Linkuri accesibilitate

Ефим Фиштейн: общественность Грузии расколота


Ефим Фиштейн

Ефим Фиштейн

ПРАГА---В рубрике "Гость недели" - директор Русской службы Радио Свобода Ефим Фиштейн. Недавно он посетил Грузию в рамках поэтического фестиваля. Фиштейн поделился впечатлениями от поездки с обозревателем "Эхо Кавказа" Олегом Кусовым.


Олег Кусов:
Когда вы до этого последний раз бывали в Грузии?

Ефим Фиштейн: Я был в 70-е годы, при глубоком коммунизме, поэтому хочу подчеркнуть, что мои впечатления от Грузии, приобретенные в течение четырех дней, должны восприниматься как впечатления человека, знакомого с поверхностью грузинской действительности. Глубину я, разумеется, за четыре дня познать не мог.

Олег Кусов: И каковы ваши первые впечатления?

Ефим Фиштейн: Довольно драматические, в том смысле, что столкновения, встреча с реальной Грузией не вполне соответствует тем представлениям, которые человек мог получить, читая только, скажем, газеты или сообщения агентств о Грузии. Ситуация в Грузии показалась мне значительно противоречивой. Практически описывая эту ситуацию, любое последующее предложение можно начинать со словосочетания «но с другой стороны». Это относится буквально ко всему. Всегда поражал меня тот факт, что Грузии удается выжить, несмотря на экономическую блокаду, несмотря фактически на санкции, наложенные на Грузию со стороны России. Санкции, касающиеся как инфраструктуры, так и вывоза товаров и продуктов на территорию России. Мне казалось, что в этих условиях практически выжить невозможно. Это маленькое экономическое чудо. Конечно, реальная ситуация в Грузии меня немножко отрезвила, потому что стало ясно, что страна по-настоящему в тяжелой экономической ситуации. Улучшения, которые заметны невооруженным глазом, касаются главным образом столицы или аджарского побережья Грузии, то есть курортных мест. Восстановление жилых районов
Достаточно отойти на 50 шагов в сторону, попасть в менее значимые улочки Тбилиси, чтобы стало понятно, что там еще работы непочатый край
заметно невооруженным глазом в самом центре Тбилиси. Но с другой стороны, достаточно отойти на 50 шагов в сторону, попасть в менее значимые улочки Тбилиси, чтобы стало понятно, что там еще работы непочатый край. Вывороченные мостовые, полные ям и колдобин, наспех прикрытых железом, старые обшарпанные дома. А что касается внутренности этих домов, дворов, квартир, тут уж вообще это не поддается описанию. Это, конечно, квартирный фонд, отставший на десятилетия, даже от того, что можно увидеть в Москве или в России. И на столетие, я бы сказал, от того, как выглядит квартирный фонд Центральной и Западной Европы. В глаза бросается огромное количество брошенных построек, какого-то недостроя. Или старых фабрик, брошенных, остановленных заводов. Скажем, Кутаиси – город, который славился когда-то каким-то машиностроением, не стану его уровень уточнять сейчас, выглядит довольно плачевно. От заводов и фабрик остались только остовы, выбитые окна, куда-то вывезенное оборудование. Зато весь центр города выглядит каким-то большим рынком. Чуть ли не блошиным рынком, чуть ли не толкучкой, где продают какие-то овощи со своих участков и старые предметы быта. Просто распродают все, что возможно. Естественно, это может показаться туристу забавным – такой ориентальный восточный базар. Но с другой стороны, ведь это центр большого города, чуть ли не второго по значению в стране. Так что весьма и весьма противоречивые условия.

Олег Кусов: А как сегодня простые грузины относятся к россиянам?

