Linkuri accesibilitate

Война, которая не смогла потрясти мир – или даже Грузию


Беженцы покидают свои дома во время августовской войны

Беженцы покидают свои дома во время августовской войны

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ---В чем заключаются результаты российско-грузинской войны в августе 2008 года? Сначала казалось, что война все перевернет в регионе и создаст новую реальность в глобальном масштабе. Ничего подобного не случилось.


Цель России – коренным образом изменить ее статус в постсоветском пространстве: переломить тенденцию “вытеснения” России со стороны Запада и вернуть ей роль доминирующей силы в регионе. Грузия и Украина традиционно являются основным препятствием. Внутри Украины у России, в силу культурно-исторических причин, есть сильные союзники, которые могут вполне легитимно прийти к власти, что в конце концов и произошло. С Грузией сложнее: ее даже экономической блокадой взять не удалось. Требовалось хирургическое вмешательство.

Его не получилось. Контроль над несколькими ущельями в Абхазии и Южной Осетии оказался главным выражением военной победы России. Конечно, для столь маленькой страны, как Грузия, и эта потеря болезненна. Но принимая во внимание несопоставимость военной мощи двух стран, можно сказать, что Грузия легко отделалась.

Главное, повесить Саакашвили за яйца (согласно западным источникам, Путин высказывал именно это желание) не удалось ни в прямом, ни в переносном смысле. Война не привела к хаосу или серьезному политическому или экономическому кризису в Грузии. Несмотря на все проблемы, государственные институты выдержали испытание на прочность. Наступление оппозиции весной и летом 2009 г. привела к укреплению популярности президента и дискредитации его оппонентов. Сейчас никто уже не предсказывает потрясений внутри Грузии.

Ставка России на “мягкую силу” тоже пока не приносит успеха. Она пошла на открытую поддержку внешне солидных (бывший премьер, бывшая спикер парламента и И. О. президента), но ныне непопулярных и второстепенных политических лидеров в Грузии, видимо надеясь, что дружба с Путиным усилит их позиции. Результат? Ногаидели и Бурджанадзе стали чаще появляться на телевидении, но любви грузинского народа не снискали. Да, большинство грузин желает улучшения отношений с Россией, но не за счет предательства.

“Демонстрационный эффект” войны – пусть видят, что присходит с теми, кто открыто ссорится с Москвой – тоже не сработал. Приход к власти Януковича в Украине – самый серьезный успех России на постсоветском пространстве, но он никак не связан с последствиями войны. Зато в Белоруссии взбунтовался Лукашенко, пришло прозападное правительство в Молдавии. Так что общего перелома не произошло.

С войной связывали и активизацию Турции, которая предложила Москве странную “Платформу стабильности и сотрудничества на Кавказе”, предположительно пообещав содействие в ослаблении позиций Запада. Но первый шаг – турецко-армянское примирение – провалился, и все остались при своих.

В информационной войне Россия достигла определенных успехов. Россию, правда, критиковали больше, чем Грузию, но война в определенной степени привела и к дискредитации грузинского руководства в глазах Запада. Это касается и доклада Тальявини, заказанного Евросоюзом: ничего, что он отвергает практически все аргументы России; главное, он не оправдывает и атаку на Цхинвали в ночь на 8-ое августа. Это способствует укреплению стереотипа, что войну начала Грузия, и что, соответственно, грузинский президент способен на безрассудные шаги. Для России это серьезная победа, поскольку Россия может позволить себе игнорировать критику со стороны Запада, а Грузия – нет.

Потери серьезны: после войны западные лидеры доверяют Саакашвили меньше, чем до нее. Но это не означает, что война создала серьезные преграды в отношениях между Западом и Грузией, и существенно ослабила позиции Запада в регионе. Да, членство Грузии в НАТО отложено в долгий ящик – но это результат не войны, а решения саммита НАТО в апреле 2008 года. По мнению Рональда Асмуса, высказанного в его книге “Маленькая война, которая потрясла мир”, это решение могло стать одной из причин войны. Но у Грузии все равно нет другой альтернативы, чем стремиться к интеграции с Западом, а для западных стран Грузия остается самым надежным партнером в регионе. Замедление сотрудничества с НАТО в какой-то степени компенсируется ускорением в отношениях с Европейским Союзом.

И, наконец, главный результат войны – больше ясности в вопросе Абхазии и Южной Осетии. На этом этапе, грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов практически нет: есть один грузино-российский, и его решения долго не предвидится. Грузия не откажется от претензий на свои территории, Россия не изменит своего решения. Это, конечно, плохо. Но ясно: Грузия будет защищать свои позиции, но с текущей повестки дня проблема решения конфликтов фактически снята.
XS
SM
MD
LG