Linkuri accesibilitate

"Валдайский клуб" собирает экспертов. Или агентов?


Владимир Путин общается с членами "Валдайского клуба". Сочи, 6 сентября 2010 года

Владимир Путин общается с членами "Валдайского клуба". Сочи, 6 сентября 2010 года

На протяжении шести лет западные и российские журналисты, политики, ученые ежегодно встречаются в неформальной обстановке где-нибудь в российской глубинке, чтобы, в том числе, пообщаться с первыми лицами кремлевской политики. Главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов ценит "Валдайский клуб" как серьезную дискуссионную площадку, где могут обменяться мнениями российские и западные эксперты. А политолог Андрей Пионтковский называет этот проект "блестящей операцией по политической вербовке" западных интеллектуалов.

Журнал "Россия в глобальной политике" – один из учредителей "Валдайского клуба". Федор Лукьянов в интервью Радио Свобода рассказал о том, чем занимались участники встречи в нынешнем году:

– Например, кроме встречи членов "Валдайского клуб" с Путиным или с другими официальными лицами, прошел трехдневный семинар, посвященный взаимосвязи русской истории и русского будущего. На мой взгляд – очень содержательный. Мнения высказывались самые разные, вплоть до резко негативных и критических, о нашей современной действительности. Мне кажется, дискуссии были именно содержательные, а не формальные.

– Многие участники встреч с Владимиром Путиным в рамках "Валдайского клуба" потом отзываются о клубе как об очень успешной пиар-акции Кремля. Это корректная постановка вопроса, на ваш взгляд?

– Я думаю, что прямо-таки пропагандистским мероприятием назвать это нельзя, потому что сами дискуссии, предшествующие встречам с Путиным и прочими официальными лицами, не носят пропагандистского характера. Там собираются люди совершенно разных взглядов, идет вполне серьезный разговор. Это не чистой воды пропаганда, это просто обмен мнениями.

Что касается встреч с руководством… Что, собственно, такого? Путин не говорит на этих встречах ничего, чего бы он не говорил публично, не говорил при других обстоятельствах. Просто для иностранных участников – а Путин встречается в основном с зарубежными членами клуба, российские представлены крайне умеренно – сам факт личного общения крайне важен. Тем более, что там довольно много журналистов из ведущих европейских и американских изданий. Почувствовать человека, его харизму – это для них иной раз важнее, чем задать какой-то вопрос. Если эта харизма на них воздействует (а Путин, безусловно, ею обладает), ну что ж, значит так они его воспринимают, так они готовы его воспринимать. Я не вижу в этом специальной пропаганды. Это уже зависит от каждого конкретного человека.

– Встреча с Владимиром Путиным – это все оплачивается Кремлем: водочка, пароход по Волге и т. д.?

– Я не знаю, оплачивается ли это Кремлем. Не уверен, что прямо Кремль расписывается в ведомости. Основным организатором мероприятия является агентство РИА "Новости". Думаю, что из его бюджета и оплачивается.

– Что вам как журналисту и политологу дает участие в работе "Валдайского клуба" в профессиональном отношении? Я говорю не только о встречах с президентом…

– Я участвую в этом с 2004 года и мне интересно. Всегда любопытно послушать российских коллег. Это довольно интересный срез внутрироссийской дискуссии, потому что она очень концентрированная там получается, забавно наблюдать, как она меняется. Что касается западных участников... Безусловно, уровень разный. Например, в этом году было несколько совершенно блестящих интеллектуалов. Был знаменитый профессор Ричард Пайпс. Был очень известный британский историк Доминик Ливен, был Адам Михник. С ними можно соглашаться или не соглашаться, но всегда интересно, что они скажут. Так что для меня именно эта часть является главной.

Теперь о встречах с руководителями. Я участвовал в прошлом и позапрошлом году во встречах с президентом Медведевым. Революции в моем сознании от этих встреч не произошло. Посмотреть было любопытно, но, на мой взгляд, все остальное гораздо более интересно, – таково мнение Федора Лукьянова.

