Linkuri accesibilitate

Сталин мертв, репрессии продолжаются


Акция на Лубянке, посвященная памяти жертв политических репрессий.

Акция на Лубянке, посвященная памяти жертв политических репрессий.

Двадцать лет назад, 13 августа президент СССР Михаил Горбачев подписал указ "О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов". Через год был принят закон Российской Федерации о реабилитации репрессированных.


Примерно в то же время была создана специальная комиссия при президенте, которую с 1992 года возглавлял академик Александр Яковлев. После смерти академика комиссию по реабилитации возглавил Михаил Митюков. По мнению многих правозащитников, характер работы комиссии стал менее публичным и утратил прежнее общественное звучание.

Процесс реабилитации репрессированных в СССР начался после смерти Сталина в 1953 году. Тогда были отменены решения, согласно которым высылались целые народы, были признаны незаконными постановления внесудебных органов НКВД, вынесенные по политическим делам. Однако уже в начале 60-х годов число реабилитированных начало постепенно сокращаться. Рассказывает председатель региональной общественной организации жертв политических репрессий "Московский мемориал" Валерия Дунаева:

– Никто даже представить не мог масштабы такого уничтожения своего народа, которое прошло за все время. Это был нужно для истории и для тех, кто остался в живых. А сегодня закон урезали, вырезали из него преамбулы. По всем юридическим параметрам нанесенный моральный ущерб должен быть компенсирован. Но компенсация не входила и не входит до сегодняшнего дня в планы правителей.

По словам Валерии Дунаевой, сегодня только в Москве проживает 27 тысяч жертв политических репрессий. В основном это дети тех, кто находился в заключении. Им присылали справки о реабилитации родителей, в которых не было ни слова извинений за ту боль и горе, которые принесла тоталитарная система.

По мнению оппозиционных политиков и правозащитников, политические заключенные есть и в современной России. Среди них ученые, осужденные за "шпионаж": Данилов, Решетин и Сутягин, которого недавно обменяли на российских агентов, разоблаченных в США. А также бывшие совладельцы ЮКОСа Ходорковский и Лебедев. Они находятся в заключении по обвинению в хищении нефти.

По оценкам Генеральной прокуратуры РФ, "жертвами политических репрессий стали около 32 миллионов человек, в том числе 13 миллионов – в период Гражданской войны". Радио Свобода пыталось связаться с комиссией по реабилитации при президенте России, чтобы выяснить точное число реабилитированных за последние 20 лет, однако по тем телефонам, которые указаны в справочниках, никто не ответил. В списках общественной правозащитной организации "Мемориал" насчитывается около 3 млн. жертв политических репрессий.

Независимый политик Владимир Рыжков считает, что указ президента СССР Михаила Горбачева "О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов" стал одним из важнейших достижений эпохи гласности и перестройки:

– Михаил Горбачев поставил точку в политическом плане и завершил процесс, начатый Никитой Хрущевым на ХХ съезде КПСС. Безусловно, демократизация нашего общества, отход от сталинизма и тоталитаризма был бы невозможен без признания преступного характера сталинского режима и без реабилитации жертв политических репрессий.

Что касается нынешнего законодательства в этом направлении и положения жертв политических репрессий, то оно представляется незавидным. Государство недостаточно четко, на мой взгляд, акцентирует проблему тоталитарного режима, сталинских репрессий, хотя в последний год-полтора есть прогресс. Мы признали катынское преступление. В то же время остается масса нерешенных проблем. Например, по-прежнему в Москве нет общенационального мемориала жертвам политических репрессий. Это нонсенс. Ведь такие мемориалы и музеи есть и в Астане, и в Киеве, и в Риге, и в Варшаве. Практически на всем постсоветском и постсоциалистическом пространстве. А вот в столице государства, откуда исходили преступные приказы, нет полноценного Музея памяти жертв репрессий, мемориала.

По словам Владимира Рыжкова, еще не завершена работа по реабилитации миллионов жертв политических репрессий в СССР. Однако подобные репрессии существуют и в современной России, считает Лев Пономарев, лидер движения "За права человека":

– Категорий политических преследований и политических заключенных в России несколько. Один из списков, который мы составляем, - это ученые. Начинали с Сутягина и Данилова, а потом появился Решетин и т. д. и т. п. Сейчас в этом списке у нас около 10 человек. Довольно легко объяснить механизм их преследования. Ученые работают, как правило, в направлении двойных технологий, а чекисты, которые следят за их работой, озабочены тем, как бы им сделать очередную звездочку на обвинении ученых в том, что они, мол, продают государственные секреты. Вторая категория - это политические активисты. Больше всего политических заключенных, наверное, среди "лимоновцев". Молодые ребята совершают в крайнем случае административное правонарушение, а получают реальные сроки. Конечно, это политические заключенные.

К третьей категории политических заключенных в современной России лидер движения "За права человека" Лев Пономарев относит представителей кавказских республик, которых преследуют по обвинению в причастности к экстремистским исламским организациям. К политически преследуемым Пономарев также отнес бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, осужденных за экономические преступления.
XS
SM
MD
LG