Ефим Фиштейн: Даже после войны с Россией, в результате которой Грузия потеряла треть своей территории, в Грузии незаметно совершенно никакой русофобии или недружественного отношения к русским. Наоборот, грузины в разной степени владеют русским языком, но каждый старается заговорить с чужестранцем на русском языке. Проводятся какие-то фестивали, праздники русской культуры, что поразительно, повторяю, для такой страны. Мы немного найдем таких примеров: ни в Центральной Азии, ни в Прибалтике, ни даже в славянских странах Восточной Европы. В Грузии это нормально. Причем то же самое отношение ощущается и по отношению к другим национальным меньшинствам. Например, мне приходилось встречаться с целым рядом осетин, проживающих в Тбилиси и даже происходящих из Южной Осетии, которые вполне комфортно себя чувствуют именно в Грузии. Они, по их же словам судя, никогда не ощущают на себе никакого недружелюбия. Это достаточно интересно и поразительно, учитывая всплеск национализма в других районах бывшего Советского Союза, да и самой России. И учитывая обстоятельства последних лет существования Грузии.

Олег Кусов: В каком состоянии сегодня находится грузинское общество, на ваш взгляд?

Ефим Фиштейн: Общественность Грузии расколота. И сами грузины говорят, что такая ситуация сохраняется в течение последних двух
Достаточно было бы властям дать оппозиции функционировать как оппозиции, а оппозиции понять, что власти Грузии не стремятся к установлению автократического режима
десятилетий. Она была расколота при "звиадистах", при Гамсахурдиа, она была расколота при Шеварднадзе, сейчас расколота на "мишистов" и прочих, но тем не менее, этот раскол – нечто, что пока не преодолено. И как мне кажется, нынешние власти Грузии прилагают мало усилий для того, чтобы этот раскол преодолеть. Чтоб предложить такие формы демократического существования, которые приемлемы для всех слоев населения, для разных политических кругов. А в Грузии в принципе такая программа мыслима. Это ведь реально демократическая программа. Достаточно было бы властям дать оппозиции функционировать как оппозиции, а оппозиции понять, что власти Грузии не стремятся к установлению автократического режима, и можно было бы, несомненно, найти общий язык. С другой стороны, в Грузии нет ни одной политической силы, которая тянулась бы к образцу, примеру российской политической модели. Все политические силы Грузии ориентированы на Запад. Может, чуть в разной степени, но это не существенно. Ни одна из них не является москвоцентричной, что утешительно. Опять же, с другой стороны, когда я говорил об удивительно низкой для этого региона коррупции, а это отмечено всеми международными организациями, которые занимаются отслеживанием именно этого показателя, мне грузины отвечали, что меньше, чем в прошлом, коррумпирована полиция на местах, но с другой стороны, формы коррупции на высших уровнях, на уровне, где принимаются политические и экономические решения, коррупция не преодолена. Проверить, разумеется, у меня нет возможности. Но поскольку такое впечатление сложилось у самих грузин, я слышал это не из одного источника, приходится предположить, что и это может иметь место. С другой стороны, опять же, наблюдая за каналами грузинских телевизионных станций, нельзя было не заметить, что они работают достаточно критично по отношению к нынешним властям, называя эти власти скорее режимом, чем властями. Они способны и могут показывать различные манипуляции, совершенные властями в ходе последних выборов. И естественно было поделиться своей радостью с грузинами, потому что подобного я не мог отметить, скажем, в соседних республиках, Азербайджане и Армении, где такое просто в принципе невозможно – чтобы независимые телевизионные каналы критиковали правительство за серьезное преступление, уголовное преступление фактически. Потому что манипуляция и подлог на выборах являются таким преступлением. Когда я спрашивал грузин, какие газеты популярны, в Тбилиси в частности, оказалось, что все эти газеты оппозиционные, что они настроены критически по отношению к режиму. Уже само это свидетельствует о том, что уровень внутренней свободы, свободы прессы достаточно высок. Что опять-таки отличает Грузию от соседних республик, где независимые журналисты скорее в тюрьме, чем в газетах. Вот такой набор крайне противоречивых впечатлений от современной Грузии.
XS
SM
MD
LG