Linkuri accesibilitate

Нобелевский лауреат Эли Визель – о Михаиле Ходорковском


Эли Визель

Эли Визель

Лауреат Нобелевской премии мира писатель Эли Визель в интервью Радио Свобода обратился к российскому правительству и американским бизнесменам. Оба адресата, по мнению Эли Визеля, способны приблизить освобождение бывшего владельца компании ЮКОС Михаила Ходорковского.

Эли Визель – писатель, бывший заключенный Освенцима и Бухенвальда, лауреат Нобелевской премии мира 1986 года "за приверженность тематике, посвященной страданиям еврейского народа и жертвам нацизма". В 1980-е годы был председателем Американского мемориального совета по Холокосту. Несколько десятилетий преподает в ведущих американских университетах, сейчас – профессор гуманитарных наук Бостонского университета.

В конце июня, в день визита президента России Дмитрия Медведева в Белый дом, Эли Визель вместе с супругой устроил в Нью-Йорке званый обед, на который пригласил порядка тридцати американских общественных и политических деятелей, юристов и правозащитников. Вместе они пытались найти способ повлиять на судьбу Михаила Ходорковского, которого единодушно признали политзаключенным. Итогом этого мероприятия стало начало общественной кампании за освобождение Михаила Ходорковского.

Своими планами Эли Визель поделился с Радио Свобода.

– Давно ли вы следите за судьбой Михаила Ходорковского и Платона Лебедева?

– Два-три года. В Америке меня посетили мать Михаила Ходорковского (Марина Филипповна Ходорковская. – РС) и его сын (Павел Ходорковский, старший сын Михаила Ходорковского; в 2003 году приехал в США учиться, но вынужден был остаться в Америке, поскольку опасается давления со стороны российских властей. – РС). Мы с женой были очень тронуты их словами. И разве можно испытать нечто другое, когда мать и сын умоляют о справедливости? После этой встречи мы и оказались вовлечены в судьбу Михаила Ходорковского. Званый обед был задуман для того, чтобы пробудить сочувствие и в других людях. Кажется, нам это удалось.

Я уверен, что сегодня каждый, кто имеет отношение к правозащитной деятельности, не должен забывать о тех, кто находится в тюрьме. Тем более так долго, как Михаил Ходорковский. Слишком долго. И я прошу российское правительство освободить его. Хватит.

Как и когда вы поняли, что Михаил Ходорковский политический заключенный?

– Разумеется, я понял это не только под впечатлением встречи с его матерью и сыном. Я изучал документы. Всякому, кто хоть сколько-нибудь представляет себе российскую действительность, ясно: арест Михаила Ходорковского, признание его виновным не к закону имеет отношение, а к политике. Факт заключается в том, что Михаил Ходорковский, пожалуй, единственный российский олигарх, который посмел противостоять Путину. Вот и все. Но я хочу верить, что Россия теперь изменилась...

– На званом обеде, который вы организовали во время визита в США президента России Дмитрия Медведева, вы заявили о начале кампании за освобождение Михаила Ходорковского. Этот обед – первое мероприятие в рамках кампании? Что еще планируется?


– Были и раньше мероприятия. Пару лет назад я был на обеде, где присутствовали в основном юристы – американские и российские. Мы говорили о Ходорковском. Многие люди были обеспокоены его судьбой с самого дня ареста и с тех пор публично и последовательно свое беспокойство выражают.

Под кампанией обычно подразумевают некий штаб, где каждый день работают люди ради одной цели. Всего этого у нас нет, поэтому нет и кампании в привычном смысле этого слова. Хотя, возможно, именно такую кампанию мы должны проводить... Пока же мы просто призываем людей делать все, что они могут, использовать все свои ресурсы, чтоб помочь человеку выйти на свободу.

– Вы посетите процесс в Хамовническом суде, когда будете в Москве?

– Конечно! Если бы я сегодня оказался в Москве, первым делом пошел бы в суд. Пока я связан обязательствами здесь, в том числе в Бостонском университете, где преподаю. Но если окажусь в Европе, по крайней мере на несколько часов попытаюсь вырваться в Москву и пойти в суд.

– Ричард Аллен, бывший советник по внешней политике президентов США Ричарда Никсона и Рональда Рейгана (он также один из истцов по корпоративному иску владельцев ADR – американских депозитарных расписок компании ЮКОС), призвал вас пригласить на званый обед президента Барака Обаму и заручиться его поддержкой в борьбе за освобождение Михаила Ходорковского. Удалось?

– С президентом я нахожусь в близких отношениях и, боюсь, поэтому не могу ответить на этот вопрос. Это между нами – мной и президентом.

– Политологи и журналисты отметили, что президенты Барак Обама и Дмитрий Медведев в ходе визита последнего не говорили о правах человека. Как вы думаете, не тревожить эти темы – это правильный подход к перезагрузке отношений между Россией и США?

– Они говорили о правах человека раньше и, уверен, поговорят в будущем. Всякий раз, когда президент Обама выступает, он говорит и о правах человека.

– Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в тюрьме. Сергей Магнитский умер в колонии. Каждый день мы слышим о нарушениях прав человека на Северном Кавказе. И всего этого как будто недостаточно, чтобы американские и европейские инвесторы, бизнесмены, политики, например, начали бить тревогу. Почему?


– Несколько недель назад в Нью-Йорке было важное мероприятие – Нью-йоркский форум, где собрались многие крупные бизнесмены. Я бы хотел обратиться к их сообществу с просьбой использовать свое влияние и влияние своих зарубежных коллег, чтобы приблизить освобождение Михаила Ходорковского и помочь всем жертвам нарушений прав человека в России.
XS
SM
MD
LG