближайшие сроки. Члены Совета Федерации, слушая вице-премьера, недоверчиво покачивали головами, а один из ветеранов российской политики, представитель Краснодарского края в палате Николай Кондратенко задал вопрос на болезненную тему:

- Уважаемый Александр Геннадьевич, что делается для того, чтобы прекратить убивать людей на улицах, в домах, а переходить в рамки правового государства - задерживать, вести следствие, доказывать, что это бандит и наказывать сурово? Иначе можем перейти к гражданской войне.

Александр Хлопонин ответил, что экстремистов на Кавказе легче уничтожать, чем судить:

- Сегодня судебная система, на Кавказе в том числе, работает таким образом, что, например, за воровство и хищение 36 миллионов рублей дается штраф в пять тысяч рублей. Вот так у нас работает сегодня судебная система. Поэтому не так просто к этой системе подойти на сегодняшний день. А что касается уничтожения экстремистов, террористов... Простой пример. Недавно в Дагестане в Махачкале, проводилась спецоперация. В здании находятся бандиты, которые ведут ответный огонь, которые убивают гражданских лиц. Мне что надо с ними делать? По телефону разговаривать с ними о том, что сейчас мы вас будем судить, или все-таки уничтожать этих преступников? Поверьте мне, этих негодяев, которые с оружием, мы их уничтожали и будем уничтожать, и с этим по-другому ни одна страна мира не справлялась. На сегодняшний день другого способа с ними работать не существует в природе.

Говоря о постоянно упоминаемой властями и общественными деятелями коррупции на Кавказе, представитель президента отметил ее региональные особенности и посетовал на то, что быстро от клановости избавиться не получится:

- Разница между тотальной коррупцией в Северокавказском округе и в остальной европейской России заключается в том, что на Кавказе коррупция имеет национальную окраску. Существует формула: национальность - это должность. Что с этим можно сделать, если в отдельном поселке живут, например, лезгины... Ну ничего вы с этим не сделаете! Это уже прописано, что в этом поселке, населенном пункте главой должен быть человек такой национальности. Это означает, что есть соглашения между национальными элитами, где написано о том, что председатель правительства должен быть вот такой национальности, председатель парламента - вот такой национальности. А на уровне федеральных органов исполнительной власти другая конструкция, там: клан - должность. Сегодня это целая система, которую надо преодолеть. Это складывалось исторически. Взять это все и разрубить в одночасье - так мы получим действительно гражданскую войну на Кавказе.

Основные меры, предлагаемые Москвой для исправления ситуации на Кавказе, - экономические. Заместитель директора Московского бюро "Хьюман Райтс Вотч" Татьяна Локшина уверена, что без политической и гражданской составляющей ничего из этого плана не выйдет:

- Ведутся дискуссии, консультации, обсуждения, делаются какие-то очень впечатляющие заявления, в том числе президентом Российской Федерации, о необходимости соблюдения законности в стране, о необходимости соблюдения прав человека. Но в реальности никаких конкретных шагов не предпринимается. И я боюсь, что ситуация с Хлопониным такова: да, у него есть мандат на определенные шаги в сфере развития социальной инфраструктуры региона - строить дороги, создавать рабочие места, поддерживать школы, поддерживать пункты медицинской помощи и так далее. Собственно, об этом достаточно много говорили на встрече неправительственных организаций с президентом России с участием Хлопонина, где обсуждался кризис на Северном Кавказе. Есть ли у него более широкие полномочия? Мне это кажется сомнительным. Можно ли решить проблемы региона одними материальными вложениями? Я уверена, что нельзя.

Сам Александр Хлопонин, как утверждают эксперты, должен совершить почти невозможное - реализовать лозунги Дмитрия Медведева в регионе, где утвердились принципы силовой политики Владимира Путина.
XS
SM
MD
LG