Linkuri accesibilitate

Аналитик Игорь Николаев – о проблемах Таможенного союза


Таможенный союз с 1 июля не заработал

Таможенный союз с 1 июля не заработал

Единый Таможенный кодекс России, Казахстана и Белоруссии должен был вступить в силу 1 июля. Москва и Астана этот документ ратифицировали. Минск, по официальным сообщениям, этот процесс пока не завершил. Но у Таможенного союза, помимо технических трудностей, имеются более существенные проблемы.


О них в интервью Радио Свобода рассказал директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев.

– Создается ли ощущение, что помимо деклараций идея единого таможенного пространства трех стран ничего в себе не содержит?

– Фундаментальная проблема в том, что это решение было больше политическим, а не экономическим. А когда политики больше, то на экономике это, по-моему, всегда отражается не очень хорошо. Так и с Таможенным союзом. Приняли решение о его создании, подписали документы. Но потом, создается такое впечатление, начались непреодолимые разногласия. Прежде всего между Белоруссией и Россией. Мы об этом знаем из-за пошлин на нефть, а теперь еще и из-за молочных продуктов. Кризисный год обозначил центробежные тенденции на постсоветском пространстве. Создание Таможенного союза было призвано эту ситуацию переломить. Но при этом, как я уже сказал, реалии экономики не были учтены. И вот результат – подписанные соглашения до сих пор реально не воплощены.

– Есть ли все-таки надежда, что когда-нибудь идея создания Таможенного союза все-таки будет реализована? Россия – если судить по заявлениям ее руководителей – этого очень хочет.

– Надежда есть всегда. Но пока почти за полгода с момента подписания документов, как я считаю, мы вперед не продвинулись. Поэтому надежда остается, но нельзя сказать, что этой надежды стало больше.

– Если все-таки Белоруссию пока оставить в стороне, могут ли единое таможенное пространство создать Россия и Казахстан? Насколько это будет выгодно для двух стран?

– Россия и Казахстан, конечно, могут создать такое пространство. Но эффект от этой акции, на который рассчитывали – экономический и прежде всего, политический, – будет крайне незначительным. Поэтому России очень не хочется в таком усеченном на треть виде реализовывать идею Таможенного союза.

– А если посмотреть на эту проблему с учетом того, что Россия все-таки собирается вступать во Всемирную торговую организацию. Насколько Таможенный союз в том виде, в котором он есть или будет, может осложнить процесс присоединения России к ВТО?


– Пока идея Таможенного союза, можно однозначно сказать, только осложнила процесс вступления России в ВТО, и понятно почему. Если Таможенный союз – некая триединая договаривающаяся сторона в лице Казахстана, Белоруссии и России, то всем трем странам надо одновременно договариваться о вступлении в ВТО. Недаром мы снова слышим, что, возможно, Россия в ВТО будет вступать одна. Но как это сделать технологически, если все-таки будет создан Таможенный союз, лично я не очень представляю.

– Если выбирать с точки зрения экономических выгод: куда России лучше вступать – в Таможенный союз или в ВТО?


– Наверное, такой вопрос – "или - или" – тоже неправильно ставить. Просто идею Таможенного союза решили реализовывать несвоевременно. Как я уже сказал, это явилось неким препятствием на переговорах по вступлению России в ВТО. Но сейчас, учитывая, как сложно продвигается процесс создания Таможенного союза с Белоруссией, по-моему, приоритетом для России должно стать вступление в ВТО.

– В этом случае России надо принять политическое решение и, возможно, приостановить реализацию Таможенного союза?


– Я думаю, да. Без принятия такого решения у нас ситуация не изменится ни в ту, ни в другую сторону.

– То есть с ВТО мы без этого договориться не сможем?


– Сможем, но это займет слишком много времени.
XS
SM
MD
LG