Совсем по-другому оценивает "Валдайский клуб" не участвующий в его работе политический эксперт Андрей Пионтковский:

– В 2004 году я написал о "Валдайском клубе" статью "Коллективный Фейхтвангер". Прошедшие годы только подтвердили, что мне удалось дать удачное определение этой структуре. Я имею в виду книгу Фейхтвангера "Москва 1937" и его встречу со Сталиным, которые сыграли большую пропагандистскую роль в создании позитивного образа Советского Союза и его лидера на Западе – как раз в тот момент, когда совершались чудовищные преступления. Есть разница, конечно. Фейхтвангера оправдывает то обстоятельство, что это был человек искренний, идеологизированный. Левый антифашист, он видел в Советском Союзе преграду фашизму. Обманывать его было нетрудно, он сам был обманываться рад.

Людей, которые приезжают к Путину, трудно соблазнить какой-то идеологией, потому что никакой идеологии у Путина нет. Это такие циничные, много повидавшие прагматики. Я наблюдаю, что говорят и пишут эти люди, довольно известные западные эксперты и журналисты. Среди них есть люди не очень ангажированные. Но с каждым посещением этого "Валдайского клуба" их оценки путинского режима и ситуации в стране становятся все более и более комплиментарными, все более формируются, артикулируются именно в том ключе, который в данный момент нужен Кремлю.

– У политологов, у западных журналистов не так много возможностей лично пообщаться с российскими крупными политическими фигурами. Профессиональный политолог, по-вашему, не может не поддаться искусству манипуляции Владимира Путина?

– Это блестящая операция по политической вербовке. Им безумно льстит то, как их принимают, как с ними общаются высшие лица государства. Один из них в откровенной беседе говорил мне: "Понимаешь, когда президент великой страны держит тебя за локоток или наливает сам в твой бокал из бутылки красного вина, на следующее утро как-то рука с большим трудом поднимается написать что-то о нарушении прав человека".

– Вы не участник "Валдайского клуба". Ваш политологический анализ более точен оттого, что вы не общаетесь с Владимиром Путиным и смотрите на него издалека?

– Дистанция необходима, когда вы пишете о некоем объекте. В 2004 году, когда этот клуб начал действовать, я уже был во всех черных списках, перестал появляться на телевидении. Конечно, ни о каком моем приглашении в клуб не могло быть и речи. Но был период в моей литературной деятельности, когда я оказался чуть ли не единственным активным и горячим сторонником путинской внешней политики. Это произошло в 2001 году после 11 сентября, когда Путин вопреки мнению большинства российского политического класса, который не испытывал ничего, кроме злорадства, обратился к американцам со своими знаменитыми словами: "Мы с вами". И оказал полную и безоговорочную поддержку операции коалиции в Афганистане. Тогда один из помощников президента как-то мне сказал: "А ты не хотел бы познакомиться с начальником?" – они так его называют. Конечно, первая моя психологическая реакция была: да! Потому что безумно интересно посмотреть на человека, о котором пишешь. Но после мгновенного размышления я отказался. Такое сближение сильно искажает восприятие и создает громадные психологические трудности.

– Любая власть, так или иначе, работает для решения своих пропагандистских задач. В России в этом плане – долгая традиция: встречи с мастерами культуры, журналистами, политологами. Вы, например, публицист с выраженной политической позицией, не чуждый занятиям политикой. Использовать такую встречу, чтобы высказать в лицо тирану то, что наболело, поставить вопросы, на которые общество не получает ответы, как сделал Юрий Шевчук, – для этого "Валдайский клуб" не годится?

– Людей, способных на подобные вещи, туда не приглашают. С Шевчуком у них вышла маленькая накладка – наверное, организаторы уже наказаны. Вы же помните, как уважаемый писатель (не хочу называть фамилию), задал вопрос о Ходорковском на встрече с Путиным. Путин смотрел своими ясными глазами и совершенно спокойно солгал, что нельзя помиловать осужденного, если он не раскаялся в своих преступлениях. И повторил обычную свою легенду о том, что Ходорковский виновен в каких-то убийствах, что на его руках кровь и т. д. И уважаемый писатель спокойно все это выслушал. Он не имел возможности и мужества – или не знаю, чего еще – продолжать этот диалог.

Нет, формат, подобный "Валдайскому клубу", предназначен совершенно для других целей – по существу, для вербовки западных экспертов, что происходит довольно успешно. И весь "российский дискурс" в экспертной журналистской среде, например, в Вашингтоне с каждым годом становится все более благожелательным по отношению к Путину.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» вы можете найти на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым»
XS
SM
MD
LG