Linkuri accesibilitate

Власть готовится к выборам


Заседание Госдумы РФ 9 июля 2010 года

Заседание Госдумы РФ 9 июля 2010 года

Государственная Дума обсудила два закона, которые российская оппозиция называет прямо ущемляющими права и свободы граждан. Во втором чтении приняты поправки в закон об ФСБ и в Административный кодекс, расширяющие полномочия спецслужб. А в первом чтении одобрен законопроект, вводящий более строгие правила организации публичных акций.

Инициаторы законов говорили, что никаких прав и свобод эти законы особенно не ущемляют, наоборот, борются с экстремизмом, с неупорядоченностью самых разных массовых мероприятий. Но для наблюдателей, и не только для оппозиционных, очевидно, что дьявол скрыт в деталях.

Председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев, защищал поправки в закон о ФСБ и Административный кодекс, говоря, что во втором чтении документ стал мягче:

– Мы сегодня, если сравнить с первым чтением, изъяли из законопроекта определение, которое многих шокировало, – "специальную профилактику". Исключили положение об опубликовании текстов представлений и официальных предупреждений в СМИ, что было тоже для многих непреодолимым препятствием и вызвало целый ряд поправок, которые мы потом обсудим. Определен порядок обжалования представлений официальных предостережений, что тоже очень важно, в правовом государстве иначе нельзя. Исключены положения об ответственности за невыполнение требований официального предостережения.

Депутат Государственной Думы от "Единой России", политолог Сергей Марков, представляя в первом чтении свой закон (это поправки в закон о порядке проведения митингов и демонстраций), сказал об упорядочении этих самых митингов и демонстраций. Совершенно очевидно, что этот закон, который, например, предписывает обязательно указывать, что при организации какой-то массовой акции есть транспортные средства, серьезно увеличивая срок подачи уведомления, делает невозможным проведение точно объявленного мероприятия с местом и временем в точном же месте и в точное время. А мы вспомним, 31-е число – это "Стратегию–31". Она как раз подпадает под этот закон.

Оппозиция в Думе чувствует, что ее права ущемляют. Например, Геннадий Гудков из "Справедливой России" говорит, что закон об ФСБ явно дает спецслужбам много воли:
Формулировки, которые дают возможность при большом желании квалифицировать любые деяния как экстремистские

– Чрезмерно расширенное толкование и официального предписания, и официального предостережения. Формулировки, которые дают возможность при большом желании квалифицировать любые деяния как экстремистские. Сейчас идет еще один закон о гостайне, который сужает сферу открытых сведений. Особенно там непонятно, что такое антитеррористическая деятельность. Ведь антитеррористическая деятельность начинается от президента и кончается рядовым гражданином. Если она вся у нас будет засекречиваться, то совершенно очевидно все направлено на то, чтобы СМИ, правозащитники, или какие-то оппозиционные силы не могли об этом говорить, как-то критиковать.

Тренд понятен. Власть ощущает, видимо, нарастание протестных настроений и пытается на законодательном уровне принять некие меры. Но я считаю, что это абсолютно бессмысленно. Как только эти законы начнут применять, число противников власти будет множиться в геометрической прогрессии, даже не в арифметической. Невозможно административными мерами решить вопросы, которые не решаются для граждан. Если граждане сегодня не сводят концы с концами ввиду роста цен, диктата монополистов, массового чиновничьего воровства и беспредела, правоохранительных ошибок, отсутствия правосудия, то как можно решить все административным путем? Что, можно загнать этот протест вглубь? Его уже никуда не загонишь. Поэтому мне кажется, что несмотря на отдельные попытки, скажем так, подогнать правовые нормы под будущие и возможные протестные акции, они обречены на провал. Они не будут работать.

Некоторые коммунисты тоже говорят, что, конечно же, никуда протестные акции не денутся, никто их толком не сможем ограничить – ни предупреждениями ФСБ, ни специальными уведомительными процедурами, которые усложняются для организаторов акций. Конечно же, все рассуждают о том, для чего все это делается. В частности, лидер фракции ЛДПР в Госдуме и сын Владимира Жириновского Игорь Лебедев считает, что уже началась предвыборная кампания. И в ее подготовке, собственно, и задействованы эти законодательные акты. Сейчас власть пытается не только прямым давлением, но и законом ограничить возможности оппозиции:

– Я думаю, что это скрытое начало предвыборной кампании 2011-2012 годов. Лучше все сделать заранее, подготовить законодательную базу с тем, чтобы в период проведения избирательной кампании все было таким образом "законно", что никто не сможет ни предъявить иска в суд, ни обратиться за какой-то помощью и т. д. Все законы будут сейчас приняты, вступят в действие, будут опробованы на каких-то мероприятиях. Кому-то не разрешат провести митинг, кому-то вынесут предостережение. Таким образом, к 2011-2012 годам мы войдем тихо, плавно и спокойно для тех, кто делает это сейчас.

Надо сказать, что внедумская оппозиция тоже протестовала. В частности, несколько активистов партии "Яблоко" еще до заседания Госдумы приковали себя наручниками к ограждениям около центрального входа в Госдуму. Но милиционеры, которые бдительно следили за состоянием этих самых металлических барьеров, были вполне подготовлены. У них были железные щипцы, которыми они очень быстро сначала разрезали наручники, а потом очень быстро удалили участников пикета "Яблока". Впрочем, как уже сказала и думская, и внедумская оппозиция, – протесты будут продолжены.
XS
SM
MD
LG