Linkuri accesibilitate

20 сентября 1990 года - провозглашение суверенитета Южной Осетии


Признание независимости Южной Осетии, как и Абхазии - территорий, которые ООН считает составной частью Грузии, рассматривается как вызов международному праву со стороны постсоветской России.


В последний период существования Советского Союза кремлевские лидеры прибегали к различным тактикам, отчаянно пытаясь спасти, сохранить империю. Один из излюбленных и наиболее часто применяемых сценариев опирался на древнюю, как мир, философию - divide et impera (разделяй и властвуй). В условиях, когда титульные нации союзных республик были практически единодушны в том, что касается отделения от Москвы, манипулирование русифицированными меньшинствами в этих республиках стало удобным и действенным методом шантажа: раз вы хотите выйти из состава СССР, придется отказаться от территориальной целостности.

Именно такая участь постигла и Молдову, где Москва инспирировала и поддержала создание двух республик: Гагаузии, самопровозгласившейся 19 августа 1990 года, и Приднестровья, заявившего о себе двумя неделями позже, 2 сентября того же года. Вскоре наступил черед и Грузии. Так, 20 сентября 1990 года в Цхинвале была провозглашена Южно-Осетинская Советская Демократическая Республика, то есть новая советская союзная республика. Посыл был более чем ясным: если грузины отказываются подписать новый союзный договор, намеченный на следующий, 1991 год, они, осетины, подпишут его, а значит, отделяются от грузинского государства, сославшись на право народов на самоопределение.

Насколько предсказуемым был в начале 90-х годов конфликт между Тбилиси и Цхинвалом, который в августе 2008 года выльется в опустошительную войну между Россией и Грузией и окончательно решит проблему в пользу Москвы? Южная Осетия была включена в царскую империю в начале 19-го века вместе с Грузией, исторической частью которой она являлась – момент, признанный многочисленными русскими путешественниками и учеными.

Осетины, православные христиане аланского происхождения, обосновались в Цхинвал начиная с 17-го века и, особенно, в 18-ом; их приютили грузинские феодалы на своих землях. Наиболее видные из осетин со временем входят в грузинское дворянство. При царях осетины, благодаря своему географическому положению и лояльности петербургскому двору, станут защитным щитом Грузинской военной дороги, которой постоянно угрожали рейды мятежных горцев, в частности, чеченцы. Лермонтов опишет осетин как летаргический и злой народ; они прославятся как знаменитые повара в Тифлисе 19-го века, о чем расскажет Чарльз Кинг в своей исключительной книге о Кавказе (The Ghost of Freedom. A history of Caucasus/ Призрак Свободы. Истории Кавказа), вышедшей в свет в 2008 году в Оксфорде.

Сразу же после Октябрьской революции 1917 года и основания современного грузинского государства осетины открыто предпочтут оставаться частью России и поддержат большевистский режим. Организуют несколько мятежей в период 1918-1921 годов, в период, когда Грузия была независимым государством под руководством меньшевиков, т.е. грузинских социал-демократов. Одновременно с насильственной аннексией Грузии к СССР южные осетины дождутся и расплаты за свою верность: они получат автономную республику, отдельную от своих соотечественников из Северной Осетии, от которых отличаются благодаря, по всем признакам, тесным и многовековым связям с грузинами. В советские годы для них будут работать школы на родном языке; в 1989 году осетины составят 2/3 населения, около 30 процентов придется на долю грузин, с которыми у них не будет никаких конфликтов.

Поскольку осетины – сравнительно русифицированное меньшинство, первая их однозначная реакция к Тбилиси связана с принятием языкового законодательства в 1989 году. В определенный момент у Грузии появился шанс вернуть доверие осетин, но жесткая и негибкая позиция президента Гамсахурдия в 1991-1992 гг. развеяла эту надежду. Несмотря на то, что осетины в какой-то момент согласились отказаться от декларации о национальном суверенитете 1990 года и вернуться к статусу автономной области в составе Грузии, официальный Тбилиси оставался непреклонным и требовал упразднения любой автономии. Россия же умело воспользовалась этой ситуацией, поддерживая деньгами и боеприпасами мафиозную местную элиту, подобную приднестровской.

26 августа 2008 года после войны с Грузией Москва признает независимость Южной Осетии. Примеру России последует Венесуэла, Никарагуа и Науру, карликовое островное государство в Тихом Океане, получившее взамен 50 миллионов долларов. Признание независимости Южной Осетии, как и Абхазии – территорий, которые ООН считает составной частью Грузии – рассматривается как вызов международному праву со стороны постсоветской России. Со временем это поведение России может возыметь эффект бумеранга, который ударит по ее собственным долгосрочным интересам.
XS
SM
MD
LG